Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

20.05.2019 | Марина Войтенко

Рост-2019: возможности и риски

Марина Войтенко17 мая Росстат опубликовал первую оценку ВВП РФ в январе-марте 2019-го. Приращение к тому же периоду прошлого года оказалось скромным – всего 0,5%, что хуже предварительных ожиданий МЭР (0,8%) и ЦБ РФ (1,0-1,5%). В Минэкономразвития отметили: замедление темпов было ожидаемым и связано, прежде всего, со слабостью внутреннего спроса на фоне повышения налоговой нагрузки (сказались низкая скорость увеличения корпоративных и ипотечных кредитов вкупе с трендом к быстрому торможению инфляции). Эксперты добавляют к этому спад инвестактивности (строительство прибавило лишь 2%) и ухудшение динамики чистого экспорта. Соглашаясь с доводами, в Минфине к тому же констатировали (замминистра Владимир Колычев) «необъяснимое пока падение на 7,4% в оптовой торговле». Итоги первого квартала могут быть уточнены. Тем не менее, официальный прогноз роста ВВП-2019 на 1,3% остается актуальным. При этом до конца года возможны «сюрпризы» в обе стороны. На повышение темпа могут сыграть запуск нацпроектов и регулятивных мер, стимулирующих инвестиции. На снижение – нарастающая неопределенность в глобальном хозяйстве в целом из-за нового витка торговой войны США и Китая, уже угрожающей лавинообразными распродажами на мировых финрынках и оттоком капитала из развивающихся экономик.

Подведение итогов апреля официальной статистикой ожидается в начале третьей майской декады. Тем не менее, основные макротренды первой четверти года едва ли претерпят радикальные изменения. Исследование потребительского доверия, проведенное The Conference Board и Nielsen, например, зафиксировало, что в первом квартале соответствующий индекс опустился до 62 пунктов (с октября-декабря потеря трех пунктов), достигнув исторического минимума. Число граждан, ожидающих «хороших» или «отличных» финансовых перспектив в ближайшие шесть месяцев сократилось на 5 п.п. до 25%; а считающих, что сейчас подходящее время тратить деньги на крупные покупки уменьшилось на 7 п.п. до 14%. Доля же россиян, предпочитающих сокращать расходы и экономить возросла до 69% (на 7 п.п.).

Апрельские замеры «Ромир» свидетельствуют, что качественных перемен не происходит. По сравнению с мартом повседневные расходы домохозяйств «похудели» на 7,7%. К апрелю-2018 они, впрочем, прибавили 6,4%. Но в этой цифре «зашито» тяготение активно брать кредиты, чтобы поддерживать уровень текущего потребления. По оценкам Frank RG, с начало года население взяло их на 1,9 трлн рублей (в том числе 1,05 трлн рублей – нецелевые необеспеченные ссуды и займы).

В принципе такой спад расходов домохозяйств может означать многолетние традиционные колебания, характерные для середины и завершения весны. В том же Nielsen Россия директор по аналитике и консалтингу Марина Волкова подчеркивает, что на 2 п.п. увеличилась доля респондентов, уверенных, что экономика «на пути к выходу из кризиса». Это может указывать на улучшение динамики индекса потребдоверия в будущем. Вопрос, однако, в том, в какой мере и когда именно могут материализоваться сгущающиеся внешние риски.

Достигнутые в декабре-2018 договоренности между США и КНР о торговом перемирии для достижения консенсуса в переговорном процессе после нескольких месяцев выражения надежд на скорое заключение «сделки», похоже, оказались на реверсивной траектории. Прошедший в начале мая в Вашингтоне одиннадцатый раунд консультаций закончился безрезультатно. Более того, 10 мая Штаты повысили с 10% до 25% пошлины на китайский импорт на сумму около $200 млрд. Чуть позже президент страны Дональд Трамп поручил начать процесс повышения ввозных тарифов на оставшиеся объемы поставок из Поднебесной – примерно $300 млрд. В ответ Пекин объявил о введении с 1 июня пошлин на американские товары на $60 млрд. Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан 15 мая, комментируя принятое решение, заявил: ответные действия «полностью направлены на сдерживание необоснованных поступков американской стороны» и являются «всего лишь контратакой при самообороне, призваны отстаивать не только свои законные права и интересы, но также мультилатерализм и систему свободной торговли».

При этом обе стороны демонстрируют намерения продолжить поиск путей к соглашению. Смягчил риторику Дональд Трамп, назвав в своем Твиттере (14 мая) сбой в консультациях с Пекином «небольшой ссорой». Президент США также заверил, что переговоры не потерпели крах и страны ведут «хороший диалог». Глава китайского МИД Ван И, как сообщает агентство Синьхуа, 18 мая также подтвердил, что Китай как и прежде «готов решать разногласия посредством переговоров, которые должны проходить на условиях равноправия». Однако уже сейчас понятно – в ближайшие недели вряд ли что изменится. Официальный представитель Министерства торговли КНР Гао Фэн на традиционном брифинге ведомства 17 мая однозначно дал понять: Пекин пока не видит предмета для проведения нового раунда.

