Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

12.10.2006 | Алексей Макаркин

Грузинская оппозиция и муниципальные выборы

На муниципальных выборах в Грузии, состоявшихся на минувшей неделе, убедительную победу одержала правящая партия «Единое национальное движение». Она была создана в 2004 году после слияния двух политических партий «Национальное движение» и «Объединенные демократы», возглавлявшихся, соответственно, Михаилом Саакашвили и Зурабом Жвания. Именно эти партии пришли к власти в стране в результате «революции роз». Даже название новой партии показывало, что объединение произошло под эгидой находившегося тогда на подъеме Саакашвили.

Несмотря на некоторые прогнозы, развала правящей партии не произошло – даже после того, как Жвания скончался при не до конца выясненных обстоятельствах, в стране сохранился баланс интересов между выходцами из двух партий. Соратница Жвания Нино Бурджанадзе продолжает возглавлять парламент; кроме того, преемником Жвания на посту стал бывший деятель «Объединенных демократов» Зураб Ногаидели.

Разумеется, успех сторонников Саакашвили на нынешних выборах связан с фактором общенациональной мобилизации в условиях жесткого противостояния с Россией – возможно, что сама конфронтация получила новый импульс именно в предвыборной ситуации. Свою роль сыграл и применяемый многими правящими партиями прием – проведение выборов в более ранние сроки (они были перенесены с декабря на октябрь), что застает оппозицию врасплох и мешает ей эффективно подготовиться к избирательной кампании. Нельзя сбрасывать со счетов и административный ресурс, применявшийся в ходе избирательной кампании (на это неоднократно обращали внимание представители оппозиции).

Однако нельзя не признать, что и ранее партия Саакашвили существенно опережала своих оппозиционных конкурентов. В условиях почти полного распада грузинской государственности при Эдуарде Шеварднадзе Саакашвили выглядел привлекательной альтернативой безвластию и смуте. И хотя ему не удалось реализовать значительную часть своих предвыборных обещаний (в частности, вернуть контроль центра за Абхазией и Южной Осетией), но многие грузины высоко оценили предпринятые им усилия по наведению порядка в стране. Многие внешние проявления выхода из кризиса – строительство дорог, городское благоустройство, реорганизация автоинспекции и т.д. – ставятся избирателями «Единого национального движения» в заслугу своему президенту и его партии. Они же позитивно оценивают борьбу с проявлениями сепаратизма – такие как разгром аджарского режима Аслана Абашидзе и установление центральной властью контроля над Сванетией.

Все это привело к тому, что «Единое национальное движение» убедительно выиграло выборы во всех регионах. Например, в Тбилиси за нее проголосовали 66,42% избирателей. Однако при этом часть оппозиционных сил смогла преодолеть невысокий 4%-ный избирательный барьер и подтвердить свою роль реальных участников грузинской политической жизни. Таким образом, в Грузии существует оппозиция, которая в случае падения влияния Саакашвили, имеет возможности для прихода к власти – правда, речь может идти о средне- или долгосрочной перспективе.

Тем более важен анализ расклада сил в оппозиционной части грузинского политического спектра.

Консерваторы и республиканцы

На нынешних выборах в Тбилиси второе место (с 12%) занял блок Консервативной и Республиканской партий, который участвовал в избирательной кампании в столице и других регионах страны под названием «Давиташвили - Хидашели - Бердзенишвили». Юрист Коба Давиташвили был генеральным секретарем партии «Национальное движение», то есть одним из ближайших соратников Саакашвили. Он активно участвовал в «революции роз», но затем не согласился с форматом объединения партий Саакашвили и Жвания (который объективно снижал его влияние на партийную жизнь). «Я ухожу с поста генерального секретаря «Национального движения», так как не разделяю те конституционные изменения, которые осуществляются ради одного человека», - заявил Давиташвили, имея в виду введение поста премьер-министра для Зураба Жвания (при Шеварднадзе пост премьера был в Грузии упразднен, а руководство деятельностью правительства осуществлял госминистр с урезанными полномочиями). Поэтому он не вошел в состав «Единого национального движения», а организовал собственную Консервативную партию.

