Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

27.06.2005 | Алексей Макаркин

СЕРГЕЙ ИВАНОВ И ПРОБЛЕМА ПРЕЕМНИКА ПРЕЗИДЕНТА

Тема преемника Владимира Путина на посту президента России становится одной из наиболее значимых в среднесрочной перспективе. Путин неоднократно заявлял, что не намерен нарушать действующую Конституцию, которая предусматривает избрание главы государства лишь на два срока - а значит, в 2008 году "профилирующим" кандидатом в президенты будет политик из его команды, но не обладающий путинским уникальным рейтингом. В прессе уже давно обсуждают разные кандидатуры преемников, среди которых неизменно фигурирует и министр обороны Сергей Иванов.

В последнее время, похоже, это подтверждается. Представляется, что именно жесткая конкуренция в верхах привела к тому, что министр оказался под ударом с самой неожиданной стороны: влиятельного корпоративного ведомства, которым является Главная военная прокуратура, активно критикующего деятельность главы военного ведомства. Такая критика наносит удар по результатам деятельности министра, возглавляющего Минобороны уже в течение четырех лет.

Необычный министр обороны

Сергей Иванов не похож на своих предшественников в Минобороны, которые были узкими специалистами в военной сфере и старались не выходить за ее пределы (даже когда Игорь Родионов в 1997 году "хлопнул дверью" в знак протеста против недостаточного финансирования вооруженных сил, то он затрагивал лишь военную тематику). Иванов же пришел в министерство из Совета безопасности, где его обязанности существенно выходили за пределы проблем оборонной сферы - он занимался вопросами международной, экономической, информационной безопасности. Кроме того, он не был армейским генералом, что также способствовало его экспансии в "смежные" сферы (в широком смысле этого слова). По сути дела, он является политическим назначенцем, который направлен в Минобороны с целью установления над этим ведомством президентского контроля, а затем его реформирования.

За время своего пребывания в должности Иванов смог добиться существенного аппаратного успеха. Если по состоянию на 2001 год в руководстве вооруженных сил фактически существовало двоевластие из-за конкуренции Минобороны и Генштаба - его предшественник Игорь Сергеев проиграл борьбу начальнику Генштаба Анатолию Квашнину. Вскоре началась конкуренция и между Ивановым и Квашниным, но ее полностью выиграл министр. Автономия Генштаба была ликвидирована, не говоря уже о том, что широкомасштабные планы реорганизации управления вооруженными силами по американскому образцу (гражданское Минобороны и Генштаб как аналог Комитета начальников штабов) были полностью похоронены. Нынешний начальник Генштаба генерал Юрий Балуевский является профессиональным штабистом, не имеет командного опыта и не является конкурентом министра обороны. "Военная вертикаль" оказалась полностью выстроена.

Кроме того, министр имеет прямое отношение и к вопросам ВТС - соответствующий орган в системе исполнительной власти находится в ведении Минобороны. О том, что это не формальное кураторство свидетельствует тот факт, что именно Иванов в начале 2004 года подписал соглашение о продаже Индии тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Горшков" - это один из крупнейших контактов в сфере ВТС (на общую сумму в 1,5 млрд долл.). Впрочем, руководство этой системой (Сергей Чемезов и Андрей Бельянинов) обладают определенной степенью автономии.

Иванов стал одним из основных "переговорщиков" в ходе контактов между российским и американским руководством. Он выступает с комментариями по проблемам внешней политики страны, которые отражают позицию Кремля - по таким вопросам как расширение НАТО на Восток, политика России на постсоветском пространстве (в том числе в связи с недавними событиями в Андижане - он проявил себя противником международного расследования, на котором настаивают США). Иванов также озвучил известную идею о возможности превентивных ударов по базам террористов.

Выступления Иванова касаются и общеполитических проблем, например, развития демократии. "Мы готовы дальше спокойно идти по этому пути, но при этом предпочитаем оставаться хозяевами у себя дома", - заявил Иванов в нынешнем году. "Россия сыта по горло лекциями Запада по поводу демократии", - добавил он. В другой раз Иванов четко дал понять, что западная модель демократии не является единственной - существуют и восточная, и южная демократия. Такая позиция близка к концепции "многополярного мира", которая вызывает раздражение у США.

