Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

04.11.2006 | Георгий Мирский

Иракский кошмар и американские выборы

Дела в Ираке идут все хуже и хуже, с какой точки зрения ни посмотреть – американской ли, иракской или общеарабской. Пожалуй, исключением можно назвать только Иран – его руководство может радоваться, надеясь извлечь из углубляющегося иракского хаоса немалую пользу. В среднем каждый день гибнет от двух до трех американских солдат. В октябре было убито сто с лишним американцев. Стоимость войны в Ираке превысит, по – видимому, просто–таки сногсшибательную сумму – 2 триллиона долларов.

Страдания иракского народа потрясают воображение. По данным балтиморской Школы общественного здравоохранения Джонс Хопкинс – Блумберг, жертвы среди населения Ирака с начала американо–британской интервенции составляют примерно 650 тыс. человек. Есть, правда, мнение, что это серьезно преувеличенные цифры, но в любом случае число погибших, видимо, исчисляется сотнями тысяч. За последнее время ежедневно гибнет (главным образом в результате суннитско–шиитских междоусобиц) в среднем сто иракцев. В октябре погибло 1 289 иракцев. К этому надо добавить огромное число беженцев: есть сведения, что 100 тысяч арабов были вынуждены уехать из Иракского Курдистана, 200 тысяч арабов–суннитов покинули свои жилища в западных районах и от 50 до 100 тысяч арабов–шиитов бежали из центральной части страны. Если это так, то общее число беженцев составляет 350 – 400 тысяч человек.

В середине октября только в течение одних суток в одном лишь Багдаде было найдено 60 трупов; люди были связаны, подвергнуты пыткам и убиты. Во время священного месяца Рамадан (месяц мусульманского поста) массовые убийства происходили практически ежедневно. Людей убивают при выходе из мечетей после пятничной молитвы и в пунктах вербовки в армию и полицию, а то и просто на улицах. Известны случаи, когда вооруженные боевики в масках останавливали на улице автомобили, вытаскивали оттуда людей, проверяли документы и тех, кто принадлежал к иной конфессии, уводили за угол и расстреливали. Это делают в равной степени и суннитские, и шиитские боевики. Взаимная ненависть достигла апогея и доходит до уровня настоящей гражданской войны. Не говоря уже о том, что, например, в Садр–сити (шиитский район столицы) сунниты давно уже и носа показать не смеют, жизнь в смешанных кварталах стала просто невыносимой, люди боятся выйти на улицу.

Сейчас уже ясно, что единственное доброе дело, которое сделали американцы, войдя в Ирак три с половиной года тому назад – это свержение кровавого фашистского диктатора. Но цена за это оказалась ужасающей. Давно назревавшие, но загнанные вглубь, «примороженные» при тоталитарном режиме межэтнические и особенно межконфессиональные противоречия вышли наружу. Иракцы получили свободу, могут говорить что угодно и проклинать власть, появилось множество политических партий, выходят сотни газет самых различных направлений, многократно увеличилась зарплата государственных служащих, но все это отходит на задний план по сравнению с катастрофическим отсутствием безопасности, с разгулом насилия. Минусы во много раз превышают плюсы.

Частично это объясняется исторически сложившимися особенностями иракского населения, так и не ставшего единой нацией. Еще в 1933 году первый иракский король Фейсал сказал незадолго до своей смерти: «Все еще нет иракского народа, а лишь невообразимая масса человеческих существ, лишенных всяких патриотических идей, насквозь пропитанных религиозными традициями и всяческим абсурдом, не объединенных никакими общими связями, подвластных злу, склонных к анархии, постоянно готовых подняться против любого правительства». Сунниты, столетиями бывшие у власти в стране, подвластной турецкому султану (а турки, будучи сами суннитами, ничего иного допустить и не могли), угнетали своих соотечественников–шиитов, равно как и своих единоверцев – курдов. И после освобождения от гнета суннитского режима Саддама Хусейна шииты, составляющие до 60% населения, решили, что пробил их час, пришло время рассчитаться за все обиды и притеснения. Вот и стала неумолимо раскручиваться спираль насилия.