Политический партнер Давиташвили – Республиканская партия Давида Бердзенишвили. Если лидеры консерваторов принадлежат к новому поколению грузинских политиков (тому же, что и Саакашвили), то Бердзенишвили, несмотря на относительную молодость (46 лет) успел отсидеть два года в мордовских лагерях за диссидентскую деятельность в 1980-е годы. В течение 1990-х годов он был одним из наиболее активных политических оппонентов Аслана Абашидзе, немало содействовал его свержению. Республиканскую партию он возглавил еще в период правления Шеварднадзе в 2001 году, находясь в оппозиции к тогдашнему правительству. Он активно поддержал приход Саакашвили к власти, возглавлял фракцию его сторонников в городском собрании Тбилиси, но затем перешел в оппозицию и к нему. Дело в том, что после демонтажа режима Абашидзе грузинский президент принял решение сделать ставку в управлении этой республикой не на своего союзника, а на давно проверенных соратников.Одним из лидеров Республиканской партии является молодой адвокат Тинатин Хидашели – ранее она работала в грузинском филиале фонда «Открытое общество» (фонд Сороса), а в настоящее время руководит Ассоциацией молодых юристов. Она является одним из «лиц» партии, получив второй номер в списке блока на тбилисских выборах.

Консерваторы и республиканцы, несмотря на свое прежнее сотрудничество с Саакашвили, являются реальной оппозицией грузинскому президенту. Достаточно ознакомится с таким заявлением Давиташвили в адрес своего бывшего шефа: «Мы победим на выборах и достигнем фактической победы! В таком случае у Саакашвили останется два пути: либо пойти на тотальную фальсификацию, либо признать фактический результат!.. Хорошо, что он проиграет: наберется ума и немного придет в себя, а то уж слишком забылся». Понятно, что подобные и даже более резкие высказывания не могут принадлежать «карманной оппозиции».

Не случайно, что сторонники Саакашвили в период подготовки к выборам развернули кампанию против блока «Давиташвили - Хидашели - Бердзенишвили». Так, в минувшем сентябре Тинатин Хидашели заявила, что в ряде регионов Грузии представители местных властей оказывали психологическое давление на кандидатов в депутаты от избирательного блока. В частности, они требовали от кандидатов отказаться от участия в выборах, угрожая увольнениями с работы членов их семей, либо лишить дальнейших перспектив села их района. Представители местных администраций и даже некоторые главы избирательных комиссий агитировали избирателей не поддерживать кандидатов от оппозиции. А один из пропрезидентских депутатов парламента, по утверждению Хидашели, даже угрожал арестами тем главам сельских администраций, в чьих селах на выборах победят представители оппозиционных партий.

Более того, 12 сентября один из руководителей избирательного штаба блока «Давиташвили-Хидашели-Бердзенишвили», бывший глава районной администрации Георгий Одзели был допрошен представителями МВД Грузии в качестве свидетеля по делу одного из «воров в законе». Коба Давиташвили, комментируя эту историю, отметил, что «нынешняя власть проводит политические репрессии, подобные тем, которые в свое время проводил Аслан Абашидзе». Однако оппозиция быстро прекратила критиковать власти по этому поводу. Во-первых, Одзели был допрошен вместе с другими чиновниками, в том числе и с нынешним главой района. Во-вторых, речь шла об отношениях между чиновниками и криминалом – тема, во всех странах выигрышная для власти.

Однако в вопросах внешней политики консерваторы и республиканцы находятся на стороне Саакашвили – они ориентированы на сближение с Западом (в том числе на вступление в НАТО), а также на противостояние с Россией в том случае, если она будет препятствовать западной интеграции Грузии.. Не случайно, что их представители пикетировали российское посольство во время октябрьского кризиса в двусторонних отношениях. «Оппозиция может быть к правительству, но ни в коем случае к своему государству. Консерваторы остаются в оппозиции, но против внешнего врага мы выступим единым фронтом вместе с президентом, который обеспокоен происходящим и ему нужна поддержка, чтобы не была допущена какая-то ошибка в ходе принятия дальнейших решений», - заявил Давиташвили еще в прошлом году во время очередного обострения российско-грузинских отношений.Партия Давиташвили оказалась более удачным прозападным политическим начинанием, чем конкурирующий проект – партия бывшего министра иностранных дел Саломэ Зурабишвили, которая не преодолела 4%-ного избирательного барьера на выборах в Тбилиси, на которые делала принципиальную ставку.