В то же время Иванов стремится избежать образа "ястреба". В своем недавнем интервью он заявил: "Я общаюсь с натовцами, нашими партнерами на востоке, с госсекретарем США и не ощущаю, что меня воспринимают как ортодокса или как ястреба". Министр выступает за развитие партнерства с США и государствами Евросоюза, причем среди последних выделяет Францию и Германию, говоря о наличии между ними и Россией "близости отношений, общих ценностей, одинаковых подходов к урегулированию многих серьезных внешнеполитических проблем".

Таким образом, Иванов вполне соответствует образу потенциального преемника Путина. Во-первых, он является одним из немногих "узнаваемых" среди населения представителей исполнительной власти - большинство чиновников из "питерской команды" слабо идентифицируются в ходе проведения социологических исследований. Иванов также воспринимается в массово сознании как один из участников "команды президента". Таким образом, избирателям не надо дополнительно объяснять, почему именно он станет преемником.

Во-вторых, характерен его имидж - сочетание "ястребиной" составляющей, свойственной руководителю оборонного ведомства, с образом министра-реформатора (первого гражданского главы Минобороны) и представителя российского президента в ходе диалога с Западом (следовательно, хорошо знакомого ведущим государственным деятелям США и Европы, что отличает его от многих других чиновников). Он отвечает существующему в обществе запросу на президента-силовика (преемника Путина, также являющегося выходцем из силовых структур), но в то же время не отождествляется с политическим курсом, направленным на автаркию и конфликт с Западом.

В-третьих, Иванов принадлежит к ближайшему окружению президента и пользуется его полным доверием. Они вместе начинали работать в Ленинградском управлении КГБ, затем служили в разведке (правда, в разных подразделениях). Во второй половине 90-х годов он работал под началом Путина в ФСБ (куда перешел из СВР). В 1999 году именно его Путин рекомендовал на пост секретаря Совета безопасности еще в период президентства Бориса Ельцина: отметим, что на этом посту Иванов уже был преемником Путина. В 2001 году он был назначен министром обороны в рамках установления контроля со стороны президента над силовыми структурами. Понятно, что в случае реализации варианта преемничества Путин останется оной из ключевых фигур российского политического спектра - видимо, можно будет говорить о некоем "дуумвирате", когда действующий президент правит в связке со своим предшественником. Понятно, что для этого первый должен быть "альтер эго" второго, что минимизирует вероятность конфликта между ними.

В-четвертых, министр обороны не является членом какой-либо группы влияния в окружении Путина. Он является своего рода "одиночкой", который не связан с интересами "Газпрома" или "Роснефти". Его приход на высший пост в стране не должен привести к решительной победе одной из групп, хотя, конечно, некоторые, даже существенные кадровые изменения в системе исполнительной власти, в случае прихода преемника практически неизбежны.

Борьба за преемничество

Французская газета "Монд" недавно опубликовала статью, в которой утверждает, что в Кремле вновь разгорелась борьба группировок, предметом которой является передача власти в 2008 году. Якобы в Кремле существуют две группы: "европейцы-прагматики" и "жесткие националисты". Первые представлены такими фигурами как Дмитрий Медведев, Владислав Сурков, Николай Патрушев и Сергей Иванов. О кандидатах в президенты от этой части путинского окружения "Монд" ничего не сообщает. К "жестким националистам" газета относит Игоря Сечина и Виктора Иванова, которые, по ее мнению, хотят видеть преемником Путина лидера "Родины" Дмитрия Рогозина, который в последнее время проводит активную и агрессивную пиаровскую кампанию.

В данной трактовке событий в Кремле, очевидно, присутствует ряд сомнительных положений. Одно из них заключается в том, что вряд ли какая-либо из кремлевских группировок всерьез намерена провести на пост преемника Путина Рогозина - политика, который не принадлежит к ближайшему президентскому окружению и является сугубо парламентским деятелем, не имеющим опыта работы в структурах исполнительной власти. Подобный вариант теоретически возможен лишь в самом крайнем случае - глубоком и системном кризисе путинского режима, когда могут быть стать реальностью самые эксцентричные проекты. На сегодняшний день такой сценарий выглядит фантастическим.

