Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

26.08.2021 | Алексей Макаркин

Триумф русофобии: как маргинальное понятие пополнило язык российской власти

КлавиатураТермин «русофобия» в последние годы переживает подлинный триумф. В 1990-е годы он обычно употреблялся в публичном пространстве в рамках национал-патриотической ниши, и если и распространялся за ее пределы, то «влево», в направлении другой ниши — коммунистической.

Но уже в нулевые годы он постепенно распространяется в провластной среде, а после начала новой холодной войны с Западом в 2014 году прочно обосновывается в официальной риторике.

В нынешней предвыборной кампании он также задействован: за месяц до выборов депутат от «Единой России» Александр Хинштейн заявил о разработке законопроекта, запрещающего русофобам въезд в Россию. Поводом послужили несколько историй, происшедших в Киргизии (покупатель ударил девушку-продавца, ответившую ему на русском языке) и Казахстане (языковые рейды местных националистов). Но к числу русофобов закон относит множество категорий иностранцев. Например, под понятие «распространяющих ложные сведения об СССР в годы Второй мировой войны» могут подпасть многие европейские историки, без оглядки на российские запреты продолжающие сравнивать Сталина и Гитлера. Могут возникнуть и казусы — например, в 2015 году в Петербурге на «Международный консервативный форум» собрались европейские ультраправые, сильно не любящие Америку и возлагающие свои надежды на Россию. При желании некоторым из них можно легко инкриминировать «отрицание итогов Нюрнбергского процесса» (еще одно основание для недопуска русофобов), но таких деятелей русофобами в современной России не считают.

Существует ли русофобия

На этот вопрос можно ответить просто — да, она существует. Как и множество других подвидов ксенофобии. Есть люди, по тем или иным причинам не любящие американцев, немцев, французов, англичан. Русофобия на этом фоне мало чем выделяется — она присутствовала еще в листках, посвященных жестокости Ивана Грозного, и в подложном «Завещании Петра Великого». В XIX веке русофобия была свойственна многим европейским левым и либералам — для них Россия была архаичной абсолютной монархией без всякого намека на народное представительство, разгромившей два польских и венгерское восстания. В свою очередь, в России была распространена англофобия, в рамках которой англичане выглядели циничными экспансионистами, к тому же ненавидящими Россию как оплот православия («коварный Альбион», «англичанка гадит»).

При этом русофобия (как и любая другая фобия) не означала тотальной ненависти ко всему русскому — она предусматривала резкое неприятие политики российской власти и раздражение в отношении русского народа, который послушен монарху и не борется за свои политические права (а следовательно, по мнению европейцев, нецивилизованный). В этом отличие русофобии и других аналогичных фобий от антисемитизма. Для последовательного антисемита не могло быть хорошего иудея, а после того, как религиозная идентичность стала вытесняться национальной, то и хорошего еврея. Последнее и заложило основу для Холокоста.

Уникальна ли русофобия

Современное понимание русофобии в России связано с признанием ее уникального характера. Люди, искренне считающие допустимой любую другую национальную фобию, делают единственное исключение для России. И это связано с двумя причинами.

Первая относится к национально-патриотической нише и носит ярко выраженный антисемитский характер. Еще в 1982 году математик Игорь Шафаревич выпустил в самиздате работу «Русофобия», оказавшую большое влияние на идеологию крайне правых и фактически вернувшую полузабытое понятие в современный российский дискурс. В русофобии Шафаревич обвинил значительную часть евреев («русофобская литература находится под сильным влиянием еврейских националистических чувств»), попутно инкриминировав им все беды, связанные с российской революцией. Многочисленные перечисления фамилий евреев-революционеров (нередко с ошибками), восходящие к ультраправой малотиражной эмигрантской литературе, стали знакомы отечественному читателю именно из «Русофобии» и выглядели простым объяснением российской трагедии ХХ века. В рамках этой концепции русофобия выглядела не локальным явлением, а частью масштабного антироссийского заговора, оказывающего влияние на судьбы страны и мира.