Лейбористы

Лейбористская партия на выборах в Тбилиси получила 10% голосов. Она создана еще в 1990-е годы как популистская политическая сила, находившаяся в оппозиции режиму Эдуарда Шеварднадзе. С самого начала своего существования партия выступала с резкой критикой приватизации, а также политики МВФ в Грузии. Лейбористы позиционируют себя как сторонники нейтрального статуса Грузии и сотрудничества с Россией. Еще на выборы 1999 года лейбористы шли под лозунгом «Очистим власть от грабителей!» и обещают народу бесплатные воду, здравоохранение и образование. За прошедшее время они почти не изменились.

Лейбористы – партия ярко выраженного персоналистского типа: ее лидер Шалва Нателашвили – один из наиболее харизматичных грузинских политиков. Юрист по образованию, он до ухода в большую политику возглавлял международно-правовое управление грузинской прокуратуры. На выборах в парламент при правлении Шеварднадзе в 1999 году лейбористы, по официальным данным, не преодолели избирательный барьер, не добрав до него 0,1% голосов. Однако они обратились в Европейский суд и через несколько лет добились признания своей правоты (впрочем, как и многие другие решения этого судебного органа они имели для истцов лишь моральное значение).

В 2002 году Нателашвили конкурировал с Саакашвили на выборах в тбилисское городское собрание и получил сопоставимое с ним количество голосов. Однако главной проблемой Нателашвили стало то, что он не вписался в прозападный мейнстрим современной грузинской политики. Выступая против Саакашвили и прозападных политических сил, Нателашвили объективно оказался на стороне Шеварднадзе, что снизило популярность его партии и не позволило ей занять места и в нынешнем составе парламента страны (впрочем, лейбористы говорят о том, что и в данном случае речь шла о фальсификациях).

Нателашвили критикует Саакашвили еще более решительно, чем другие оппозиционеры, успешно выступившие на муниципальных выборах. Так, по окончании выборов Нателашвили призвал мировое сообщество к помощи в борьбе против свержения режима Саакашвили, который держится только с помощью поддержки США. «В Грузии состоялись местные выборы с беспрецедентной фальсификацией, с фашистским избирательным законом, на фоне массового психошантажа населения, террора с политическими репрессиями, с принудительным подкупом избирателей», - заявил лидер Лейбористской партии. По словам лидера лейбористов за день до выборов, зная что лейбористская партия выходит на первое место, власти подменили списки избирателей в массовом порядке. Проблемы со списками, действительно, имели место, но обвинения, выдвинутые Нателашвили, выглядят слишком радикальными, чтобы быть правдой в полном объеме.

В настоящее время Нателашвили является одним из самых цитируемых в России грузинских политиков, причем на его резко негативные оценки режима Саакашвили ориентируются многие российские СМИ. Такая его позиция привела к угрозам в адрес лидера лейбористов со стороны части сторонников президента. Так, директор Института свободы Леван Рамишвили, обосновывая необходимость принятия закона о политическом экстремизме, заявил: «Думаю, деятельность Шалвы Нателашвили и вообще Лейбористской партии нуждается в серьезном изучении. Надо выяснить, какие связи у него с Россией и чьи интересы они проводят в Грузии – по-моему, тут много вопросов, нуждающихся в ответе»Неудивительно, что Нателашвили приглашали в Москву, где его принимали на высоком уровне в МИДе и парламенте. Однако его никак нельзя считать «клиентом России»: в отличие от Игоря Гиоргадзе и его сторонников, Нателашвили – политик, имеющий собственную электоральную базу, что и показали нынешние выборы. Кроме того, он предпринимает многие политические действия, не оглядываясь на Москву. Например, летом прошлого года он посетил США по приглашению Центра Никсона и встречался с американскими законодателями. Вернувшись из Америки, он в свойственной ему манере заявил, что после его визита политическая элита США радикально изменила свое представление о Грузии, и «это положило начало мирному изменению существующей в Грузии ситуации… и окончательному демонтажу режима Саакашвили».

Характерно также, что, активно критикуя Саакашвили во время октябрьского кризиса в российско-грузинских отношениях, Нателашвили предусмотрительно не склонен защищать действия России. Впрочем, это может быть объяснено не столько нежеланием еще более обострять конфликт с властями, сколько вполне прагматичным пониманием электоральной ситуации.

