Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

23.09.2019 | Политком.RU

Дело Павла Устинова

Павел Устинов Дело Павла Устинова – одно из многих уголовных дел, возбужденных после прошедших в Москве акций протеста, и одно из немногих, вызвавших широкий общественный резонанс. 16 сентября суд приговорил Устинова к 3,5 годам колонии общего режима, признав виновным в применении насилия к сотруднику Росгвардии на акции протеста 3 августа.

По версии обвинения, молодой человек оказывал активное сопротивление задерживающему его омоновцу и вывихнул тому плечо. Обвинительный приговор вызвал негодование значительной части общества на фоне распространения в социальных сетях видеороликов, на которых Устинов стоит в стороне от протестующих, не принимая активного участия в акции протеста. После кампании в поддержку Устинова и многочисленных одиночных пикетов у администрации президента риторика власти трансформировалась. 20 сентября суд принял решение об изменении меры пресечения: актера отпустили под подписку о невыезде. А пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что в Кремле посмотрели резонансное видео задержания, и несколько раз повторил, что нужно дождаться результатов апелляции.

После массовых акций протеста, причиной которых стал отказ в регистрации ряда оппозиционных кандидатов на выборах в Московскую городскую думу, было возбуждено значительное количество уголовных и административных дел в отношении как рядовых протестующих, так и организаторов акций протеста. После нескольких акций сформировался ряд принципов, по которым задерживали участников акций. Во-первых, задерживали людей, открыто проявляющих свою активность как в физическом, так и в публичном плане (публичные фигуры, организаторы протеста и те, кто опрокинул урну, взял с собой молоток или кинул пустую пластиковую бутылку). Во-вторых, стали задерживать тех, кто близок к людям, принимающим решения в рамках протестного движения, или мог присутствовать при их принятии. Вероятно, именно с этим изначально было связано нашумевшее задержание студента НИУ ВШЭ видеоблогера Егора Жукова, выдвигавшегося в депутаты Мосгордумы и участвовавшего в избирательной кампании в составе команды Дмитрия Гудкова.

Сформировались и принципы принятия решений по уже возбужденным уголовным делам, главным из которых стало наличие или отсутствие тактильного контакта обвиняемого с сотрудниками правоохранительных органов. В случае наличия подобного контакта – решение принималось быстро, а сроки заключения были куда более значительными. В случае отсутствия – отпускали на свободу или давали незначительные сроки, если только обвиняемый не был известным оппозиционером или блогером. По итогу ряд задержанных были отпущены, а уголовные дела прекращены (Сергей Абаничев, Даниил Конон, Валерий Костенок, Владислав Барабанов, Дмитрий Васильев).

Несмотря на значимость и количество уголовных дел, возбужденных по итогам московских акций протеста, ни одно из них не получило такого общественного резонанса как дело Павла Устинова. Поначалу внимание общественности было приковано к делу о «массовых беспорядках» в Москве, активно набиравшему обороты, но после того, как оно начало терять свой масштаб, интерес постепенно снизился. На развал дела повлияла как общественная кампания в поддержку требования о закрытии дела о «массовых беспорядках», так и отсутствие у следствия весомых доказательств (ни один и один из обвиняемых не признал своей вины именно в участии в массовых беспорядках).

Отдельно нашумевшими кейсами стали история со студентом НИУ ВШЭ Егором Жуковым, дело против одиозного блогера Владислава Синицы, и дело Константина Котова, «разморозившее» статью ст. 212.1 УК РФ о неоднократном участии в несанкционированных акциях (единственным осужденным по ней был Ильдар Дадин, которого потом реабилитировали). У каждого из дел есть своя специфика, однако после нескольких всплесков активности вокруг них ситуация стала успокаиваться. С одной стороны, силовики получили свою компенсацию, пусть и не слишком большую с учетом возможного размаха первоначального дела, но все же значительно влияющую на судьбы конкретных людей. С другой стороны, масштабного дела по типу «болотного» все же не случилось, а значительная часть обвинений с отдельных фигурантов была снята.

Совсем другая ситуация сложилась с делом 23-летнего актера Павла Устинова. Жесткий приговор Устинову (3,5 года колонии общего режима) и признание его виновным в применении насилия к сотруднику Росгвардии на акции протеста 3 августа вызвали широкий общественный резонанс. Одной из главных причин которого стало наличие и активное распространение в Интернете видеозаписи, на которой хорошо видно: Устинов не оказывал сопротивления при задержании и не участвовал в акции протеста, а просто стоял у метро. Кроме того, скрутившие Устинова полицейские на акции 3 августа утверждали, что он выкрикивал лозунги - хотя видеозапись задержания подтверждает, что он просто стоит и говорит по телефону. Видеоролик демонстрирует и отсутствие сколько-нибудь значительного сопротивления при задержании (даже наиболее активные сторонники его ареста могли инкримировать ему лишь инстинктивно поднятую для самозащиты руку), а омоновец, который его схватил, споткнулся и упал сам. Тем не менее, актера обвинили в применении опасного для жизни и здоровья насилия в отношении представителей власти (ч. 2 ст. 318 УК РФ) - это даже более суровое обвинение, чем у бросившего в полицейского урну Евгения Коваленко или распылившего перцовый баллончик в сторону полицейских Ивана Подкопаева.

