Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

29.05.2006 | Сергей Михеев

Гражданское общество на службе суверенной демократии

Накануне бывшего дня пионерии Владимир Путин в своей сочинской резиденции принял комиссаров движения «Наши». Речь шла о построении в России «своего» развитого гражданского общества, «пронизанного патриотизмом и заботой». На встрече молодёжные активисты сообщили президенту России, что готовы «создать тысячу альтернативных некоммерческих организаций». Речь, по всей видимости, идёт о продолжении создания общественных организаций-муляжей (тысяча всё-таки), призванных создать если уж не само гражданское общество, то его иллюзию и в нужное время высказывать «одобрямс» действиям власти.

Рынок общественно-политических движений в России сейчас продолжает бурно расти. Отличие нынешнего этапа – в резком увеличении общественно-политических организаций, напрямую подконтрольных или аффилированных с кремлёвскими и околокремлёвскими структурами. В последние несколько месяцев появились, заявили о себе и достаточно настойчиво строят оргструктуру на местах: движения «Самоуправление России», «Союз пенсионеров», молодёжные «Молодая гвардия», отреформированная «Россия молодая», движение «Местные», движение «Новые люди», системы Центров гражданского общества по изучению суверенной демократии (две последних организации фактически являются дочерними структурами «Наших»).

На этом фоне сегмент общественных организаций, независимых от «властной вертикали» (как правило, связанных с зарубежными патронами), переживает заметную стагнацию и близок к полному усыханию. Пропал куда-то «Комитет-2008», не слышно про Объединённый гражданский фронт, структуры Касьянова (Народно-демократический союз и т.д.) пока существуют лишь на бумаге, полностью исчезли или вытеснены в маргиналию молодёжные «Пора», «Оборона», «Идущие без Путина», молодёжное «Яблоко». По всей видимости, свёрнуто финансирование таких проектов, как Фонд гражданских свобод Бориса Березовского и комитета «Матери Беслана». Фонд «Открытая Россия» официально прекратил свою деятельность, а его счета арестованы.

Чтобы лучше понимать этот процесс, стоит проследить историю взаимоотношений путинской администрации со структурами «гражданского общества» с самого начала. Творцы путинской стабильности в начале первого его срока хотя и считали, что Кремль, безусловно, должен патронировать общественные движения, но сама их важность для политического процесса явно недооценивалась. В 2001 году под эгидой администрации президента и при активном технологическом участии Глеба Павловского состоялся «Гражданский форум», на котором ряд общественных деятелей заявили о лояльности российского «гражданского общества» Кремлю. Договорённости о дальнейшем взаимодействии скрепили «Хартией» и открыли несколько интернет-сайтов, посвящённых лояльному «гражданскому обществу» и самой «Хартии».

Понятно, зачем это было нужно. Тогда путинский режим уже начал «зачистку» политического поля от нелояльных и откровенно враждебных структур. А в таких важных для Кремля сюжетах, как нейтрализация Владимира Гусинского, контртеррористическая операция в Чечне, «санация» НТВ и т.д., многие структуры «гражданского общества» и отдельные медиа- и общественные деятели проявили себя как «пятая колонна»: они не только крайне резко критиковали кремлёвский режим и лично Путина в близких СМИ, но и, что самое главное, заметно портили имидж российского руководства на Западе. Срочно были нужны свои «правозащитники», своё «гражданское общество». С наиболее радикальными (типа корреспондента радиостанции «Свобода» Андрея Бабицкого) разобрались достаточно быстро и жёстко. Другим пришлось перекрывать финансирование, договариваться, перекупать. Подготовительная работа внесла раскол в «гражданское», в т.ч. «правозащитное» движение. Общественные деятели поделились на большинство, которым выдали кремлёвские «гранты», и агрессивное меньшинство, которое предпочло западные ресурсы.

В том же году стартовал предшественник нынешних «Наших» - движение «Идущие вместе» с Василием Якеменко во главе. Цели движения были всё те же – создавать иллюзию существования неких сильных структур «гражданского общества» и при этом лояльных власти. Кроме того, это была первая попытка создать серьёзный молодёжный проект на политическом поле (аполитичный Российский союз молодёжи и неуспешное «Молодёжное единство» А. Буратаевой не в счёт). Так получилось, что серьёзных дел «Идущим» не нашлось, и этот проект фактически прозябал до конца 2004 года, проводя достаточно редкие и невразумительные акции. Например, по борьбе с «калоедами» и «порнографами» Виктором Ерофеевым и Владимиром Сорокиным.

