Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

20.04.2020 | Марина Войтенко

Последствия коронакризиса – стандартизация ожиданий

Марина ВойтенкоВ апрельском докладе Международного валютного фонда о перспективах развития глобального хозяйства справедливо констатируется: с начала текущего года мир кардинально изменился, оказавшись в условиях «Великой самоизоляции» с беспрецедентными в новейшей истории масштабом и скоростью падения деловой активности. Прогноз Фонда на 2020 год в сравнении с январской оценкой пересмотрен на 6,3 п.п. до минус 3% сокращения общемирового ВВП (на пике кризиса-2009 он терял лишь 0,1%). Восстановление-2021, как ожидается, может обернуться ростом на 5,8%. Но из-за эффекта низкой базы итоговый результат окажется ниже, чем мог бы быть без пандемии. Совокупные потери ВВП мира в 2020-2021 годах могут достичь $9 трлн (что больше размера экономик Японии и Германии вместе взятых). Таков базисный сценарий. Однако и его сбываемость остается под сильным давлением неопределенности, в немалой степени обусловленной трудностями в оценке эффективности антикризисной поддержки населения и бизнеса, которая уже вдвое объемнее, чем в 2008-2009 годах (одни только фискальные меры достигли отметки в 4,7% глобального ВВП). Сколько еще ресурсов потребуется – ответ пока неочевиден. В полной мере это касается и российских реалий.

Согласно базисному варианту текущего прогноза МВФ, рецессия в 2020 году будет зафиксирована в 157 из 194 стран. В странах с развитой экономикой ожидается спад-2020 на уровне 6,1% (ожидался рост на 1,6%) и последующий подъем-2021 на 4,7 (январская оценка – 1,7%). Сокращение ВВП Еврозоны может оказаться несколько глубже – на 7,5% (+1,3%), рост-2021 составит те же 4,7% (1,4%). Предполагаемые показатели экономики США – на текущий год – минус 5,9% (+2%) и рост в 2021-ом на 4,7% (1,7%), Японии – минус 5,2% (+0,7%) и +3% (0,5%), Великобритании – минус 6,5% (+1,4%) и +4% (1,5) соответственно.

В имеющих традиционно более высокие темпы роста развивающихся странах падение-2020, на первый взгляд, будет несколько меньшим – 1%, но и рост ожидался на 4,4%. Подъем-2021 должен составить 6,6% (4,6%). В текущем году при резком торможении останутся в плюсе Китай (1,2% против ожидавшихся ранее 6%) и Индия (1,9% против 6,8%). Темп воосстановления-2021 в этих странах составит 9,2% и 7,4% соответственно. Бразильскую экономику ждет падение на 5,3% (в январе прогнозировался рост на 2,2%), на 2021 год прогноз роста повышен до 2,9% с 2,3%, мексиканскую - снижение в 2020 году на 6,6% и рост на 3% в 2021 году.

В этой непростой ситуации, когда отрицательный рост доходов на душу населения ожидается в более чем 170 странах, в Фонде подчеркивают необходимость реализации четырех обязательных приоритетов экономической политики.

Во-первых, продолжение реализации мер сдерживания распространения вируса и систем здравоохранения. Как отметила глава МВФ Кристалина Георгиева: «Это включает поступление важных для жизни товаров: мы должны свести к минимуму нарушения в цепочках поставок и без промедления отказаться от введения ограничений на экспорт медицинских принадлежностей и продовольствия».

Во-вторых, защита людей и компаний «посредством крупных, своевременных и адресных мер в налогово-бюджетной сфере и финансовом секторе». Согласно расчетам МВФ, в мире же приняты бюджетные стимулы общим объемом более $8 трлн, но «многие страны уже планируют вторую волну».

В-третьих, необходимость уменьшить финансовый стресс и избежать цепной реакции обвала рынков. Мировые центробанки уже существенно продвинулись в либерализации денежно-кредитной политики, представив дополнительную ликвидность финансовой системе в том числе за счет открытия новых своповых линий, а ключевые/базовые ставки во многих странах с развитой экономикой близки к нулю. Так что в арсенале ведущих регуляторов остаются по большей части нетрадиционные меры. В этих обстоятельствах, уверены в МВФ, вырастает роль поддержки баланса между стимулированием экономической активности и обеспечением финансовой стабильности.