Суннитские активисты понимают, что если сейчас будет упущен момент преградить шиитам путь к господству в стране, потом будет уже поздно: при помощи Ирана шииты создадут государство с зеркальным отображением того порядка, который существовал прежде – шиитская община будет наверху, суннитская внизу. Поэтому стратегия радикального крыла суннитов, в котором тон задают бывшие привилегированные элементы саддамовского режима, состоит в том, чтобы как можно быстрее добиться ухода американцев. Тогда сунниты, считающие себя во всех отношениях, в том числе в военном, стоящими неизмеримо выше шиитов, могли бы восстановить – пусть уже и не полностью – прежнее, благоприятное для них, соотношение сил. Без американского присутствия они рассчитывают победить шиитов. Поэтому «придорожные бомбы», от которых в основном и гибнут американские солдаты, закладывают именно суннитские боевики с помощью «иракской Аль–Каиды»; ведь последователи бен Ладена – тоже сунниты ваххабитского толка. Смысл здесь такой: нанести американцам настолько непереносимые для них потери, что общественность США в конце концов потребует вывода американских войск (повторение «вьетнамского сценария»). Тогда сунниты, оставшись один на один с шиитами, смогут постоять за себя.

Шииты, напротив, объективно заинтересованы в сохранении американского военного присутствия в Ираке на какое–то время, необходимое для того, чтобы либо завершить инспирированный Вашингтоном процесс создания конституционных органов власти, в ходе которого шиитское большинство населения страны путем демократических выборов обеспечивает себе преобладание в парламенте и правительстве, либо создать автономный шиитский регион на юге наподобие Курдистана. Правда, и тут не все так просто: молодые шиитские боевики, подчиняющиеся своему лихому вождю Муктаде ас–Садру, ненавидят оккупантов не меньше, чем их суннитские собратья–враги, и по мере возможности тоже с удовольствием убивают американских солдат. И это также должно, по мнению шиитских радикалов, подтолкнуть Буша к признанию необходимости вывода войск. Нельзя при этом забывать, что антиамериканские настроения среди шиитов подогреваются обострением конфликта между США и шиитским Ираном по поводу иранской атомной программы: в глазах иракских шиитов Америка все больше выглядит врагом ислама. А коме того, недавняя война в Ливане, когда Израиль – по глубокому убеждению мусульман, детище и орудие Америки – наносил удары по ливанским шиитам и по организации Хизбалла, весьма уважаемой шиитами Ирака, тоже способствовала росту антиамериканизма в рядах иракской шиитской общины. Таким образом, получается, что и на шиитов в Ираке американцам можно полагаться только весьма условно.

На этом безрадостном фоне все возрастает цена иракской войны для американского общества. Ежедневно гибнет от двух до трех американских солдат. В минувшем октябре было убито 105 военнослужащих. Стоимость войны, видимо, превысит сногсшибательную сумму – 2 триллиона долларов. Неудивительно, что 52% американцев не верят в возможность победы в Ираке. Все громче звучат требования вывода войск или хотя бы составления графика, указания примерных сроков. Не только демократы, но и многие деятели республиканской партии выступают за скорейшее прекращение иракской авантюры. Но Буш с непостижимым упорством продолжает заверять народ, что в общем дела идут в правильном направлении, а войска можно будет начать выводить только тогда, когда иракские вооруженные силы смогут самостоятельно справиться с террористами. Президент не намерен отправлять в отставку человека, которого многие называют главным архитектором иракского фиаско – министра обороны Доналда Рамсфелда. Напротив, он на днях заявил, что Рамсфелд и вице–президент Дик Чейни делают «фантастическую работу», что звучит просто издевательством для тех – а их число растет – которые полагают, что именно эти два деятеля в наибольшей степени несут ответственность за провал в Ираке.

Сумеют ли демократы извлечь для себя на предстоящих выборах выгоду из незавидного положения, в котором оказались по собственной вине их соперники? У демократов нет ни явного харизматического лидера, ни четкого плана по вопросу о том, что же делать с Ираком. Легко сказать – взять и вывести войска, - но ведь понятно, что просто уйти сейчас означает обречь несчастную страну на длительную, возможно, многолетнюю кровавую междоусобицу. Всем памятна гражданская война в Ливане, длившаяся пятнадцать лет…

Десятки, если не сотни книг уже опубликованы в Соединенных Штатах с критикой иракской войны. Томас Фридман из «Нью–Йорк таймс» пишет, что пора уже в книжных магазинах открыть специальные отделы под названием «Иракское фиаско». Действительно, слова «фиаско», «провал», «катастрофа» звучат каждый день. Ясно, что промежуточные выборы будут главным образом референдумом по вопросу об Ираке. Ни экономика, ни борьба с терроризмом, ни иранские и северокорейские ядерные дела не занимают сейчас в сознании американцев такого места, как Ирак. И все чаще вспоминается Вьетнам. Остается посмотреть, как все это скажется на результатах голосования.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net