Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

14.05.2007 | Татьяна Становая

Россия создает азиатский энергетический союз

Россия стремится сохранить и укрепить свои позиции на энергорынке Европы, предлагая лидерам Казахстана и Туркмении энергетический союз. Трехсторонний саммит, посвященный этому, прошел в конце прошлой недели. Одновременно в Польше состоялся «антироссийский» энергетический форум, на котором потребители российских энергоресурсов обсудили пути снижения зависимости от Москвы. Россия вступила в решающую битву за монополию транспортировки азиатских энергоресурсов и на сегодняшний момент добилась крупного успеха – на саммите принято решение подготовить к 1 сентября соглашение о строительстве Прикаспийского газопровода, строительство которого предполагается начать во второй половине следующего года.

Россия стремится создать единую энергосистему с Казахстаном и Туркменией. Фактически речь идет о создании энергетического союза, в рамках которого Россия могла бы контролировать экспорт энергоресурсов, а Туркмения и Казахстан – наращивать объемы и прибыль от экспорта. Однако, как показали переговоры, создание энергетического союза продвигается весьма проблематично. Казахстан и Туркмения крайне заинтересованы в доступе к инфраструктуре, а Запад форсирует альтернативные пути транспортировки энергоресурсов.

Россия намерена сохранить монополию на экспорт газа и доминирующие позиции в экспорте нефти. В первом случае важнее заручиться поддержкой Туркмении, которая обсуждает возможность строительства Транскаспийского газопровода в обход России. Во втором случае крайне важна поддержка Казахстана, от нефти которого зависит заполняемость «антироссийского» трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и крайне важного для России нефтепровода Бургас – Александруполис.

Первым делом президент России Владимир Путин посетил Астану, где провел переговоры со своим коллегой Нурсултаном Назарбаевым. Российский лидер должен был заручиться поддержкой Казахстана в вопросе наполняемости трубопровода Бургас – Александруполис (соглашение о его строительстве с Грецией и Болгарией был недавно подписан на высшем уровне). По трубопроводу предполагается транспортировка российской нефти от болгарского черноморского порта Бургас в греческий Александруполис и далее на зарубежные рынки. Маршрут проложен в обход турецких проливов Босфор и Дарданеллы, что позволит разгрузить эту транспортную артерию и снизить стоимость поставок. Главная геополитическая цель проекта – сделать нерентабельным конкурирующий проект - Баку-Тбилиси-Джейхан, лоббируемый Западом и лишающий Россию ее геополитических преимуществ при экспорте нефти. Однако без нефти Казахстана добиться наполняемости Бургас – Александруполис будет почти невозможно.

Казахстан – один из самых крупных потенциальных поставщиков нефти, добыча которой быстро наращивается и имеет значительную перспективу. Казахстан заинтересован в том, чтобы наращивать экспорт своей нефти, но этому мешает ограниченность мощностей Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Назарбаев и США давно просят Россию расширить КТК, в противном случае Астана будет вынуждена диверсифицировать поставки и использовать альтернативные трубопроводы - например, Баку-Тбилиси-Джейхан.

Для России же ситуация не является однозначной. С одной стороны, Москва всерьез сопротивляется расширению КТК, с другой - крайне боится конкуренции со стороны БТД, который значительно снижает влияние России в регионе и ослабляет позиции на нефтяном рынке. Стоит напомнить, что КТК был создан в 1992 году, и Россия присоединилась к нему на далеко не самых выгодных условиях. Россия всегда противилась тому, чтобы Казахстан свободно экспортировал свою нефть по территории России, используя «льготный» тарифный режим. При этом никакой выгоды Россия не имеет: в большей степени в развитии КТК заинтересованы американские инвесторы: США вкладывают значительные инвестиции в разработку Тенгизского нефтяного месторождения в Казахстане, из которого нефть идет в КТК, а в проекте участвуют американские компании ChevronTexaco и Exxon Mobil. При этом сам КТК, который сейчас передан в управление российской «Транснефти», является убыточным.

На протяжении многих лет Казахстан безуспешно просил Россию расширить КТК, но в апреле прошлого года, проблема была разрешена. Россия повышала незначительно тариф на прокачку, а КТК расширялась с 23 до 67 млн тонн в год. Однако это решение застопорилось, а в начале 2007 года Россия открыто заявила, что никакого расширения не будет.