«Промышленность спасет Грузию»

Последним из четырех списков, прошедших в тбилисское городское собрание, стал список движения «Промышленность спасет Грузию» (6% голосов), лидером которого является один из крупнейших бизнесменов республики Гия Топадзе - пивной магнат, гендиректор пивоваренной компании «Казбеги». Партия была основана в 1999 году, перед очередными парламентскими выборами, на которых она получила чуть больше 7% голосов (то есть немного превысив проходной балл). «Казбеги» быстро вытеснил иностранных конкурентов с местного рынка, так как обходился покупателю значительно дешевле, как утверждают некоторые эксперты, за счет налоговых льгот, полученных при режиме Шеварднадзе. Кроме того, Топадзе занимается производством сигарет, шоколада и мороженого. Таким образом, «промышленники» являются не менее персоналистской партией, чем лейбористы, только образ ее лидера носит принципиально иной характер. Если Нателашвили – народный защитник и трибун, то Топадзе – «сделавший себя сам» миллионер, апеллирующий в политике к своему предпринимательскому успеху

До последнего времени «Промышленники» находились в политической коалиции с партией «Новые правые» - одной из прозападных политических сил, которая сотрудничала с Шеварднадзе и находится в оппозиции к Саакашвили. «Новые правые» бойкотировали нынешние муниципальные выборы после того, как от участия в выборах в Тбилиси отказался выдвигавшийся ими на пост главы города Бадри Патаркацишвили. В 2003 году их коалиция преодолела 7%-ный барьер и некоторое время была единственной организованной оппозицией сторонникам действующего президента в нынешнем грузинском парламенте. Впрочем, в вопросах интеграции в НАТО представители этих политических сил были едва ли не более радикальны, чем правящая партия.

Сейчас Топадзе пошел на выборы самостоятельно как критик как внутренней, так и внешней политики режима Саакашвили. Он выступает в качестве защитника интересов бизнеса, в том числе малого («Властям же надо было прежде создать для людей соответствующие условия, а затем выдвигать требование обзавестись кассовыми аппаратами», - заявил Топадзе в нынешнем году об одной из самых острых проблем для грузинских торговцев). Основным приоритетом его предвыборной программы политического движения является создание новых рабочих мест и трудоустройство населения, возобновление работы крупных промышленных предприятий, что соответствует и названию движения.При этом сторонников Топадзе нельзя назвать радикальной оппозицией Саакашвили. Как и практически каждый бизнесмен, «пивной король» стремится минимизировать политические риски и без нужды не эпатировать власть. «Да, в стране начали происходить положительные перемены, но этого недостаточно», - характерная оценка Топадзе результатов правления действующего президента. Во время последнего российско-грузинского кризиса Топадзе вполне закономерно оказался на стороне Саакашвили.

Оппозиция, Запад и Россия

По сути дела, единственным партнером России в среде нынешней грузинской оппозиции оказались непредсказуемые и эксцентричные лейбористы. Однако, похоже, что в Москве не делают на них серьезной ставки – иначе Россия не предприняла бы накануне муниципальных выборов столь жесткие шаги, которые отнюдь не способствовали росту популярности Шалвы Нателашвили. Судя по всему, выстраиванию стратегических отношений с политиком-популистом в России предпочли другой проект – создание 100%-но пророссийской оппозиции на основе партии Гиоргадзе и нескольких фланкирующих организаций. С ними было, наверное, удобнее работать, но электоральных перспектив у этой группы политиков изначально не было. А их арест по обвинению в заговоре не вызвал сколько-нибудь серьезных протестов в грузинском обществе (из политиков действия Саакашвили в этом вопросе последовательно осудил лишь все тот же Нателашвили).

Что же до Запада, то у него есть возможность выбора. Стратегически Запад продолжает делать приоритетную ставку на партнерство с режимом Сааакашвили (тем более, что сейчас он получил поддержку избирателей), но в то же время «имеет про запас» вариант с Давиташвили и его соратниками – на случай обвального падения рейтинга действующего президента Грузии. Кроме того, Запад контактирует и с другими представителями грузинского политического класса – с «Новыми правыми», Саломэ Зурабишвили (впрочем, пока неясно, сможет ли ее партия оправиться от нынешнего поражения) и даже с Нателашвили – доказательством этого является его визит в США.В непростой современной грузинской ситуации Запад стремится обеспечить свои интересы в Грузии при любом развитии событий, выстраивая отношения со всеми реальными политическими силами. При этом он удерживает Саакашвили от слишком сильного «закручивания гаек» внутри страны. И хотя американцы весьма индифферентно отнеслись к аресту группы пророссийских политиков в минувшем сентябре, однако если грузинский президент всерьез тронет прозападную оппозицию, с ним в США и Европе будут разговаривать уже иначе.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net