Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

09.06.2006 | Георгий Ковалев

Выборы без выбора

Выборы депутатов Мосгордумы конца прошлого года, в ходе которых проходила обкатка нового избирательного законодательства, предоставили массу эмпирического материала для раздумий. Что ж, судя по всему, выводы сделаны. Начался новый этап реформирования законодательства о выборах. Сегодня Госдума приняла в первом чтении очередные поправки в избирательное законодательство, отменяющие графу "против всех" в бюллетенях для голосования на выборах всех уровней.

За долгие годы существования как советской, так и постсоветской власти институт выборов в нашей стране, можно сказать, прижился. Кто-то по-прежнему рассматривает выборы как праздник (аффективный подход). Кто-то усматривает в процедуре голосования свой «гражданский долг» (конформный подход). Есть и такие, кто рассматривают выборы в качестве чуть ли не единственной возможности «плюнуть в лицо» этой власти, всей политической элите (вполне сознательный, но асистемный подход). Понятно, что последние на выборы приходят - но занимаются либо порчей бюллетеней, либо голосуют «против всех». Количество граждан России, которые совсем не принимают участие в выборах, или, попросту говоря, аполитичны, весьма значительно: около 50%, а подчас и все 75% (в зависимости от уровня выборов). Многие из них просто не верят власти, не верят в то, что посредством выборов можно что-то решить, изменить жизнь к лучшему. В своей позиции они близки к тем, кто голосует протестно.

То, что выборы стали для нас традицией, уже хорошо. Но эта традиция должна быть не просто приятной, но и подразумевать ответственность за свой выбор. А вот этого-то у многих в сознании нет. Нет как у тех, кто демонстрируют презрение к электоральным процедурам, так и у тех, кто «голосует сердцем», делая свой выбор непосредственно в кабинке для голосования, не утруждая себя поинтересоваться заранее, «кто есть кто».

Таким образом, вопрос об ответственности избирателя за свои действия (или бездействие) является ключевым. Главная же проблема, стоящая перед любой властью, - поиск возможностей заставить граждан активно пользоваться своими избирательными правами, дабы обеспечить себе как можно большую степень легитимности. Делается это под разными предлогами, но чаще всего путем внесения изменений в избирательное законодательство, как раз с мотивировкой «повышения ответственности граждан в ходе электоральных процедур».

Решимость власти все-таки изъять из бюллетеней графу «против всех», как заявил сегодня спикер Госдумы Борис Грызлов, как раз и продиктована стремлением "повысить политическую ответственность граждан", "оздоровить политический процесс", дать людям возможность "высказаться за конкретные партии, а не за кандидата "против всех".

Казалось бы, справедливость такого подхода была подтверждена в ходе выборов депутатов в Мосгордуму, прошедших осенью-зимой 2005 года. Московские законодатели накануне старта избирательной кампании подкорректировали местное законодательство, причем сделали это в весьма крайних формах. Избиратель лишался возможности голосовать «против всех», заградительный барьер повышался с 5 до 10%, а порог явки, наоборот, снижался – с 25 до 20%. В этом смысле выборы в столичный парламент, пришедшиеся на «экватор» между большими электоральными циклами, стали, с одной стороны, эдакими «праймерис» для всех политических сил, а с другой, предоставили возможность поразмыслить над тем, каким образом еще можно реформировать избирательную систему до 2007-2008 года.

Судя по всему, выводы, которые сделала власть после этих выборов, теперь начинают облекаться в законодательную форму. Отмена «против всех» хоть и вызвала негатив у москвичей (о чем свидетельствуют и количественные, и качественные исследования), но заметным образом не сказалась ни на явке избирателей, ни на повышении протестного голосования. Боле того, явка возросла, превысив 35%. Жители столицы, даже несмотря на снятие с выборов довольно популярной в Москве «Родины», распределили свои голоса между тремя партиями – «Единой Россией» (подавляющее большинство по партспискам плюс победа во всех 15 одномандатных округах), объединенным списком РДП «Яблоко» и СПС и КПРФ (пополнившей свою электоральную базу за счет некоторых сторонников «Родины»). Эти результаты власть, видимо, посчитала возможным экстраполировать и на всю Россию. Однако же стоит помнить, что Москва – это не вся Россия. Надо учитывать и то, какой ажиотаж складывался вокруг выборов в Мосгордуму.