Именно такую версию, иллюстрацией которой служат снятые во время задержания видеоролики, изложил на заседании суда и сам актер. Молодой человек утверждал, что приехал на Пушкинскую площадь, чтобы встретиться с другом, и не знал, что там проходит несанкционированное мероприятие. Однако соответствующие видеозаписи суд смотреть отказался, на принятое решение они не повлияли – суд приговорил Павла Устинова к 3,5 годам колонии общего режима.

Спустя день после объявления приговора развернулась масштабная общественная кампания в поддержку Павла Устинова. С требованием освободить актера сначала выступило несколько десятков актеров, певцов и знаменитостей, запустивших в Сети популярные хэштеги #ямыпавелустинов и #свободупавлуустинову. Около администрации президента проходили одиночные пикеты, в которых уже в первый день приняли участие больше сотни человек. Затем в поддержку выступили известные политики и даже представители правоохранительных структур. Депутат Госдумы Сергей Шаргунов попросил генпрокурора Юрия Чайку рассмотреть возможность опротестовать приговор актеру, а секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак назвал ситуацию с Устиновым вопиющей несправедливостью. Даже Виктор Золотов - глава Росгвардии, в которой актер служил по призыву - заявив о не об отмене, а о смягчении приговора, предложил дать ему «максимум год условно». Вступилась за Павла Устинова и Генпрокуратура, подав в Мосгорсуд апелляционное представление, в котором попросила смягчить Устинову приговор и назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы. После чего Мосгорсуд в пятницу, 20 сентября, принял решение об изменении меры пресечения, отпустив Устинова под подписку о невыезде. Апелляционную жалобу адвокатов Устинова и представление прокуратуры Мосгорсуд рассмотрит 26 сентября.

Дело актера Павла Устинова обладает значительным сходством с делом журналиста Ивана Голунова, захлестнувшим Москву в июне 2019 года. Общественный процесс, начавшийся с корпоративной солидарности (в одном случае – журналисткой, в другом – актерской), быстро вышел за корпоративные рамки. В обоих случаях триггером послужило ощущение несправедливости происходящего и понимания, что на их месте мог бы оказаться каждый.

В деле Голунова наблюдатели обратили внимание на публикацию на официальном портале МВД фотографий, якобы сделанных во время обыска дома у журналиста и последующее опровержение после официального заявления друзей журналиста, что на фото вовсе не его квартира. И на обвинения в наркотическом опьянении притом, что результаты анализов продемонстрировали отсутствие какого-либо опьянения, как и осмотр Голунова экспертами. В деле Устинова заметить большое количество нестыковок еще проще: в Сети появилась видеозапись задержания, и каждый может сделать свои выводы, посмотрев ее.

Голунов, как и Устинов, не были широко известными публичными фигурами, но на их защиту быстро поднялось множество людей – не только друзей и коллег-журналистов/актеров, но и лично с ним незнакомых людей. В день, когда стало известно о задержании и в последующие, в Москве прошли многочисленные пикеты. А практики и хэштеги, впервые использованные в рамках общественной кампании в поддержку Ивана Голунова, проявились и в случае с Павлом Устиновым. Так #ямыиванголунов трансформировалось в #ямыпавелустинов.

Учитывая финал дела Ивана Голунова – МВД сняло обвинения в связи с недоказанностью вины и отпустило его на свободу – положительного завершения можно ожидать и по делу Устинова. Это может быть как снятие обвинений, так и смягчение наказаний в сторону условного срока. А одним из возможных аргументов в пользу изменения решения, вероятно, станет либо смена адвокатов (прежние якобы плохо работали), либо решение высшей судебной инстанции (низовые инстанции плохо работают). Новые адвокаты к Павлу Устинову уже пришли (Анатолий Кучерена). Пытались их поменять и в деле Константина Котова (на бюро «Карабанов и партнеры»), но он от их услуг отказался.

Дело Устинова стало триггером изменения отношения общества и к другим делам, связанным с московскими акциями протеста. Людям приходит в голову простая мысль: если в деле Павла Устинова наблюдается такое количество явных нестыковок, такая же ситуация может наблюдаться и по другим делам. Общественные процессы вышли и за корпоративные рамки, и за рамки одного дела. Более 160 священников подписали обращение о необходимости пересмотра приговоров ряду фигурантов «московского дела». Как известно, ни одного священнослужителя среди осужденных или арестованных нет. Зато в письме священников особое внимание уделено делу Константина Котова, который приговорен к лишению свободы по «сумме» нескольких административных наказаний за участие в митингах (реанимирована соответствующая «спящая» статья УК). Школьные учителя подписываются под аналогичным призывом – хотя среди арестантов нет педагогов. Недовольство произволом силовиков стало важным раздражителем для модернистской части общества, выходящим за рамки солидарности со знакомым человеком или коллегой по профессии.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net