Сейчас торг между Россией и Казахстаном вступил в новую стадию. Дело в том, что Россия заинтересована в «соединении» двух маршрутов: морской части (от Новороссийска, где заканчивается КТК) и трубопровода Бургас-Алесандропулис. Главной задачей Путина в ходе переговоров с Назарбаевым было добиться согласия Казахстана на наполнение балтийского нефтепровода в обмен на последующее расширение КТК. Недавно глава «Транснефть» Семён Вайншток заявил, что Россия разрешит Каспийскому трубопроводному консорциуму удвоить мощности при условии, что КТК согласится участвовать в трансбалканском нефтетранспортном проекте Бургас-Александропулис. Однако, как показала итоговая пресс-конференция, этого достичь не удалось.

Как заявил Назарбаев, на трубопровод Бургас – Александруполис могут пойти дополнительные 17 млн тонн, при том что КТК будет расширен до 40 млн тонн. Путин тут же указал, что России надо еще подумать. Как заявил газете «Ведомости» высокопоставленный источник в российской делегации, никаких конкретных договоренностей о расширении КТК в Астане достигнуто не было. Готовность России к этому шагу будет напрямую увязана с увеличением тарифов КТК и рентабельностью проекта. По мнению ряда экспертов, такая позиция России является торговой: в действительности речь идет о том, чтобы уговорить Казахстан отсрочить расширение КТК и «привязать» экспорт казахстанской нефти к трубопроводу Бургас-Александропулис.

Отсутствие решения по вопросу расширения КТК является достаточно опасным для России, так как в этом случае Казахстан, который наращивает добычу нефти, может переориентироваться на новый трубопровод в обход России, а именно – на БТД. Об этом открыто говорят американские инвесторы. Правда, сам Назарбаев пока заверил Путина, что Казахстан готов всю нефть экспортировать по территории России. Пока не ясно, останется ли лидер Казахстана при своей позиции после того, как Путин усомнился в перспективе расширения КТК.

Казахстан, осознавая свою мощь как экспортера энергоресурсов, намерен жестко торговаться с Россией, стремясь закрепиться на рынке энергоносителей. В 2005 году, сразу после открытия БТД, Назарбаев, посетив Грузию, заявил, что его страна намерена приблизительно к 2016 году войти в первую десятку стран-поставщиков нефти на мировые рынки. Казахстан активно инвестирует в Киргизию, конкурируя с российскими компаниями, недавно лидеры Казахстана и Туркмении подписали соглашение о координации своих действий в энергетической сфере. Большие амбиции заставляют Казахстан ужесточать свой диалог с Москвой и добиваться либо расширения допустимых Россией маршрутов, либо использовать альтернативные, если Москва не идет навстречу. Кремль пока отказывает Назарбаеву в получении доступа к инфраструктуре, что серьезно раздражает Астану.

Недавно Михаил Фрадков провел в Казахстане переговоры с премьер-министром Масимовым, который тогда отметил, что «прорабатывается проект соглашения о порядке организации, управления, функционирования и развития общего рынка нефти и газа государств – членов ЕврАзЭС», который должен предусматривать «взаимное предоставление равноправного доступа к инфраструктуре национальных рынков нефти и газа». Однако Михаил Фрадков здесь же оборвал: «Никто вопроса равного доступа к энергоресурсам не поднимал». А недавно Казахстан отказался от участия в Таможенном союзе до тех пор, пока Россия, Казахстан и Белоруссия не вступят в ВТО. Причина: категорический отказ России обсуждать в рамках таможенного союза вопрос о равноправном доступе к инфраструктуре национальных рынков нефти и газа.

Максимум, что готова предоставить Москва – это возможность самостоятельно искать покупателей газа в Европе, зарабатывая значительно больше. Так, глава «Газпрома» Алексей Миллер сообщил по итогам визита, что Россия и Казахстан договорились о цене казахстанского газа с Карачаганакского месторождения – это было одним из условий создания СП на базе Оренбургского газоперерабатывающего завода. Как заявил вчера вице-президент компании «Казмунайгаз» Жаксыбек Куликеев, газ, выработанный в Оренбурге, будет продаваться в Европе не «Газпромом», а АО «Казросгаз» – совместной компанией «Казмунайгаза» и «Газпрома»; цена поставки, по его оценкам, должна составлять на границе РФ и Казахстана $140-145 за 1 тыс. куб. метр.

