Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.12.2006 | Сергей Маркедонов

Разжалованный праздник

День российской Конституции – "разжалованный" государственный праздник. В 2004 году высшее политическое руководство страны приняло решение перевести день Основного закона государства в разряд профессиональных праздников, уровняв его по статусу с днем строителя, учителя, рыбака, а также других не менее достойных профессий. Ни одного протестного выступления по этому поводу не последовало. Даже особо чувствительные к "нестандартным" решениям властей (а как еще относиться к фактической отмене праздника главного государственного закона) правозащитники и сторонники либеральных ценностей хранили гордое молчание.

Некоторые эксперты выдвинули тезис о скорой замене (как минимум, существенной корректировке) российского Основного закона. Экстравагантная трактовка. Даже в брежневском СССР до самого принятия новой Конституции 7 октября 1977 года праздновали Сталинского основного закона, принятого 5 декабря 1936 года. Между тем решение об изменении Конституции принималось еще в годы хрущевской "оттепели". Или возьмем наших соседей по СНГ. До конституционного референдума в Армении 27 ноября 2005 года страна отмечала день конституционного референдума 5 июня 1995 года как государственный праздник. Отмечала даже в 2005 году, то есть в год нового конституционного плебисцита.

Но постсоветская Россия решила идти "своим особым" путем, отказываясь от праздника, считающегося во всех государствах одним из особо почитаемых государственных праздников. В 2004-2006 гг. и власть, и общество принципиально продемонстрировали полное отсутствие интереса и к Конституции и к празднованию дня ее принятия. "Конституционная глухота" наших соотечественников с одной стороны, возродила в памяти светлые образы отечественной истории. Вспомнились "дискуссии" времен декабристсткого восстания о Конституции – жене (или сестре) великого князя Константина Павловича или непростой выбор между "Конституцией и севрюжиной с хреном". С другой стороны, эта "глухота" снова продемонстрировала минимальные изменения массового политического сознания россиян по сравнению с первой четвертью XIX века. Сегодня и власть, и общество абсолютно равнодушны к серьезному и содержательному обсуждению правовых проблем. Верхи предпочитают политическую целесообразность, а низы под этой самой целесообразностью понимают обычные "понятия". То, что записано в Основном законе страны и для власти, и для народа - фикция. Это – параллельное измерение, не имеющее никакого отношения к реальной жизни. Но где у нас в РФ реализуется суверенитет народа? Какая в самом деле независимость суда? Где оно разделение властей, если две палаты федерального парламента давно превратились в департаменты голосования президентской администрации?

Однако для того в России и существует высшая власть, чтобы в корне изменить ситуацию. Она не может быть сторонним наблюдателем и поощрять, укоренять архаичные антиправовые, по сути, массовые юридические представления граждан. Власть - это инструмент их воспитания в духе законопослушания. Иначе, именно власть (а не Соросы и Бжезинские) собственными же руками создает основу для "бессмысленного и беспощадного бунта". Лучшее средство от "бессмысленности и беспощадности" – это утверждение в обществе рационально- правового дискурса. Но для подобного воспитательного процесса высшая власть должна иметь внятный политический проект или хотя бы его общий набросок. Было бы также неплохо, если бы лидеры страны (и ее политтехнологическая и экспертная обслуга) не рассматривали цинизм как единственно возможную человеческую мотивацию и не игнорировали вовсе политический идеализм, без которого никакой национальный политический проект невозможен. Разве что распил госбюджета…

В нынешней России, между тем, значение и смысл государственных праздников серьезно недооценивается. Между тем, даты, чтимые государством - это его символическое позиционирование, дающее опознавательные знаки власти, своеобразный мессидж обществу. Без них невозможна осмысленная государственная политика, национальная самоидентификация. Ибо сами по себе экономические и политические управленческие решения, лишенные идейного наполнения, становятся всего лишь бегом на месте. Или по кругу.

Однако "опознавательная" система в сегодняшней России отсутствует как таковая. Точнее в одной системе сожительствуют диаметрально противоположные символы. При этом символы, так или иначе связанные с существованием России в последние полтора десятилетия либо содержательно выхолащиваются, либо и вовсе отменяются. Первое произошло с Днем России 12 июня, исполняемым в духе "рашен деревяшен". Второе можно наблюдать по отношению ко Дню российской Конституции.

