Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

30.05.2007 | Алексей Рощин

Уничижение суда

Во второй декаде мая Конституционный Суд РФ подверг УПК серьезным изменениям. Были отменены и признаны неконституционными сразу три статьи кодекса, запрещающие возбуждать уголовное дело по вновь открывшимся обстоятельствам, если дело находится в стадии судебного разбирательства или по нему есть вступивший в силу приговор, и все это может привести к ухудшению положения обвиняемого или осужденного.

История вопроса такова. На начало 2000-х мы имели вполне еще советскую, доставшуюся нас еще от времен Вышинского систему правосудия, в которой даже вступивший в силу приговор суда, по сути, еще ничего не означал: по кассационной или надзорной жалобе его всегда могли пересмотреть в любую сторону. Это вполне отвечало реалиям репрессивной, по сути, модели советской правоохраны, в которой прежде всего защищались интересы государства, а не личности. Естественно, что в этой модели суд должен был быть не последней инстанцией, не самостоятельной ветвью власти, но не более чем «приводным ремнем» в системе вынесения приговоров.

Однако в начале правления Путина позиции либералов-западников оказались достаточно сильны, и ими были предприняты серьезные усилия для того, чтобы похоронить советскую систему правосудия и поставить во главу угла интересы личности, а не государства. Для этого, с одной стороны, в 2002 году был принят и вступил в силу новый Уголовно-Процессуальный Кодекс – основной документ, определяющий порядок рассмотрения дел в суде, определения вины и вынесения приговоров. Новый УПК стал практически революционным: его 405-я статья однозначно запретила пересматривать уже вступившие в силу приговоры в сторону ужесточения наказания.

В июле 2002 года и Конституционный Суд РФ выступил в унисон с только что вступившим в силу УПК: он признал неконституционными положения предыдущего УПК, позволявшие ряду руководящих работников прокуратуры (областному прокурору, генпрокурору и его заместителям) опротестовывать в течение года оправдательные (или чересчур мягкие, по их мнению) приговоры, уже утвержденные кассационной инстанцией. Фактически КС выступил против норм, позволявших ужесточать приговоры суда после их вступления в законную силу.

Это был, как мы теперь понимаем, пик в стремлении реформаторов цивилизовать судебную систему. Дальше пошел откат назад, к советской репрессивной системе. Причем особенно печально, что противники реформ принялись править УПК, приводя его к советским образцам, используя в качестве послушного инструмента Конституционный Суд.

В 2005 г. Конституционный Суд вернулся к рассмотрению УПК – и признал несоответствующей Конституции знаменитую 405-ю статью – ту самую, которая однозначно запрещала пересмотр приговоров в сторону ухудшения. 405-я пала тихо, реформаторы оказались настолько слабы, что даже не смогли поднять голос в ее защиту. КС, правда, в 2005 году сопроводил отмену этой статьи «либеральной» оговоркой: мол, приговоры можно ужесточать только в том случае, если при рассмотрении дела в суде были допущены очень серьезные нарушения закона и процедуры (скажем, выяснится, что судья был подкуплен).

Однако и такой компромисс оказался недостаточным: в своем последнем решении от 16 мая 2007 года Конституционный Суд добил всю прежнюю идеологию нового УПК 2002 года и фактически вернул ситуацию к советской модели: отныне опять приговоры можно пересматривать не только в случае грубого нарушения судебной процедуры, но и вообще «по вновь открывшимся обстоятельствам». Уже, казалось бы, похороненный 5 лет назад институт «доследования» триумфально возвращается под аккомпанемент слов насчет «соответствия Конституции», «неуклонной защиты прав граждан», «соответствия европейским нормам» и т.п. КС в 2007 году даже не смутило, что он фактически выступил против себя самого образца 2002 года.

И никого это не удивило. Подумаешь! В 2002 году Конституция РФ утверждала (со слов ее штатного толкователя - КС) одно, в 2007 году – другое. Обычное дело, не правда ли?Что же, собственно, произошло? Больше всего похоже на то, что КС своей серией постановлений упразднил судебную власть как таковую. То есть – именно как власть. Заодно, правда, КС снял с судей также и ответственность – неизбежную спутницу власти; уже сейчас видно, что многие судьи за это премного ему благодарны.

Фактически КС утвердил неокончательность любого приговора суда, а все так называемое «судебное следствие» превратил де-факто в нечто под названием «Мели, Емеля!» Это не должно быть чем-то из ряда вон выходящим для «советских» - они жили при таком суде все годы советской власти.При этом ясно, что лишить суды власти, никому ее при этом не передав, нельзя: власть не может просто «исчезнуть». Куда же и к кому она перешла? Ответ очевиден: она перешла (а точнее – окончательно вернулась) в прокуратуру.

Неуловимо сместились акценты. Если раньше, в 2002 – 2007 гг. прокуратура должна была искать доказательства и обосновывать обвинение, а суд оценивал качество ее работы и выносил вердикт – то теперь будет наоборот, так, как «привычно»: суд рассматривает дело и пишет приговор, а если он прокуратуру не устраивает – она его с легкостью отменяет «по вновь открывшимся обстоятельствам» и заставляет суд потрудиться еще. В точности как хозяин наказывает нерадивого работника.Впрочем, в нынешней суровой реальности для рядовых граждан в равной степени далеки и непонятны обе фигуры – что судья, что прокурор. Едва ли хотя бы один из ста представляет себе, откуда они берутся, кто их назначает и кто увольняет. Рядовые граждане твердо знают только одно – что сами они к этим процессам никакого отношения не имеют и иметь не могут. Почему? Бог весть.И пока это – главное наследие советской системы - не преодолено, все новации КС, все незримые битвы «реформаторов» и «контрреформаторов» обречены наталкиваться на стойкое равнодушие большей части общества.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net