Тем не менее, пока преувеличивать проблемы поиска политической формулы расширения КТК не стоит: Казахстан не намерен рисковать стратегическим партнерством с Россией. Так, Назарбаев не приехал на энергетический форум в Польшу (хотя раньше давал соответствующее обещание), где планировалось обсудить вопрос о транспортировке казахской нефти из Одессы в Гданьск в обход России. Без полноценного участия Казахстана (который направил на саммит замминистра нефти) и Туркмении энергетический саммит в Польше с участием президентов Украины, Азербайджана, Грузии, Литвы и Польши выглядит саммитом потребителей и значительно ограничивает возможности обсуждения проблем транспортировки энергоресурсов в обход России. Казахстан также активно поддерживает важные для Путина проекты - например, создание международной сети обогащения урана: соответствующее соглашение было подписано в ходе визита Путина. Наконец, Назарбаев получил поддержку России как кандидата на председательство в ОБСЕ в 2009 году. Судя по всему, Назарбаев прекрасно понимает, что России придется идти на уступки в вопросе расширения КТК, дабы не увеличить конкурентоспособность БТД и сохранить благоприятный фундамент для реализации стратегически еще более важных проектов в газовой сфере.

Газовое сотрудничество стало главным на переговорах с Туркменией, которая оказалась в центре борьбы за влияние между США и Россией. В энергетической сфере это обернулось конкуренцией между двумя проектами транспортировки газа: проамериканским транскаспийский трубопроводом и прикаспийским, лоббируемым Россией. Новый президент Туркмении в ходе своего визита в Россию в апреле дал понять, что всерьез заинтересован в транскаспийском проекте (ТКТ). Стоит напомнить, что ТКТ предусматривает строительство газопровода по дну Каспийского моря пропускной способностью 30 млрд куб. метров в год. Из него газ мог бы поступать в газопровод Баку - Тбилиси - Эрзерум и далее в Европу через трубопровод Nabucco. Этот маршрут активно лоббируется Европой и США, но сейчас в реализации этого проекта существуют трудности.

В конце апреля министр иностранных дел Казахстана Марат Тажин заявил, что республика отказалась участвовать в проекте. Без казахстанского газа наполнить трубу будет непросто. Не ясна до конца судьба Nabucco: ЕС решил отложить принятие окончательного решения по проекту до весны 2008 года. Тем временем российский президент, воспользовавшись неопределенностью, пошел в атаку, выдвинув целый комплекс глобальных инициатив. Так, альтернативной ТКТ должен стать прикаспийский газопровод, альтернативой БТЭ - магистральный газопровод Центральная Азия – Центр (ЦАЦ), позволяющий экспортировать газ из Туркменистана, Узбекистана и Казахстана в Россию и далее в Европу; альтернативой Nabucco – Южно-Европейский газопровод пропускной способностью 20 млрд куб. метров в год, который соединит Болгарию с Сербией и Хорватией, а также север Италии и должен стать продолжением «Голубого потока». Судьба двух альтернативных маршрутов транспортировки азиатского газа будет решена в зависимости от того, удастся ли России добиться от Казахстана и Туркмении согласия на строительство Прикаспийского газопровода (ПКТ), который должен пройти по восточному берегу Каспия из Туркмении через Казахстан в Россию. На саммите трех президентов достигнуто предварительное соглашение по данному вопросу.

Как заявил в ходе визита в Туркмению Алексей Миллер, маршрут Прикаспийского трубопровода может пройти в коридоре действующего газопровода «Средняя Азия-Центр-3», расположенного на западе Туркмении, где интенсивно осваиваются углеводородные ресурсы. По его словам, мощности «Средней Азии-Центр-3» не могут обеспечить нарастающих темпов двустороннего сотрудничества в газовой отрасли. Миллер подчеркнул, что проектная мощность трубы должна была составить 10 млрд куб. метров газа в год. «В 2006 году трубопровод обеспечил перекачку 400 млн кубических метров», - сообщил глава компании.

Казахстан в данном случае уже зарекомендовал себя как союзник Москвы. Глава МИД Казахстана Марат Тажин заявил, что транскаспийские маршруты транспортировки углеводородов могут быть реализованы только после подписания Конвенции о правовом статусе Каспия. Очевидно, что статус Каспия – это проблема долгосрочная и в ближайшие годы не разрешимая, тем более без участия России. Правда, посол США в Казахстане Джон Ордвей заявил, что строительство транскаспийских трубопроводных маршрутов может быть начато еще до определения правового статуса Каспийского моря. Но в данном случае позиция США ситуации не меняет.