Однако заслуживает внимании точка зрения "Монд", которая объединяет в одну условную группу руководителей администрации президента и министра обороны. Действительно, Иванов, несмотря на свою самостоятельность в рамках президентского окружения, вполне совместим с той его частью, которая считается реформаторской. Речь идет не только о людях из администрации, но и о макроэкономическом блоке кабинета министров. Показательно также, что именно Дмитрий Медведев дал известное интервью "Эксперту", в котором фактически выдвинул концепцию соглашения между государством и бизнесом на новых условиях, что необходимо в случае реализации проекта преемничества, основанного, в частности, на принципе консолидации элит. Идея диалога была заложена и в послании президента Федеральному собранию, идеи которого уже трансформируются в конкретные законопроекты.

В то же время альтернатива варианту преемничества, по некоторым данным, состоит в "третьем сроке" Владимира Путина, который обеспечит сохранение в полном объеме нынешнего баланса интересов в президентском окружении. Фигура же Рогозина может раскручиваться с совсем иными целями - например, для того, чтобы создать впечатление вероятности прихода к власти в России политика, придерживающегося националистических взглядов. В этой ситуации Запад может согласиться на любой вариант, позволяющий избежать подобной перспективы - в частности, и на сценарий "третьего срока". Роль Запада в российской политике не стоит не преуменьшать, не преувеличивать - так, от него зависит включение России в состав "большой восьмерки".

"Есть признаки того, что если Иванов окажется на посту президента, это вызовет раскол среди кремлевских политиков", - утверждает агентство ЮПИ в своем аналитическом комментарии. Похоже, что раскол происходит уже сейчас.

Уязвимость министра

Отметим, что вариант с преемником Владимира Путина принципиально отличается от сценария передачи власти в 1999-2000 годах. Тогда Путин вел свою избирательную кампанию на принципиальном контрасте с Борисом Ельциным, как новый человек, не несущий ответственности за груз политических ошибок ельцинского режима. Преемник же Путина будет лишен этого преимущества - он с очень высокой долей вероятности должен будет не только входить в окружение действующего президента в течение всего времени его правления, но и занимать ключевой пост, на котором его ждали не только лавры, но и тернии. Он не только сможет использовать феномен "передачи рейтинга" от своего популярного предшественника (хотя опыта такой передачи в российских условиях еще нет, и она сама по себе может быть непростой задачей), но и окажется в ситуации, при которой ему придется нести ответственность за итоги работы своего ведомства.

В связи с этим отметим, что такая проблема возникает как перед широко известными фигурами, так и теми, кого ранее не включали в число потенциальных кандидатов. Например, назначение президентом ОАО РЖД Владимира Якунина - давнего знакомого президента по Петербургу - также было расценено некоторыми наблюдателями как возможный старт еще одного кандидата в преемники. Однако проблема Якунина - необходимость проведения противоречивой реформы железнодорожной отрасли, в частности, решительного сокращения количества железных дорог - с 17 до 7. Реформаторская деятельность подразумевает непопулярные меры, которые не повышают электоральных шансов возможных кандидатов.

В еще большей степени это относится к министру обороны, которого критикуют с самых разных сторон. К негативному отношению к политике своего ведомства со стороны правозащитников и либеральной части общества Иванов, судя по всему, вполне готов - "солдатские матери" критикуют военных с момента основания своей организации. Однако либералы электорально ослаблены, и их позицией можно было бы пренебречь, если бы не одно обстоятельство. В ближайшее время Минобороны нанесет удар по позициям средних слоев населения, использующих возможности высших учебных заведений для того, чтобы на законных основаниях не оправлять своих детей на непопулярную армейскую службу.

"Что касается отсрочек, то студентов мы призывать не будем. Но при этом нужно помнить, что некоторые отсрочки были приняты в годы разгула популизма. В самое ближайшее время мы объявим о резком сокращении военных кафедр в гражданских вузах. Это означает, что студенты будут выпускаться не офицерами запаса, а просто гражданскими лицами, не отслужившими в Вооруженных силах", - отметил Иванов в недавнем интервью. Таким образом, возможностей для легального уклонения от службы становится меньше. Предстоящее сокращение сроков действительной службы в рамках проведения военной реформы вряд ли может быть в данном случае достаточной компенсацией. Понятно, что такие действия Минобороны не только усилят критику в его адрес со стороны либералов, но и может повысить действенность этой критики.