Вторая причина способствовала распространению термина далеко за пределы конкретной субкультуры. Под русофобией многие стали понимать некую заведомо лживую кампанию против страны, спасшей мир от нацизма и потерявшей на войне 27 млн человек. Травма от распада СССР усиливалась именно в связи с ощущением ее несправедливости и незаслуженности — почему такая участь не постигла США, потерявших на войне менее полумиллиона и не подвергшихся страшным разрушениям? Отсюда и сильный эмоциональный протест, который вызывают в современной России нормальные для исторической науки сравнения процессов распада различных империй, для России как страны-победительницы и страны-жертвы делается исключение, ее распад считается незакономерным и несправедливым. А сами сравнения тоже относятся к русофобским.

Этот подход может объединить представителей разных идеологических взглядов, которые привносят в него важные для себя, иногда плохо совместимые друг с другом элементы. Коммунист, например, еще вспомнит про то, что Запад ненавидит Россию как страну первой в мире пролетарской революции (нетрудно заметить, что такая трактовка полностью расходится с книгой Шафаревича). А русский националист напомнит про Святую Русь, удерживающую мир от моральной гибели и ненавидимую поэтому западными же сторонниками греховной демократии. Так термин «русофобия» стал терять антисемитскую окраску, легализуясь в публичном пространстве.

Не только выборы

Впрочем, нынешнюю кампанию против русофобов нельзя сводить только к выборам. Тем более что акцентирование внимания на этом вопросе может быть неэффективным с электоральной точки зрения. Избирателей интересует прежде всего внутренняя повестка, связанная с ценами, пенсиями, пособиями, безработицей. Борьба с русофобией к ней никак не относится.

Важнее глобальное представление о том, что мир наполнен открытыми врагами и неверными союзниками России, то есть ощущение осажденной крепости. В этой логике Запад является системным противником России, желающим ее ослабления, поддерживающим внутрироссийскую оппозицию и стремящимся укрепить Украину как антиРоссию. Партнеры же по Евразийскому союзу, противящиеся политической интеграции и стремящиеся (с разной степенью успешности) к многовекторности во внешней политике, выглядят крайне ненадежными и неблагодарными за прошлые территориальные «подарки» или нынешнее покровительство России.

Соответственно, многие шаги в публичном пространстве, сделанные Россией в 1990-е и даже нулевые годы для совместимости со странами дальнего и ближнего зарубежья, де-факто дезавуируются как не повлекшие за собой встречного движения. Ставка делается на утверждение собственной идентичности без оглядки на другие страны. Речь идет не только о текущих политических решениях, но и о политике памяти. И далеко не только об особенно болезненно воспринимаемом в российской элите украинском вопросе.

Полтора десятилетия назад Владимир Путин, Герхард Шредер и Жак Ширак вместе праздновали 750-летие Кенигсберга, и тогда же местный университет получил имя Канта. А в 2018-м начальник штаба Балтийского флота лично агитировал моряков проголосовать против присвоения местному аэропорту имени писавшего «непонятные книги» философа-«чужестранца» — в результате аэропорт получил имя императрицы Елизаветы Петровны, при которой Кенигсберг на некоторое время был присоединен к России. Сейчас трудно представить себе российского лидера, возлагающего венок в Катыни, как это было в 2010 году, — в новом варианте катынского музея продвигается российская версия советско-польских отношений, неприемлемая для общественного мнения Польши. Великая Отечественная война все чаще трактуется в российском информационном пространстве как война Европы, объединенной Гитлером и движимой русофобией, против России.

Усиливаются претензии и к союзникам. Еще задолго до нынешней избирательной кампании, в декабре прошлого года, депутат Вячеслав Никонов заявил, что территория Казахстана — это большой подарок со стороны России. Эти слова вызвали протесты в соседней стране. Нынешние высказывания по поводу событий в Казахстане и Киргизии и законопроект Хинштейна вписываются в эту же логику. Проблема в том, что подобная позиция никак не способствует росту доверия со стороны немногочисленных союзников России.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Оригинал статьи опубликован на сайте Forbes

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net