Действительно, количество голосующих «против всех» на федеральных выборах стабильно низко (5-6%). Следовательно, теоретически отмена одноименной графы не должна вызвать никаких серьезных изменений в электоральных предпочтениях населения: протестники либо просто не придут на участки для голосования, либо их голоса, опять же теоретически, распределятся между партиями, представленными в бюллетене (по принципу предпочтения). Однако эти логические построения могут содержать и ошибку. Здесь стоит учитывать логику действий самой власти, стремящейся законсервировать политическую систему. Первый шаг к этому – консервация партийной системы: жесткие требования к регистрации политической партии (увеличение необходимой членской базы до 50 тыс. человек), запрет на создание блоков, повышение «заградительного барьера», введение полностью пропорциональной избирательной системы при выборах депутатов Госдумы, снятие неугодных с выборов. Если не лукавить, а об этом говорят даже единороссы, преследуемая властью конечная цель – зачистить политический спектр от тех сил, которые предлагают кардинально иной взгляд на развитие России, нежели тот, который проводит действующая власть. Иными словами, «под нож» идут все так называемые «несистемные либералы» и экстремисты (ОГФ, НБП, «Родина», Касьянов и Ко и проч.) Что же касается избавления в бюллетене от графы «против всех», то в символическом плане это должно означать стабильность политической ситуации в стране, консенсус между властью и обществом, переход от неустойчивой стадии демократического развития к эпохе «стабильной демократии».

Однако это, как говорится, политика скорее виртуальная, а не реальная. В действительности предпринимаемые меры не только не повысят ответственность граждан за свой выбор, но в условиях сужения и консервации политического спектра, и так далеко не всегда отражающего чаяния населения, приведут к росту индифферентности граждан к политике и росту протестных настроений. Индикатора же роста протеста, чем, собственно, и была графа «против всех», уже не будет. А ведь результаты выборов в некоторых регионах говорят о том, что сторонников «П.В. Кандидатов’а» было очень много – до 16%.

Каковы возможные последствия отмены «против всех»? Со стороны населения это, во-первых, как уже отмечалось выше, рост аполитичности, во-вторых, за неимением адекватного инструмента выражать свой протест, перемещение «реальной политики» на улицы городов, в-третьих, протестное голосование за неугодных власти кандидатов/партии (если такие будут вообще допущены к выборам) или же за «политических клоунов» типа Олега Малышкина. Можно ожидать, что со стороны власти последует понижение порога необходимой на выборах явки – во всяком случае, на региональных выборах, где активность избирателей и так низка. Однако это приведет к тому, что степень легитимности власти может быть поставлена под сомнение, что уже не раз делалось (хотя бы на уровне экспертных рассуждений) и при нынешнем пороге явки. В конечном счете, власть может рано или поздно столкнуться с кризисом легитимности, чего на самом деле так сейчас опасается. Избежать же этого кризиса, да и то опять же скорее виртуальными, а не реальными средствами, можно, обязав граждан России участвовать в голосовании, как это делается во вполне демократических странах - Австралии, Бельгии или Греции. Однако стоит учесть, что Россия все же больше страна «переходной демократии», с неустоявшейся партийной системой. А потому любая коррекция избирательного законодательства должна являться не вопросом конъюнктуры, а естественным процессом. В противном случае все это можно охарактеризовать фразой – «заставим выборы любить!»

Ссылки по теме:

Уроки столичных выборов

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net