Но если день 12 июня, действительно фиксирует конъюнктурное политическое событие эпохи борьбы нового российского центра власти со старым союзным центром, то день 12 декабря - единственный российский праздник, имеющий прямое отношение к новой российской государственности. Именно Конституция, принятая на референдуме 12 декабря 1993 года, впервые в российской истории провозгласила такие принципы как народный (а не партийный) суверенитет, политический плюрализм и многопартийность, федерализм и разделение властей. Именно декабрьская Конституция завершила советский период истории страны, провозгласив Россию демократическим правовым государством с республиканской формой правления. В отличие от Конституции СССР российская Конституция запретила сецессию (право на выход из состава РФ).

Но главная миссия российской Конституции не в ее статьях, а в реальной роли, которую она сыграла в нашей новейшей истории. Нынешний Основной закон окончательно решил вопрос о власти в стране. В отличие от 1917 года в 1993-м модель «буржуазной демократии» победила советскую. Конституция завершила горячую фазу борьбы за власть. Вся нынешняя политическая система (в том числе и та ее часть, которая акт 12 декабря не приемлет) существует постольку, поскольку существует эта Конституция. И власть нынешнего президента легитимна не благодаря высоким рейтингам и политтехнологическому напомаживанию, а в силу российской Конституции.

Какова логика решившихся на отказ от единственного праздника, символизирующего новую российскую государственность? Российская власть готовится к смене Конституции? Возможно. Но пока отмена Дня Конституции - демонстрация политического размежевания с первым президентом России Борисом Ельциным и символический разрыв с периодом "неуправляемой демократии". Со всеми вытекающими последствиями. Возможно, историки, впоследствии изучая наше время, будут говорить о Российской Федерации как о непризнанном государстве. Непризнанном собственной политической элитой. В 1991 году российская власть, сконцентрировалась на экономических реформах, добровольно отказалась от собственной политико-идеологической легитимации и уступила право на интерпретацию событий начала 90-х своим прямым оппонентам. Так демократическая Россия сама себя лишила легитимности. В результате рождение нового государства было представлено как трагический акт, как следствие распада великой державы - Советского Союза, подмена его немощным несостоятельным образованием.

Именно эта интерпретация растиражирована в школьных и вузовских учебниках. А теперь и в СМИ: тренд "советской реставрации" последних лет в еще большей степени дискредитирует образ новой демократической России. Этому образу просто нет места. Зато есть три мифа. Первый - это образ Советского Союза, с которым его создатели связывают существование золотого века. Для них современная Россия не самоценна. Даже после Бесланской трагедии Владимир Путин говорил о нынешней России исключительно как о "ядре СССР". Второй миф – Российская империя, с которой нам предлагается «восстановить историческую преемственность». При этом забывается, что Российская империя - это монархическое, сословное и унитарное, а не федеративное государство. На постсоветском пространстве опыты по "восстановлению государственности" уже были. В Грузии и Азербайджане они спровоцировали кровавые межэтнические конфликты, а в Латвии и Эстонии этническую сегрегацию. Третий миф - это миф «возрождения», обретения «корней», «возвращения к истокам». Его певцами выступали и выступают как деятели этнонационалистических движений в республиках в составе России.

Но нынешняя Россия как государство (а не как историческое пространство) - новое образование. Она результат августа 1991-го и октября 1993-го. Отрицать это происхождение и дискредитировать демократическое происхождение сегодняшней России означает одно – работать на разрушение страны. Россия не повторила путь СССР, потому что смогла в отличие от союзного центра подписать свой федеративный договор и на основе демократических механизмов без повторения "югославских сценариев" собрать вокруг Москвы не 1/6, но 1/8 часть суши. Любить империю Романовых и сталинский СССР и ненавидеть современную Россию- это политическая некрофилия. Ее можно было бы сделать предметом шуток и пародий. Но сегодня именно любовь к политическим трупам признается проявлением патриотизма. Государственные ТВ - каналы готовы оправдать любых деятелей прошлого (от Косыгина до Распутина). Оправдания нет только для "перестойщиков" и "ельцинистов". То есть создателей современного Российского государства.

Однако не Сталин, и не Минин с Пожарским, а столь ненавидимая совпатриотами демократия стала объединительной идеей для новой России. Отказ от нее в пользу миражей "Российской империи и СССР, которые мы потеряли" - это отказ и от новой надэтнической общности - российской гражданской политической нации. И российской идентичности. Очевидно, что без новой идентичности Россия так и останется конгломератом этнических групп и противоборствующих интересов. Бегство к СССР и "исторической России" - это неадекватный обмен на политические фантомы прошлого. Но, увы, Россия в ближайшие годы останется государством, непризнанным собственной элитой. Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net