В-четвертых, планирование восстановления экономики с подготовкой уже на этапе сдерживания пандемии мер по стимулированию спроса с возможностью их ввода без промедления и поэтапно после снятия действующих ограничений. При этом Международный валютный фонд предупреждает, что на этапе восстановления может потребоваться продление мораториев на погашение задолженностей и реструктуризацию фискального долга.

Базисный сценарий МВФ основан на предположении V-образной траектории восстановления глобального хозяйства. Для значительной части финансовых аналитиков это небесспорно. Многие говорят о большей вероятности «Nike-образной» траектории. Напомним, название известного бренда происходит от имени греческой богини победы Ники. Отсюда и логотип – – по сути сопоставимый с латинским Victory. Однако с точки зрения экономической динамики разница очевидна – сначала резкий спад, затем – более медленное, хотя и уверенное восстановление.

Основания для таких предположений:

ü риски долговых кризисов после пика пандемии

Вынужденное введение ограничений, включая социальное дистанцирование, уже привели к сокращению прибылей бизнеса и массовым увольнениям работников, что осложняет погашение долгов компаний и домохозяйств. При этом антикризисные меры дорого обходятся госказне всех государств. Согласно прогнозу МВФ, глобальный показатель бюджетного дефицита-2020 увеличится на 6,2 п.п. до 9,9%, что превзойдет уровни, зафиксированные в 2008-2009 годах, и в краткосрочной перспективе будет поддерживать наращивание госзаимствований. По оценке Института международных финансов (Institute of International Finance, IIF), уже в марте уровень совокупных заимствований правительств оказался более чем вдвое выше среднемесячного за 2017-2019 годы – $2,1 трлн против $0,9 трлн. Если темпы до конца текущего года останутся такими же, то с учетом 3%-го спада в мировой экономике общая долговая нагрузка (включая домохозяйства и корпорации) вырастет до 342% глобального ВВП (до $255 трлн) с текущих 322%.

ü неопределенность сроков восстановления глобальных цепочек производства и поставок и их будущая конфигурация

Обновленный прогноз ВТО предполагает снижение объемов мировой торговли-2020 по оптимистическому сценарию на 13%, по пессимистическому – на 32%. Если учесть, что, по различным оценкам, от 35% до 50% экспортно-импортных транзакций поверх национальных границ по сути являются составляющими цепочек добавленной стоимости (узлы, комплектующие, сырье для их изготовления и т.д.), то масштаб их предполагаемых разрывов впечатляет еще больше.

Перспективы рынка crude oil также остаются неочевидными. Прогноз МВФ по мировым ценам на нефть на 2020 год снижен на $22,42 до $35,61 за баррель, на 2021-й – на $20,16 до 37,87 за баррель. По оценке аналитиков Gunvor, текущий избыток предложения составляет 25 млн б/с. Но даже при V-образной траектории глобального хозяйства во втором полугодии общегодовое сокращение спроса на нефть может достичь от 6,8 млн б/с (согласно прогнозу ОПЕК) до 9,3 млн б/с (Международное энергетическое агентство).

Понятно, что это обстоятельство весьма существенно для России. Минфин РФ ожидает, что приток нефтегазовых доходов в текущем году не превысит 1 трлн рублей. По различным оценкам, даже «нефть по 30-35» может вычесть из ВВП страны 1-2%. Пока же МВФ прогнозирует спад российского показателя в текущем году на 5,5% с последующим подъемом в 2021-ом на 3,5%.

Оценка МВФ формирует некий усредненный «стандарт ожиданий» потерь-2020 и последующего далеко не полного восстановления-2021. При этом разброс экспертных предположений остается широким. При «растягивании» пандемии на вторую половину года спад в РФ может углубиться до 8-10% ВВП. При торжестве базисного сценария с отключением ограничительных мер уже к лету – достичь более умеренных 3-4%. Так, в Институте исследований и экспертизы ВЭБ.РФ полагают, что ВВП в текущем году сократится на 3,8%, реальные располагаемые доходы населения – на 6,5% (рекордное снижение с 2014 года – прим. авт.), а безработица, поднявшись до 10% во втором квартале, по итогам-2020 составит 7% экономически активного населения.