После этой «вспышки» гражданской активности кремлёвские общественные структуры впали в анабиоз, а «независимые» продолжили рутинную отработку западных денег. Потребность в лояльном гражданском обществе постепенно сошла на нет, путинский режим завершил зачистку политической системы и принялся за её «точечную настройку». Ставка была сделана в основном на политические партии. Была еще резкая активизация «независимых» (и прежде всего «Открытой России») после арестов Платона Лебедева и Михаила Ходорковского в 2003 году, но на них фактически не обратили внимание. Наезд власти на ЮКОС нашёл поддержку в народе, что и отразилось на результатах декабрьских выборов в Госдуму.

«Моментом истины» стал 2004 год. Несмотря на триумфальное продление президентских полномочий Владимиром Путиным, по позициям Кремля внутри страны и вне её были нанесены существенные удары. Резко активизировались побеждённые было чеченские террористы (был взорван Ахмад Кадыров, совершён налёт на Ингушетию, произошла крупнейшая серия терактов в августе-сентябре, включая захват школы в Беслане), а в СНГ произошли события, заметно снизившие российское влияние: «революция роз» в Грузии (конец 2003 г.), аннексия Аджарии и, конечно, «оранжевая революция» на Украине. Именно последнее событие стало апогеем крайне неудачного для российской власти 2004 года. К тому же правительство очень «своевременно» затеяло монетизацию льгот, что вызвало массовые протесты населения. В результате всего этого на повестке дня встал вопрос о возможности смены политического режима в России насильственным путём. Активизировалась внутренняя «партия революции», в предвкушении денег от западных структур или олигархической «бизнес-эмиграции» стали спешно лепиться общественные организации (часть из них была перечислена выше). Всё это вызвало явную нервозность в Кремле.

Что произошло дальше, хорошо известно. В течение 2005 года властям удалось отыграть ситуацию, заметно укрепив свои позиции. Шествие «цветных революций» по просторам СНГ было остановлено не без участия Москвы. Вылазки террористов были в целом пресечены (исключением стали только октябрьские события в Нальчике). Легальные политические операторы, которые могли бы помочь «революции», были или предупреждены (КПРФ), или «зачищены» («Родина»). Цены на нефть и другой российский экспорт уверенно росли, что позволило не только погасить монетизационный «пожар», но и начать реализацию приоритетных национальных проектов. В этих условиях западные «партнёры» предпочли не форсировать смену режима, свернув финансирование отечественным «революционерам». А докончила дело организация движения «Наши», чьё многотысячное шествие по центру Москвы в мае 2005 года отрезвило многие горячие головы и показало, что доминирование на улицах «революционерам» вовсе не обеспечено.

В результате мы наблюдаем стагнацию и даже заметный спад активности в революционном «сегменте» гражданского «рынка». Но почему множатся околовластные структуры? Отчасти – по инерции, в угаре борьбы с «революцией», отчасти – потому, что власть вошла во вкус. А самая главная причина – необходимость обеспечения нормальной передачи власти в 2008 году. Цель Кремля – вовлечь всех участников политического процесса в систему договорённостей с кремлёвской администрацией. Любая политическая активность должны быть либо санкционирована, либо хотя бы согласована с Кремлём. Поэтому программа-максимум состоит во включении всех дееспособных и перспективных политических субъектов в обволакивающую «кремлёвскую матрицу».

Есть и технологические причины. Например, «Самоуправление России» и «Союз пенсионеров» создаются при активном участии партии «Единая Россия». Во-первых, бренд «ЕдРа» уже слишком раскручен и отягощен многими негативными ассоциациями (монетизация, партия чиновников и т.д.). Больше 40% (реальных процентов) партии на выборах не набрать. Поэтому нужны новые обличья, новые направления кадровой и электоральной экспансии. Во-вторых, «Единая Россия», как и многие другие партии, страдает «синдромом головастика» - огромный центральный аппарат и отсутствие реально работающих подразделений на местах. Поэтому новые общественные организации станут своего рода общественными «подпорками» для партии «снизу».

Надо отметить, что делается это всё правильно, технологично и довольно эффективно. Помешать Кремлю может только какой-то серьёзный общественно-политический или экономический катаклизм. В этом случае участь новых структур (как и самой «Единой России») будет незавидна. Но хотя угроз для государства имеется множество, шансов на успешное продление полномочий в 2007-2008 гг. кремлёвский режим имеет более чем достаточно. В том числе и благодаря развивающейся сети лояльных общественных организаций.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Продолжая цикл о способах передачи власти в латиноамериканских странах, остановимся на Чили. Длительное время в стране доминировал авторитарный режим генерала Аугусто Пиночета, пришедшего к власти посредством военного переворота в сентябре 1973 года. Сразу же начались репрессии против активистов политических партий. Их подвергали пыткам, держали на стадионе в Сантьяго, превращенном в концентрационный лагерь. Людей пачками высылали за границу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net