Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

19.06.2007 | Алексей Макаркин

Григорий Явлинский – кандидат в президенты

Федеральный совет Российской демократической партии «Яблоко» принял решение рекомендовать Григорию Явлинскому принять участие в президентских выборах 2008 года. И хотя официальное выдвижение его кандидатуры состоится на партийном съезде, который должен, ориентировочно, пройти осенью, велика вероятность, что Явлинский в третий раз примет участие в президентской гонке. По разным причинам, это выгодно и самому «Яблоку», и российской власти. Что касается традиционных оппонентов «Яблока» из числа СПС, то и они могут попытаться использовать выдвижение Явлинского в свою пользу.

«Яблоко» - отсутствие перспектив

Партия «Яблоко» давно переживает кризис. На парламентских выборах 2003 года партия не смогла преодолеть 5%-ный избирательный барьер. С этого времени ситуация только ухудшилась. За период, прошедший с момента запрета блоков на российских выборах (то есть с того времени, как партии должны были выступать на выборах самостоятельно), «Яблоко» только один раз – в Москве – смогло пройти в региональный парламент. Да и то такой успех стал результатом объединения усилий «Яблока» и СПС при использовании «яблочного» бренда – такое решение вызвало недовольство части центрального руководства правых (и стало одной из причин конфликта между ним и лидерами региональной организации). В тех регионах, где «Яблоко» имело реальные шансы на прохождение в местные парламенты – Санкт-Петербурге и Карелии – партия была снята с дистанции. Влияния «Яблока» на федеральном уровне не хватило для того, чтобы защитить своих регионалов: Кремль дистанцировался от проблем партии, не мешая местным властям нейтрализовать неугодные им политические силы (как в Санкт-Петербурге, так и в Карелии «Яблоко» было серьезной внутриэлитной оппозицией региональному начальству).

В других регионах у «Яблока» не было реальных шансов на успех – вне зависимости от того, конкурировала ли партия с СПС или монополизировала демократическую часть политического спектра. Местные организации в большинстве регионов слабы и не воспринимаются в элитах серьезно – поэтому и снимать их с дистанции нет никакого смысла. Напротив, самим фактом участия в региональных выборах «яблочники» повышают степень их легитимности. Отметим, что серьезное влияние «Яблока» в Санкт-Петербурге и Карелии является заслугой не центрального руководства партии, а местных организаций. Они либо исторически прочно «укоренены» в местном истеблишменте (еще с 90-х годов «Яблоко» было неизменно представлено в питерском парламенте, а некоторое время входило и в управлявшую городом коалицию), либо опирается на ресурс популярного регионального политика (как в Карелии).

На федеральном же уровне ситуация с «Яблоком» куда ближе к положению дел в слабых для партии регионах. По данным ВЦИОМ, партия может рассчитывать на поддержку лишь 1% избирателей – при этом такой результат сохраняется в течение всего прошедшего года; никаких признаков улучшения не видно. «Левада-центр» традиционно давал более оптимистичные оценки популярности «Яблока» (до 4%), но майское исследование этого социологического центра также показывает, что партия Явлинского может рассчитывать на поддержку лишь 1% россиян.

Опрос фонда «Общественное мнение» (ФОМ) дает дополнительную информацию об электоральных перспективах «Яблока». Так, половина участников опроса считает, что партия «Яблоко» себя изжила и сейчас не оказывает никакого влияния на положение дел в стране. 22% оценивают это влияние как «слабое», и лишь 1% полагают, что оно носит «сильный» характер. 38% полагают, что политическое влияние «Яблока» идет на убыль.

Таким образом, отсутствует аргумент «полезного голосования» за партию – избиратели не верят, что речь идет о серьезной перспективной политической силе. 43% участников опроса уверены, что на декабрьских выборах партия не сможет преодолеть избирательный барьер. Партия воспринимается как архаичная и недостаточно конструктивная, не берущая на себя ответственности за проведение государственной политики, имеющая в своем активе слова, а не дела. Роковую роль для партии сыграла ее позиция в 90-е годы, когда, имея достаточно высокий уровень популярности, она опасалась идентификации с ельцинским режимом и находилась в демонстративной оппозиции, исключая из своих рядов своих видных членов, согласившихся войти в состав правительства – Михаила Задорнова и Оксану Дмитриеву.