Между тем, обеспокоенность по поводу нового витка таможенно-тарифной напряженности в мире нарастает. В мае, по результатам опроса Bank of America Merrill Lynch, 37% управляющих активами назвали торговую войну ключевым риском с непредсказуемыми последствиями для глобальной экономики. Столь серьезный уровень опасений инвесторов был зафиксирован в конце прошлого года перед достижением договоренности между США и КНР о начале переговорного процесса. И основания для нарастания пессимизма уже вполне осязаемы.

· Обозначился риск перетекания торговой войны в валютную. Поводом для таких подозрений стало заметное ослабление Народным банком Китая курса юаня. Если в начале 2019 года ренминби торговался по 6,7 к доллару США, то к концу минувшей недели уже по 6,9136.

· Опасения по поводу торговых войн вызвали резкие движения капитала по всему миру. Фонды избавляются от акций в поисках убежища в менее рискованных активах и менее зависимых от торговли регионах. Расчеты Jefferies и Института международных финансов (IIF) показали, что на развивающихся рынках наблюдался наибольший отток капитала за восемь месяцев, тогда как приток в фонды облигаций рос самыми быстрыми темпами за 17 лет. По данным Bloomberg, на 15 мая глобальные биржевые фонды акций (ETF) зафиксировали совокупный отток в размере $22,6 млрд за последние две недели.

· Растут опасения существенного снижения инвестактивности в pax economica из-за нарушений в цепочках добавленной стоимости. На минувшей неделе об этом напомнили Нарбанк Китая в докладе о реализации монетарной политики в первом квартале-2019 и глава Международного валютного фонла Кристин Лагард на пресс-конференции в Нур-Султане (Казахстан, 16 мая), где проходил XII Астанинский экономический форум. Директор распорядитель Фонда особо подчеркнула: «Торговая война подрывает доверие между странами и может привести к тому, что экономические субъекты, в том числе в частном секторе, изменят организацию своего бизнеса, цепочки поставок». В МВФ не теряют надежду на урегулирование таможенно-тарифной напряженности в глобальном хозяйстве. Но ситуация серьезная: в торговой войне находятся экономики, создающие треть мирового ВВП.

· Экономика Поднебесной демонстрирует признаки торможения. По предварительным данным официальной статистики КНР, в апреле-2019 розничные продажи выросли по на 7,2% год к году после роста на 8,7% в марте (прогнозные ожидания были на уровне 8,6%). Годовой рост промвыпуска прибавил лишь 5,4% (прогноз 6,5%) против 8,5% в первом месяце весны. Это самые слабые показатели за последние 15 лет.

· Подобные процессы обозначились и в Соединенных Штатах. Промышленное производство к марту-2019 потеряло в середине весны 0,5% против прогноза в 0,0%. Сравнение показателей в годовом выражении впечатляет еще больше: в марте – 2,32% г/г, в апреле – 0,89% г/г. Розничные продажи по сравнению предыдущим месяце снизились на 0,2%, тогда как аналитики ожидали роста показателя на 0,2%. Торможение ощутимо и в годовом сопоставлении: март – 3,8% г/г, апрель – 3,1% г/г. И это – веское доказательство негативного влияния торговых войн на экономическую динамику (доля расходов домохозяйств на конечное потребление в ВВП страны высока). По оценке американских экспертов (экономистов ФРБ Нью-Йорка, Принстонского и Колумбийского университетов и др.), из-за ранее введенных повышений таможенных тарифов на импорт потребители теряли $1,4 млрд в месяц, с 10 мая 2019-го – $6,6 млрд, если под тарифы подпадут все китайские товары, сумма возрастет до $8,8 млрд.

Аналитики отмечают неустойчивость перспектив дальнейшего роста в обеих экономиках. Вместе с тем, беспокойство вызывает и усиливающееся давление Белого дома на Федеральную резервную систему. В одном из своих последних твитов Дональд Трамп прямо указал на желаемые действия Федрезерва: «Китай будет закачивать деньги в свою экономику и, вероятно, как всегда, снижать процентные ставки, чтобы компенсировать бизнесу будущие потери. Если ФРС поступит так же, игра будет окончена, и мы выиграем!».

В самой ФРС отмечают нарастание неопределенности в мировой экономике и ограниченность возможностей центробанков в ее монетарном стимулировании. Так, в интервью The Wall Street Journal 13 мая глава Федерального резервного банка Бостона Эрик Розенгрен (имеет право голоса в принимающем решение по ставке Комитете ФРС по операциям на открытом рынке) отметил возрастание негативных рисков в глобальной экономике в связи с эскалацией торговой напряженности, и подчеркнул, что в такие периоды наилучшим решением для центрального банка будет сохранение своих краткосрочных процентных ставок без изменений. В свою очередь глава ФРБ Нью-Йорка Джон Уильямс в ходе панельной дискуссии финансистов в Цюрихе в середине мая однозначно указал на необходимость пересмотра центральными банкирами стратегий денежно-кредитных политик, чтобы подготовиться к новой среде, которая будет характеризоваться низкими темпами экономического роста и низкими процентными ставками.