С другой стороны, министр подвергается критике со стороны военной корпорации. Но если раньше она, в основном, заключалась в "ворчании" отставников и части действующих офицеров в связи с отдельными мероприятиями Минобороны (например, с ликвидацией авиации сухопутных войск), то сейчас в роли системного критика выступила Главная военная прокуратура. Отметим, что ее руководитель Александр Савенков является по должности заместителем генерального прокурора РФ Владимира Устинова, который неоднократно упоминался в прессе как политический партнер группы Сечина-Виктора Иванова.

При этом инвективы военных прокуроров касаются как текущей ситуации в армии, так и проблем реализации военной реформы. Так, по их данным, 1353 офицера осуждены на последние три года за неуставные отношения, 246 военнослужащих свели счеты с жизнью в прошлом году. 213 офицеров осуждены военными судами за уклонение от выполнения своих обязанностей, а еще тысячи офицеров в званиях от лейтенанта до подполковника под самыми разными предлогами досрочно уволились в запас. 47 командиров воинских частей были осуждены в прошлом году за различные должностные преступления. Прокуроры были вынуждены потребовать отменить более 11 тысяч различных приказов, распоряжений командиров и начальников, которые ущемляли права военнослужащих. Впрочем, сам министр обороны утверждает, что преступность в армии, напротив, снижается. Однако после этого начался "второй тур" инвектив. По данным Главной военной прокуратуры, только за одну неделю в нынешнем июне в результате преступлений и происшествий погибли 46 военнослужащих (в частях

Минобороны - 37), а увечья различной степени тяжести - 22.

Атака на военную реформу оказалась не менее серьезной. Так, по мнению прокуратуры, из шести тысяч принятых контрактников в "экспериментальную" 76-ю дивизию ВДВ, сообщил военный прокурор, 2200 "голубых беретов" были уволены за алкоголизм, асоциальное поведение, игнорирование требований командиров и другие проступки. Точно такая же ситуация и в других частях, переходящих на контракт. Таким образом, актуальным становится вопрос о том, насколько удастся обеспечить кадрами мобильные части российской армии к 2008 году.

Таким образом, в публичном пространстве министр Иванов оказался уязвимой фигурой с точки зрения его профессиональной деятельности. К результатам его четырехлетней работы на посту министра есть серьезные претензии и у либералов, и у военных прокуроров. На этом фоне отходит в тень история с дорожно-транспортным происшествием, участником которого стал старший сын министра, которая получила определенный резонанс в СМИ. Несмотря на то, что органы МВД признали младшего Иванова полностью невиновным (выяснилось, что потерпевшая нарушила правила дорожного движения), но "осадок остался".

Главный адресат

В современной России войны компроматов ведутся иначе, чем в 90-е годы. Тогда вброс информации часто был направлен на формирование общественного мнения в отношении конкретных персон или структур, демонизацию одних и "отбеливание" репутаций других. В настоящее время возможностей для подобных акций становится меньше - власть заведомо ориентирована на то, что подобные материалы носят "заказной" характер, а общество устало от массированных вбросов компромата в течение 90-х годов и воспринимает его как часть жесткой конкурентной борьбы. Поэтому, видимо, возможные оппоненты Иванова и не используют сугубо компроматные методы ведения борьбы.

Похоже, однако, что если кампания против Сергея Иванова имеет место, то ее главным адресатом является президент России. При этом ее организаторы вряд ли пытаются обратить внимание главы государства на реальные проблемы, стоящие перед армией - понятно, что президент вполне в курсе того, что на самом деле происходит в вооруженных силах. Задача представляется совершенно иной - показать уязвимость возможного кандидата в президенты, смоделировать частичный набор инвектив в его отношении, который может быть использован конкурентами в ходе будущей избирательной кампании. Доказать, что "тефлоновый" характер имиджа президента не распространяется на представителей его окружения, которые отвечают за конкретные участки работы.

В результате возможны два варианта дальнейших действий главы государства. Или он все же продолжает делать ставку на сценарий преемничества; при этом Кремль старается минимизировать возможные проблемы имиджевого характера. В принципе, такой вариант вполне возможен - удалось же в ходе избирательной кампании 1996 года добиться избрания Бориса Ельцина при предельно неблагоприятных стартовых условиях. Или же вновь актуальными становятся разного рода варианты реализации проекта "третьего срока".

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net