Подобные оценки приводят и к низкой инвестиционной привлекательности партии – крупные предприниматели не склонны вкладывать средства в политический проект, который находится в таком печальном состоянии. Времена, когда партию поддерживал так называемый «олигархический» бизнес (Гусинский и Ходорковский) остались давно в прошлом. Российская эмиграция также разочарована в «яблочниках», которые не оказали достаточной политической поддержки своим инвесторам, когда те вступили в лобовое столкновение с властью.

Исследование ФОМ показывает, что положительно к партии относятся 12% респондентов, а негативно – 37%. Ее цели разделяют 11% участников опроса, а, по мнению 44%, они не соответствуют их интересам. Таким образом, остались далеко в прошлом 90-е годы, когда «Яблоко» воспринималось, в целом, достаточно позитивно даже многими из тех избирателей, которые не голосовали за сторонников Явлинского. Общее отношение к партии и ее лидеру распространяется и на ее «социально окрашенные» цели, которые, казалось бы, должны быть близки различным группам населения.

Все это привело к дальнейшему существенному снижению электоральных шансов партии. В октябре 2003 года 14% участников аналогичного опроса допускали возможность голосования за «Яблоко» (исключали - 60%), то сейчас результат значительно хуже: соответственно, 8% и 75%. Если учесть, что избирательный барьер повышен с 5 до 7%, то получается, что всего потенциального электората «Яблока», по исследованию ФОМ, едва хватает для того, чтобы партия прошла в Думу.

Таким образом, «Яблоко» сейчас имеет на парламентских выборах еще худшие шансы, чем четыре года назад. А раз так, то отказ от выдвижения собственного кандидата в президенты может стать признаком политического краха партии (тем более, что в 2004 году представитель «Яблока» в выборах не участвовал). У партии не будет последнего ресурса – собственного кандидата в президенты с общенациональной известностью (а у Явлинского она, несмотря на многочисленные поражения, остается). Если же «яблочный» кандидат будет участвовать в президентских выборах, то к партии будет привлечено дополнительное внимание россиян, она получит определенные возможности для «раскрутки» - особенно в том случае, если в избирательной кампании не будут участвовать другие представители демократического лагеря. Участие в президентских выборах – это и шанс для мобилизации «яблочного» политического актива, который получает перспективу для участия в еще одном электоральном проекте.

«Яблоко» и СПС

Что же касается правых, то и у них есть возможности получить определенные плюсы от возможного выдвижения кандидатуры Явлинского. Вопрос об объединении демократических сил уже давно носит сугубо виртуальный характер. Ни СПС, ни «Яблоко» не намерены всерьез относиться к объединительным инициативам, рассматривая их исключительно как пиаровские проекты. Каждая партия использует их для того, чтобы подчеркнуть свою приверженность популярной среди части «остаточного» демократического электората идее объединения сил двух основных либеральных партий. И при этом возложить ответственность за срыв объединительного проекта на своих оппонентов. СПС и «Яблоко» фактически превратились в партии, соответственно, Чубайса и Явлинского, которые либо вытеснили своих конкурентов, либо оттеснили их на партийную периферию (на которой, к примеру, находится Борис Немцов в СПС). Гипотетическое объединение партий означает уход из политики кого-либо из двух этих антагонистов, на что никто из них сейчас не готов.

Поэтому на парламентские выборы обе партии пойдут отдельно – и станут конкурентами в демократической части политического спектра. При этом, если учитывать результаты региональных выборов и финансовый ресурс, то у правых шансы на успех на этих выборах существенно выше (их можно назвать «полупроходной» партией – в отличие от четырех партий, которые уверенно проходят в следующую Думу). Однако у СПС нет и на настоящем этапе не может быть собственного кандидата в президенты – поэтому выдвижение их традиционного конкурента Явлинского для правых является хорошим предлогом для того, чтобы обосновать свой отказ от участия в президентских выборах. При этом правые могут как поддержать кандидатуру Явлинского (на определенных условиях; Никита Белых не исключает возможности такого сценария), так и преемника президента, если он окажется хотя бы минимально имиджево совместимым с СПС.

