Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

18.06.2007 | Татьяна Становая

Проблема-2008: сценарий «третий преемник»

На прошедшей неделе впервые на высоком официальном уровне признано, что Кремль готовит преемника. Как заявил помощник президента России Игорь Шувалов, Путин может поддержать «третьего» кандидата (после двух первых заместителей председателя правительства Дмитрия Медведева и Сергея Иванова). Последнее время появляется набор свидетельств в пользу нового сценария решения «проблемы-2008». Этот сценарий может иметь и самостоятельную ценность - в качестве возможного варианта развития событий, и оказаться очередной «дымовой завесой», созданной Кремлем для удержания элиты в неведении относительно «проблемы-2008» как можно более длительное время. Окончательная ясность наступит не ранее конца осени 2007, в противном случае Путин досрочно превратиться в «хромую утку», что для него недопустимо.

На сегодня есть ряд наиболее вероятных предпосылок, которые позволяют анализировать «проблему 2008». Во-первых, с высокой степенью вероятности Владимир Путин все-таки покидает свой пост в 2008 году. В этом случае президенту нужен преемник, который смог бы реализовывать «путинский курс». При этом весьма важным является то, что Владимир Путин предпринял едва ли не все возможные шаги для того, чтобы гарантировать реализацию своего курса вне зависимости от фигуры преемника и его личных взглядов. Иными словами, преемник должен фактически стать «отражением» Путина. «Обезличивание» преемника началось весной этого года: в своих выступлениях Путин подробно формирует повестку дня для «путинского курса», который будет реализован преемником, а все потенциальные кандидаты и будущие руководители государства эту повестку активно перенимают, становясь все более похожими на самого Путина и все более теряя собственную специфику.

Во-вторых, ни одна дееспособная фигура преемника не способна стать консенсусной для всего путинского окружения. Есть набор фигур, которые допустимы для Путина и части его окружения, в числе которых можно называть и Дмитрия Медведева, и Сергея Иванова, и Владимира Якунина и т.д. Все они - «путинцы», способные набрать достаточный электоральный вес. Последнее время шло наращивание ресурсов Медведева и Иванова, которые в СМИ стали фаворитами в борьбе за роль преемника. Однако избрание любого из них будет означать политическое поражение и резко возрастающие риски для дальнейшей деятельности части президентского окружения - в первую очередь силовиков.

В-третьих, до последнего времени было принято считать, что в Кремле существует «партия третьего срока», куда причисляли прежде всего силовиков. «Третий срок» Путина - это радикальная альтернатива потенциальным преемникам и возможность остаться у власти. Однако сейчас этот сценарий выглядит все менее вероятным. Времени для соответствующей правки Конституции становится все меньше, а сам Путин продолжает утверждать, что на новый срок не пойдет. Возможно, у «силовиков» сейчас появился другой вариант действий, который выгоден им и совместим со сценарием преемничества.Все эти три предпосылки - обезличивание преемника, невозможность выбора подходящего для всех «путинцев» преемника и наличие противников ухода Путина - могли привести к тому, что предметом обсуждения в Кремле становится совершенно иной сценарий, позволяющий избрать президента из числа несамостоятельных и более слабых фигур. Интересно, что в этом случае преемниками вряд ли могут стать Иванов или Медведев - они слишком «свои» для Путина. Отсюда появляется сценарий под условным названием «третий преемник». Он означает, что на пост президента избирается техническая фигура, которая не ведет свою игру, а является «ведомой».

В числе тех, кто потенциально может претендовать на роль «третьего преемника» (если первый и второй – Медведев и Иванов), СМИ называли очень много фамилий - начиная с Сергея Нарышкина и заканчивая Сергеем Собяниным или каким-нибудь губернатором. Нарицательным именем для такого преемника может стать фамилия Фрадкова, а сценарий выбора преемника может оказаться очень похож на сценарий подбора премьер-министра в 2004 году. Не исключено, что «третьим преемником» может стать и сам Михаил Фрадков. В пользу этого говорит рост слухов в СМИ, а также в среде близких к Кремлю журналистов, называющих именно фамилию премьер-министра России.

Реализация сценарий «третий преемник» позволяет решать сразу несколько задач.

Во-первых, с наибольшей гарантией обеспечить преемственность «путинского курса», так как новый президент заведомо будет не самостоятельным генератором курса, а исполнителем уже заложенной «программы действий».

Во-вторых, такой преемник не станет угрозой для позиций сторонников «третьего срока», а основные наиболее влиятельные фигуры в окружении Путина смогут занимать ключевые посты в управлении государством.