В Центре стратегических разработок оптимизма поменьше. На основе еженедельного мониторинга деловой активности аналитики ЦСР прогнозируют в 2020-ом снижение номинальной заработной платы на 12% (среднемесячная потеряет таким образом 4 тыс рублей) и подскок безработицы до 12,1% или 9,1 млн человек. Основание для таких выводов – результаты опросов 1300 компаний: половина респондентов планирует сократить численность сотрудников в среднем на 16%, а уровень зарплат – на 17%. При этом 56% уже перевели персонал на неполный рабочий день с сокращением зарплат, 36% сделали то же самое при переходе на дистанционную занятость, еще 36% принудительно отправили людей в неоплачиваемый отпуск.

Оценки ожидаемых потерь существенным образом зависят от ожиданий в отношении объема антикризисной поддержки и скорости ее доведения до населения и бизнеса, определяющей эффективность принимаемых мер. Здесь тоже складываются свои «стандарты». Глава Счетной палаты Алексей Кудрин, например, уверен, что при спаде около 5% масштаб господдержки должен насчитывать минимум 7% ВВП. Другие экспертные оценки близки к этому значению. По расчетам экономической экспертной группы (ЭЭГ), «критический порог», ниже которого опускаться просто нельзя, составляет 3-4%. Авторы доклада фонда «Либеральная миссия» «Коронакризис-2020: Что будет и что делать? Сценарии развития кризиса и экономическая политика» исходят из вилки в 4-6% – 8-10% ВВП в зависимости от срока пика пандемии. Причем в прогнозном объеме не засчитываются средства из ФНБ, замещающие недополученные нефтегазовые доходы.

Можно считать сложившимся некий «рамочный» экспертный консенсус по источникам финансирования регулярных и антикризисных госрасходов. Во-первых, требуется временно приостановить действие бюджетного правила, чтобы создать возможность возмещения из ФНБ выпадающих ненефтегазовых доходов. Их объем в ЭЭГ оценивают в 2021-2022 годах в 2,0-2,5% ВВП ежегодно, не считая потерь-2020 не менее 4,2% ВВП. Во-вторых, в отсутствие ясных перспектив пополнения ФНБ (объем его текущих ликвидных ресурсов в настоящее время чуть превышает 8% ВВП) требуется принимать неординарные меры – увеличивать госзаимствования (объем госдолга сейчас не превышает 14% ВВП), переходя при этом к покупкам гособлигаций Центробанком в рамках программы количественного смягчения (разброс оценок ее объемов в зависимости от сценариев – от 1,5-2% до 6% ВВП). Другой вариант радикальных решений – так называемые «вертолетные деньги», то есть прямая финансовая помощь государства домохозяйствам.

Следует заметить, что по первому пункту единства больше: ФНБ, действительно, на долго не хватит. По второй же позиции еще обширнее набор «нюансов». Количественные смягчения – это всегда допэмиссия, что не может нравиться центральным банкирам. Более приемлемый вариант (предлагают Герман Греф и Алексей Кудрин) – новый выпуск «народных ОФЗ» и их покупка населением за счет средств на депозитах (более 30 трлн рублей). С монетарной точки зрения, мера гораздо менее опасная в плане инфляционного давления и т.п., но технологически более сложная и трудоемкая (хотя бы в связи с тем, что потребуются законодательные гарантии). Идея раздавать деньги напрямую гражданам тоже воспринимается с существенными оговорками – только наиболее нуждающимся с доходами ниже прожиточного минимума.

Предлагаемые экспертами меры, вероятно, еще найдут отклик у регуляторов. Тем не менее, уже очевидно, что бюджетную политику ждут значительные перемены. Минфин переверстал расходы примерно на 1 трлн рублей, сократив на 200 млрд средства на нацпроекты и отменив или отложив расходы министерств в текущем году более чем на 350 млрд рублей. В то же время, на финансирование второго пакета антикризисных мер добавится 740 млрд рублей, еще 211 млрд – собственно на борьбу с эпидемией. Общий же объем фискальной поддержки населения и бизнеса (прямые расходы, снижение налоговой нагрузки и предоставление отсрочек, а также госгарантии), включая запланированные, но еще не принятые меры, министр финансов Антон Силуанов в расчете на год оценивает в 6,5% ВВП.

