Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

17.06.2019 | Политком.RU

Дело Ивана Голунова

Дело ГолуноваДело Ивана Голунова, арестованного по обвинению в сбыте наркотических средств, получило широкий общественный резонанс из-за многочисленных нарушений в процессе ареста и следствия по делу и прокатившихся по всей стране акций протеста. Спустя несколько дней, вечером 11 июня, в публичном пространстве появилась информация, что МВД сняло обвинения с Голунова в связи с недоказанностью вины и отпустило его на свободу. Более того, глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что полицейских, задержавших Голунова, отстранят от работы на время следствия. А начальник УВД по Западному округу Москвы Андрей Пучков и начальник управления по контролю за оборотом наркотиков Юрий Девяткин были уволены президентом также по просьбе главы МВД.

Напомним, 6 июня в центре Москвы был задержан специальный корреспондент издания «Медуза» Иван Голунов. В полиции заявили, что у него при себе были наркотики, а в квартире журналиста при обыске обнаружено более 5 г кокаина. Голунову были предъявлены обвинения по ст. 228.1 Уголовного кодекса («Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств»). Сам журналист заявляет, что наркотики ему подбросили. Вечером 8 июня Никулинский суд отправил Голунова под домашний арест на два месяца. Задержание журналиста вызвало широкий резонанс как среди профессионального сообщества, так и среди широких масс. В поддержку Голунова проходили многочисленные пикеты, а журналисты, общественные деятельности и сами СМИ публикуют официальные обращения со словами солидарности и видеоролики с требованиями освободить корреспондента.

Иван Голунов известен как автор громких журналистских исследований, успевший поработать во многих крупных изданиях, а на текущий момент являющийся спецкором «Медузы». Среди его публикаций — расследования о злоупотреблениях в столичной мэрии и взаимосвязи московских чиновников и бизнеса. Одни из самых известных расследований Голунова посвящены вице-мэру Москвы Петру Бирюкову, рынку похоронных услуг и мусорным полигонам. Сам Голунов связал свое преследование с «похоронной» темой. В редакции «Медузы» заявили, что считают задержание Голунова провокацией и сообщили, что на его момент журналист работал над расследованием, посвященным злоупотреблениям на столичном рынке ритуальных услуг, и периодически получал угрозы от недоброжелателей.

В публичном пространстве обратили внимание на большое количество нарушений, допущенных полицией, и нестыковок в деле Голунова. Доминирующей точкой зрения стала версия о сфабрикованности уголовного дела против журналиста «Медузы».

1) Присутствие признаков давления и попытки добиться признательных показаний от журналиста. Среди подобных признаков называется позднее оформление задержания Голунова (через 13 часов после того, как на него были надеты наручники) и отказ своевременно пригласить врачей на медицинское освидетельствование по результатам жалоб журналиста.

2) Показания понятого о том, что найденный в рюкзаке журналиста пакет лежал поверх вещей. Во-первых, для человека, действительно имеющего при себе наркотики, логичней было бы убрать их в более укромное место, спрятав на дно рюкзака. А во-вторых, в случае, если бы пакет находился в рюкзаке продолжительное время, во время ходьбы он и сам упал бы на дно.

3) Публикация на официальном портале МВД фотографий, якобы сделанных во время обыска дома у журналиста. В дальнейшем последовало публичное заявление друзей о том, что опубликованные полицией и прокомментированные ее представителями фотографии квартиры Голунова на неё совсем непохожи. Позже полиция Москвы признала, что восемь из девяти фотографий были сделаны не в квартире Голунова. а якобы «в рамках проведения оперативных мероприятий и следственных действий по пресечению деятельности группы лиц, занимающихся сбытом наркотиков в Московском регионе, на связь с которой проверяется задержанный».

4) Показания полицейских, которые с использованием похожих друг на друга формулировок утверждали, что во время задержания Голунов нервничал, вел себя неадекватно и имел все признаки наркотического опьянения. При этом результаты анализов продемонстрировали отсутствие какого-либо опьянения, как и осмотр Голунова экспертами. Впрочем, наличие соответствующей справки не помешало и рассказать в дневном выпуске программы «Дежурная часть» телеканала «Россия 24» о том, что журналист находился в состоянии алкогольного опьянения, демонстрируя при этом на камеру документ с противоположной информацией. Вскоре после возникшего в обществе негодования «Россия 24» удалила в материалах на сайте упоминания о том, что Голунов якобы находился в состоянии опьянения, но сюжет остался целиком доступен на YouTube.

Голунов не был публичной фигурой, но на его защиту быстро поднялось множество людей – не только друзей и коллег-журналистов, но и лично с ним незнакомых людей. В день, когда стало известно о задержании журналиста, прошли многочисленные пикеты в Москве, Санкт-Петербурге, других городах и регионах России, а также за рубежом. Публичную поддержку журналисту кроме всего медиасообщества выразили бизнесмен Михаил Ходорковский, правозащитница Ольга Романова, актриса Чулпан Хаматова, многочисленные музыканты и правозащитники. К призывам освободить Ивана Голунова присоединились и зарубежные СМИ, и официальные представители международных организаций и других стран. За освобождение Голунова высказалась и немалая часть провластно настроенных персон – от Маргариты Симоньян до Кристины Потупчик. О презумпции невиновности напоминал спикер Московской патриархии Владимир Легойда.

8 июня, в день заседания суда по делу Голунова, сотни людей пришли ждать решения по мере пресечения к Никулинскому районному суду: было принято решение о выборе в качестве меры пресечения домашний арест журналиста. Спустя пару дней, 10 июня ведущие деловые издания «Коммерсант», «Ведомости» и РБК вышли с первой полосой «Я/Мы Иван Голунов», посвященной делу Ивана Голунова, и требованием его тщательного расследования. Лозунг, попавший на первую полосу СМИ, превратился в многотысячный флешмоб – пользователи Сети ставили аватары с фразой «Я/Мы Иван Голунов», тем самым выражая солидарность с возникшей проблемой.