В-третьих, Владимир Путин получает более удобные для себя условия сохранения собственного политического влияния. Избрание нового президента ведет к появлению второго центра влияния, а вместе с наличием влияния Путина – диархии. В условиях, когда официальный президент – слабая фигура, баланс сил в диархии меняется в пользу неформального Путина.

Этот сценарий под условным названием «третий преемник» имеет свою радикальную (едва ли не фантастическую) вариацию. Он подразумевает, что с приходом на пост президента несамостоятельной фигуры проводится политическая реформа, перераспределяющая власть от президента в пользу правительства. Центр принятия решений перемещается из Кремля в правительство. Парламентское большинство получает рычаги влияния на формирование исполнительной власти. Фактически речь идет о варианте полного переформатирования политической системы от полупрезидентской в сторону президентско-парламентской.

Однако такой вариант означает, что происходит разрушение всей действующей системы принятия политических решений и их реализации - так называемой «вертикали власти». Вслед за этим появляется риск политической дестабилизации и одновременно делегитимации поста президента и президентских выборов. Поэтому вероятность радикального варианта «сценария «третий преемник» - практически равен нулю.

Сценарий «третий преемник» получает последнее время косвенные подтверждения. Так, Владимир Путин инициировал начало внесения поправок в Конституцию, сняв с нее лейбл неприкасаемости. Увеличение президентского срока в этом случае может стать только началом процесса. Еще одним сигналом в пользу институционального ослабления значимости поста президента является заявление бывшего помощника Путина – Андрея Илларионова, который заявил, что в Кремле активно обсуждается вариант отмены президентских выборов. Отметим и статью Николая Сванидзе в «Ежедневном журнале», который, в отличие от Илларионова, не принадлежит к оппозиции, но прямо указывает на возможность выдвижения Михаила Фрадкова на роль преемника: «Результат идеальный для кремлевских чекистов - третий срок Путина. Приемлемый компромисс - Фрадков. Ни Иванов, ни Медведев не устраивают категорически».Еще более явным указанием на вариант «третий преемник» стало заявление помощника президента Игоря Шувалова.

15 июня Шувалов, выступая в политологическом Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, заявил, что есть два наиболее похожих на преемников кандидата: «У нас есть два активных человека, которые работают первыми заместителями премьер-министра с разными обязанностями и очень либеральны во взглядах». «Каждый из них может победить», - сказал Шувалов, намекая на Иванова и Медведева. Однако «мой президент может сделать еще один сюрприз и, может быть, позднее, в этом году, вы, возможно, узнаете еще об одной возможной фигуре», - отметил помощник президента. Шувалов также отметил, что Путин не будет менять Конституцию в пользу «третьего срока».Однако сценарий «третий преемник» имеет свои очень существенные слабые места, которые могут стать решающими в пользу отказа от его реализации.

Во-первых, Владимир Путин в новой системе будет иметь недостаточную легитимность по сравнению с вариантом «третьего срока». Впрочем, сохранить нынешнее влияние в полном объеме и легитимность Путин не сможет в случае ухода с поста президента.

Во-вторых, слабый президент может оказаться фигурой с двойной лояльностью. Например, если предположить, что преемником оказывается Фрадков, пришедший на пост председателя правительства по рекомендации Игоря Сечина, то возникает вопрос: с кем в первую очередь он будет контактировать - с Путиным или Сечиным? Это также рождает проблему нарушения баланса сил. Однако надо признать, что любой преемник в той или иной степени нарушает баланс сил, и вариант слабого президента делает это в наименьшей степени.

В-третьих, приход в 2008 году на пост президента слабого президента автоматически снизит неформальный вес главы государства. Однако ничто не страхует от риска роста амбиций и политической самостоятельности нового президента.

На сегодня можно утверждать, что в Кремле теряет актуальность сценарий «третьего срока», а все остальные сценарии для Путина и путинского окружения политически рискованны. Тем не менее, преемник скорее всего будет назван в начале или ходе президентской избирательной гонки, и этот преемник будет один: его поддержат все «партии власти». Об этом, в частности, свидетельствует и заявление лидера «Справедливой России» Сергея Миронова, который сказал, что его партия не будет выдвигать своего кандидата, а поддержит одного из зарегистрированных. До этого момента Путин будет крайне заинтересован в неведении элиты относительно фигуры будущего президента. В этой связи можно предположить, что либо кандидатуры Иванова и Медведева – «дымовые завесы», либо появление в публичном пространстве сценария «третий преемник» - отвлекающий маневр от чрезмерно поднявшихся и слишком похожих на преемников двух первых вице-премьеров.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net