Как видим, градус опасений поднялся уже выше комфортного для инвестиционного планирования уровня. Хотя и не исключено, что возможная встреча Си Цзиньпина и Дональда Трампа на полях саммита G 20 в Японии (в конце июня) приведет к перезапуску переговоров и консультаций. Но исключать реверсы в этом процессе тоже не стоит, поскольку напряженность в информационно-коммуникационной сфере только начинает входить в острую фазу, выборы Президента США будут проходить только в 2020 году. Для участников же глобальной экономики сохраняющаяся неопределенность – серьезный мотив «покрепче пристегнуть ремни безопасности»

По оценке главы МЭР Максима Орешкина, полноценная торговая война США и Китая, разрушая цепочки, может замедлить мировой эконмический рост с ожидающихся 3,0-3,5% на 1-2 п.п. Необратимых последствий, по-видимому, не произойдет до саммита Группы двадцати в Японии (Осака, 28-29 июня). Рестарт торговых переговоров все еще возможен. Но и негативный сценарий сбрасывать со счетов было бы тоже непродуктивно и легкомысленно. В этом случае вероятны сокращение спроса и цены на жидкие углеводороды и усиление давления на рубль.

Большинство финаналитиков полагают, что до конца июня его курс будет находиться в интервале 64-66 руб/$. Дальше – все зависит от новых геополитических и геоэкономических раскладов. Фактором поддержки рубля будут оставаться торговый и платежный балансы. Профицит внешней торговли РФ в текущем году ожидается в $170 млрд (в январе-апреле рост год к году составил 4,7% до $62,0 млрд). Положительное сальдо счета текущих операций – $88 млрд (за первые четыре месяца 2019-го увеличение г/г на 15,5% до $45,5 млрд). Устойчивость курсу способно добавить и замедление инфляции (в апреле в годовом выражении она снизилась на 0,1 п.п. до 5,2%).

При усилении торгово-политической напряженности давление на рубль, понятно, будет возрастать. Но даже при этом допущении эксперты Oxford Economics оценивают вероятность валютного кризиса в РФ в течение одного года в 11%, на трехлетнем треке – в 34% (это несколько выше, чем, к примеру, в Индии – 9% и 25% соответственно, но много ниже, чем в Турции и Аргентине – с равными значениями для обеих стран в 37% и 71%). Расслабляться, тем не менее, не следует: ЦБ РФ уже повысил оценку объема погашения внешнего долга частным сектором в 2019 году с $57 млрд до $69 млрд (эксперты Центра развития НИУ ВШЭ не исключают роста до $104 млрд при системных затруднениях с пролонгацией и/или рефинансированием, если кредиторам срочно потребуется валюта при падении оборота мировой торговли). Причем пик погашений придется на четвертый квартал.

Пока (!) прогнозы ослабления рубля не выглядят критичными (при инфляции на устойчивой нисходящей траектории). Ожидания некоторого ускорения экономического роста тоже имеют под собой определенные основания. По оценкам ДИП ЦБ РФ, начиная с апреля-июня темпы ВВП с сезонной очисткой квартал к кварталу составят 0,4% (после 0,2-0,3% в январе-марте) и «выйдут на уровень потенциала».

По мнению экспертов, этому могут поспособствовать ассигнования в размере 1,7 трлн рублей на нацроекты в текущем году (на 8 мая их кассовое исполнение составило лишь 400 млрд рублей), существенная их доля которых приходится на траты инвестиционного характера. Второе важное обстоятельство – поправки в бюджет-2019, увеличивающие госрасходы на 257 млрд рублей и оставляющие в экономике 138 млрд рублей за счет сокращения программы внутренних госзаимствований. Напомним, что на поддержку экономики могут направляться (правда, это, скорее, уже тема 2020 года) средства Фонда национального благосостояния, если его объем превышает 7% ВВП (к концу 2019-го, как ожидают в Минфине, показатель достигнет 8,1% ВВП). Третий фактор – возможное умеренное снижение ключевой ставки Банка России: консенсус-прогноз участников рынка – 7,25% на конец года, 7,00% к середине 2020-го.

Наконец еще один по сути фундаментальный ресурс оживления экономики – регулятивные меры по созданию стимулирующей деловой среды: принятие и ввод в действие законов о соглашениях по защите и поощрении капиталовложений, а также о специнвестконтрактах нового поколения; увязка предоставления налоговых льгот резидентам разнообразных «преференциальных площадок» (их в РФ около 500 – ТОРы, ОЭЗ, индустриальные парки и т.п.) с их конкретными результатами; проведение реформы контрольно-надзорной деятельности на основе принципа «регуляторной гильотины» (соответствующий законопроект представлен на прошлой неделе на Петербургском международном юридическом форуме).

Не снижающаяся неопределенность перспектив глобального хозяйства ставит все ведущие экономики перед необходимостью активизации действий, поддерживающих деловую активность. Содержание «российского кейса» в этих обстоятельствах очевидно: национальная скорость запуска такого рода механизмов должна превышать среднемировую.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net