Впрочем, несмотря на удачный ход с одинаковыми полосами, не стоит забывать недавний громкий уход всего отдела политики «Коммерсанта» из-за попытки цензуры. Получается, что для собственника и менеджмента газеты «антисиловая» демонстрация не является политическим риском. Таким образом речь может идти не только о вполне понятной профессиональной солидарности, но и о более сложном явлении. Дело Голунова возмутило не только журналистов и оппозицию, но и многих людей, связанных с властью – это хорошо видно по социальным сетям.

Такие люди не хотят сами оказаться на каком-то этапе в аналогичной роли. А историй, когда силовики сажают статусных персон, очень много. Дело не только в осуждении Улюкаева и громких губернаторских арестах. Можно вспомнить и арест куратора политической сферы в Челябинской области Николая Сандакова (приговорен к 5,5 годам лишения свободы). И приговор бывшему зампреду правительства Ивановской области Андрею Кабанову - 6 лет 3 месяца, в прошлом году стоял вопрос о его досрочном освобождении по болезни (диабет), но районный суд ему отказал. И арест почти всего руководства Коми, которое, с доминирующей до решения суда, точки зрения правоохранителей, представляло собой ОПГ (поэтому губернатора Вячеслава Гайзера обвинение просило приговорить к 21 годам лишению свободы как лидера группировки).

На следующем этапе 12 июня был запланирован несанкционированный митинг, изначально анонсированный как марш за свободу Ивана Голунова. Несмотря на то, что Голунова освободили 11 июня и после его освобождения «Медуза» выпустила заявление, в котором предлагалось «немного выпить», а после озаботиться организацией согласованной акции, отказываться от акции группа активистов-организаторов не стала, выступив с требованиями наказать виновных. Митинг ожидаемо закончился многочисленными арестами: по данным ОВД-Инфо было задержано около 530 человек (или около 200 по данным МВД), в том числе корреспондент «Ведомостей» и политик Алексей Навальный.

Чуть позднее была подана заявка на аналогичный митинг в поддержку Голунова 16 июня на проспекте Сахарова, проведение которого Мэрия Москвы согласовала. Заявку подали главред «МК», глава Союза журналистов Москвы Павел Гусев и журналистка, член СПЧ Екатерина Винокурова. Ранее Гусев заявлял, что «с тревогой» наблюдает за «подготовкой к несанкционированному шествию» 12 июня, призывы на которое считает «попыткой внести раскол в гражданское общество», и предлагал устроить акцию в другой день. Однако акция 16 июня была воспринята оппозицией как провластная и «спойлерская» - в то же время и власть не стала активно поддерживать этот митинг. В результате, по различным оценкам, на акцию пришло не более 500-800 человек, хотя УВД официально насчитало 1600 (известная тенденция к завышению числа участников мероприятий, связанных с властью, и занижению – оппозиционных). Иван Голунов на митинг не пришел, что неудивительно – участие в этом мероприятии стало для протестно настроенной части общества токсичным. Хотя выступавшие и высказывались в защиту прав журналистов, называя конкретные примеры их преследований, а Винокурова выступила за освобождение активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко.

Еще один митинг в поддержку Голунова запланирован на проспекте Сахарова 23 июня. Столичные власти согласовали его представителям Либертарианской партии. Оппозиция постарается сделать его как можно более массовым – в противовес акции 16 марта.

Интересно развитие обсуждения в публичном пространстве вокруг Голунова уже после его освобождения. Дискуссия разворачивается по двум основным направлениям: необходимость смягчения антинаркотического законодательства, в частности статьи 228 УК, предусматривающей ответственность за приобретение и хранение наркотиков в крупном размере, и причины прекращения дела против Голунова.

Что касается законодательства в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, заявления о необходимости его смягчения сделали уже многие. В частности, депутат от «Единой России» Николай Брыкин заявил, что 10 июня в Думе пройдет заседание профильной рабочей группы при комитете Госдумы по законодательству, на котором может быть принято решение о внесении законопроекта о смягчении наказания. Похожие заявления о необходимости перемен в этой сфере делает и глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

Доминирующая точка зрения касательно причин прекращения дела против Голунова – вмешательство Кремля и лично Владимира Путина. Эту же версию изложил изданию The Bell и Председатель совета директоров «Новой газеты», член общественного совета при МВД Дмитрий Муратов, при этом заявив о злоупотреблении спецслужб и попытке создать у руководства страны выгодную им точку зрения.

Освобождение Ивана Голунова – факт, безусловно, положительный. Но тут же есть и другая проблема. Станет ли эта история изолированным событием, или же повлечет за собой пересмотр уголовной политики. В частности, безусловное уголовное наказание за любую попытку фальсифицировать дело, подсунуть пакетики с необходимыми для «крупного размера» граммами наркотиков. Будет ли ликвидирован феномен дружественных следствию адвокатов по назначению, побуждающих клиента признать вину. Что будет с другим аналогичным по одиозности феноменом – профессиональных понятых, готовых подписать все, что угодно. Отставками или даже уголовными делами в отношении проштрафившихся правоохранителей подобные проблемы не решаются. Продвигаться по направлению постепенного изменения положения дел можно только через повышение гражданского контроля за деятельностью правоохранителей, уважение социально значимой роли СМИ, развитие политической конкуренции и реальную независимость судебной системы. Однако такие решения вступают в противоречие с логикой существующей политической системы.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net