Господдержка, естественно, не застывший монумент, а целостный процесс, драйвером которого является результат принимаемых решений. Некоторый эффект уже есть. По данным Минтруда, по состоянию на 15 апреля за назначением ежемесячной выплаты в 5 тыс рублей на каждого ребенка в возрасте до 3 лет обратились более 1 млн семей, имеющих право на материнский капитал. Оценка операторов онлайн-касс показала за минувшую неделю увеличение доли работающих в РФ малых и средних предприятий на 4,8% до 44,4%. Некоторую активизацию деловой активности фиксирую опросы бизнеса, проводимые ЦБ РФ. При этом число компаний, испытывающих негативные последствия ограничений также увеличивается: более 30% говорят о проблемах в поставках, почти 50% столкнулись с отменой или сокращением заказов, 12% отметили ужесточение кредитных условий.

Вопросы вызывает доступность мер господдержки. Согласно обследованию ТПП РФ (выборка из 24 тыс предприятий), получить ее до сих пор не могут 48% респондентов, поскольку не попадают по кодам основных видов деятельности в категорию тех, кому предоставляется помощь.

В целом бизнес, по результатам мониторинга ЦСР, оценивает принятые антикризисные меры ниже среднего – на 0,3 балла по шкале от -1 до +1. Больше всего недовольных в сфере торговли и услуг – 0,01 балла. Наиболее «горячая» точка – сложность с сокращением и/или отсрочкой арендной платы.

Как признал помощник Президента РФ Максим Орешкин, «некоторые меры по поддержке экономики работают не так, как задумывались изначально». Отсюда и корректировка уже запущенных инструментов, и новые решения. Беспроцентные кредиты МСП на выплату заработной платы (реальная практика здесь оказалась много хуже ожиданий) в целях снижения банковских рисков теперь не менее чем на 75% станут обеспечиваться гарантиями Внешэкономбанка. Возможность воспользоваться этой мерой будет предоставлена и крупным предприятиям.

Принципиальная новация минувшей недели – предложенная Президентом РФ Владимиром Путиным прямая безвозмездная финансовая помощь МСП на решение самых неотложных задач (в расчете одного МРОТ на одного сотрудника в месяц). Единственное обязательное условие – сохранение занятости на уровне не менее 90% штатной численности на 1 апреля. Такие гранты будут действовать в апреле-мае. По оценке МЭР, за этот период государство дотирует минимум половину фонда оплаты труда в МСП. Для системообразующих предприятий предлагается новый кредитный продукт, реальная стоимость которого будет ниже рыночных ставок на 6%, половина кредита обеспечивается гарантиями Минфина. Примечательно, что единого списка «претендентов» кабмин утверждать не предполагает. Вместо этого министерства будут вести «отраслевые» перечни. Вопросов по поводу критериев включения в них, однако, меньше не станет.

При этом спрос на кредиты в экономике в целом, похоже, будет расширяться как за счет отраслевых мер (на текущей неделе, например, ожидается доработка антикризисной программы стройкомплекса), так и общеэкономических решений – 24 апреля Банк России будет обсуждать снижение ключевой ставки (финаналитики не исключают, что сразу на 0,5 п.п.).

Основополагающий принцип, определяющий эффективность антикризисных программ – адекватность природе вызовов, с которыми сталкивается экономика. При этом адаптация к текущим шокам не только не отменяет, но еще более актуализирует задачу постпандемического перезапуска институционально-регулятивной среды. После глобальной рецессии 2008-2009 годов этого по разным причинам не получилось. Ныне же речь идет по сути о политическом императиве в соответствии с необходимостью сократить период компенсации потерь, который при сохранении статус-кво в экономической структуре вполне способен выйти за пределы 2021-2022 годов. Альтернатива – ускоренный переход к инвестиционной модели развития. И это, пожалуй, самый важный стандарт ожиданий от усилий в борьбе с кронавирусом.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net