Гораздо важнее России было добиться союза с Туркменией, где смена руководства страны спровоцировала активные «ухаживания» Запада. Евросоюз предложил Ашхабаду €1,7 млн на проведение ТЭО проекта транскаспийского трубопровода для транспортировки газа в Европу через Азербайджан, Грузию и Турцию. Россия сейчас намерена действовать не менее активно. Бердымухамедову предложен целый пакет «дивидендов», которые сыграли решающую роль в выборе нового президента Туркмении.Во-первых, Россия согласна больше платить за туркменский газ и заверила Бердымухамедова в готовности либерализовать и внутренний рынок газа. Во-вторых, Москва берется за модернизацию трубопровода Средняя Азия – Центр, и соответствующее соглашение также было подписано. Это одна из самых острых проблем Туркмении, которая нуждается в работающих транспортных мощностях, нехватка которых ограничивает ее возможности наращивания добычи газа. В-третьих, Россия может позволить Туркмении самостоятельно и напрямую продавать некоторые объемы своего газа в Европе, значительно наращивая доходы. Остальные поставки будут гарантированы. В-четвертых, Россия обещает Туркмении значительные инвестиции в добычу газа. В-пятых, - и это, пожалуй, главное - Туркмения получает гарантии политической поддержки от России. Возможно, на готовность азиатских государств ориентироваться на Москву во многом оказал влияние «андижанский кризис», когда успешно сотрудничавший с Западом Ислам Каримов столкнулся с жесткой критикой после кровавого подавления бунта.

Эти аргументы, похоже, оказались более весомыми по сравнению с позицией Запада – это актуально и для Казахстана, и для Туркмении. И хотя президенты этих стран продолжают говорить о необходимости диверсификации, но количество таких возможностей существенно сокращается. Тем не менее, есть ряд препятствий, которые сохраняют свою актуальность. В первую очередь это относится к проектам газопроводов из Туркмении. Несмотря на то, что для ТКТ может просто не хватить газа (точные его запасы в Туркмении неизвестны, а оптимистические заявления властей этой республики вызывают значительные сомнения), заявление президента Туркмении о сохранении проекта ТКТ в повестке дня делает российский проект немного «подвешенным». Не решенным остается вопрос о том, кто будет продавать среднеазиатский газ в Европу. Как пишет «Коммерсант», ни одна из сторон пока не комментирует, как и кто будет продавать дополнительные 30 млрд куб. метров газа производства Туркмении, Казахстана и Узбекистана (президент Узбекистана Ислам Каримов подписал декларацию саммита в Туркменбаши заранее, 9 мая, на встрече с господином Христенко). «Газпрому» этот объем не гарантирован. Наконец, существует и проблема конкуренции компаний России и Казахстана: последняя стремится также занять свое место на рынке добычи газа на туркменском шельфе. Тем не менее, все эти ограничители не носят неразрешимого характера, и сам факт трехстороннего саммита с подписанной по его итогам декларацией о строительстве Прикаспийского трубопровода свидетельствует о наличии стратегического вектора на сотрудничества Казахстана и Туркмении с Россией в энергетической сфере.

Противоречия будут усиливаться в будущем, когда Казахстан столкнется с дефицитом мощностей для экспорта своей нефти. Россия, в свою очередь, вынуждена будет идти на существенные для себя уступки: прежде всего, это касается нефтяной сферы в отношениях с Казахстаном и возможностей представить азиатским партнерам больше свободы в непосредственной продаже своих энергоресурсов в газовой сфере.

Центральная Азия сегодня вынуждена выбирать между возможностями независимо от России зарабатывать огромные средства от продажи своих энергоресурсов при помощи западных инвестиций и западной поддержки, но с более высокими рисками сбыта, и возможностями прочных гарантий сбыта своих ресурсов по существенно более низкой цене, но с надежной опорой в лице России. Кроме того, сближение с Западом означает повышенное внимание к политическим институтам внутри страны, что также создает дополнительные внутриполитические риски, делающие Россию более комфортным партнером. В пользу России также «работает» сразу несколько факторов: экономическая спорность и отсутствие консенсусности на Западе в строительстве обходных маршрутов, политические риски конфликта с Россией и сближения с Западом, и, наконец, резкий рост геополитической активности России, которая сделала серьезную ставку на координацию усилий производителей энергоресурсов.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net