Более того, если Явлинский неудачно выступит на выборах, то позиции СПС в демократическом лагере могут укрепиться за счет ослабления «Яблока» в публичном пространстве. Напомним, что в 1996 году он получил 7,42% голосов – в период, когда его популярность была близка к максимальной. Четырьмя годами позже Явлинского поддержали лишь 5,8% избирателей, несмотря на значительные инвестиции в его избирательную кампанию. Теперь же если СПС проходит в парламент, то вполне вероятно, что результат Явлинского будет еще меньшим (возможно, на уровне Ирины Хакамады 2004 года), что выгодно для правых. В этом случае довольные результатом своей партии избиратели правых не поддержат оппозиционного демократического кандидата, а, скорее всего, проголосуют за путинского преемника.

Впрочем, ситуация может быть и не столь благоприятной для правых – в том случае, если они не проходят в Думу, а «Яблоко» при этом получит более высокий результат, чем сейчас демонстрируют социологические исследования. Тогда Явлинский сможет успешно апеллировать к части их избирателей и увеличить собственную электоральную поддержку. Разумеется, этот сценарий является наиболее благоприятным для «Яблока».

«Яблоко» и Кремль

Для российской власти «Яблоко» представляется недостаточно удобным партнером, но отнюдь не «партией нон грата». Кремль четко разделяет радикальную оппозицию в виде «Другой России» и умеренно-оппозиционные силы, с которыми можно вести диалог на определенных условиях. При этом критерием отнесения к умеренной оппозиции является публичное осуждение деятельности радикалов, что «Яблоко» и сделало на своем федеральном совете.

Так, руководство «Яблока» считает, что «лишение оппозиции ценностного измерения в угоду массовости за счет националистов, сталинистов и национал-большевиков для нас неприемлемо». По мнению федерального политсовета, «концепцию «лево-правой оппозиции» - «Другой России», Каспарова, Лимонова, радикальных коммунистов - мы рассматриваем как типичный большевизм, при котором цель оправдывает средства, а высшая цель - это власть. С точки зрения борьбы за демократическое будущее России такой подход неприемлем и опасен, он неизбежно ведет к поражениям». По словам Явлинского, он «в последнюю минуту» исключил из списка осуждаемых персонажей Михаила Касьянова, так как он отказался от участия в Маршах несогласных. При этом он рассказал о том, как Касьянов намеревался, вступив в «Яблоко», возглавить его, а затем пытался «купить» Демпартию России. После таких слов какое-либо сотрудничество с Касьяновым является крайне сомнительным.

В самом «Яблоке» отношение к радикальной оппозиции Владимиру Путину является противоречивым. Часть активистов партии участвуют в совместных акциях с «Другой Россией». Так, лидер молодежного «Яблока» Илья Яшин участвовал в Марше несогласных, и на федеральном совете он выступил за бойкот выборов и против «консультаций с канцелярией президента». Еще один молодой «яблочник», зампред московской организации партии Алексей Навальный, также участвует в акциях «Другой России» и, вместе с бывшим депутатом питерского законодательного собрания Сергеем Гуляевым, является одним из организаторов радикально-оппозиционного движения «Народ», намеренного бороться за голоса националистического электората. Петербургское отделение «Яблока» действует в тесном контакте с каспаровским Объединенным гражданским фронтом и сотрудничает с лимоновской запрещенной НБП. Его лидеры Михаил Амосов и Максим Резник участвовали в организации Маршей несогласных в Петербурге. Наконец, в руководство «Яблока» входит политолог Андрей Пионтковский, известной резко радикальной критикой политики Кремля.

Однако «яблочники» - сторонники взаимодействия с «Другой Россией» - находятся в партии в явном меньшинстве. Правда, их можно отнести к наиболее активной части партии (не случайно, что среди радикалов есть молодежные лидеры, известные своим участием в протестных акциях), но все же большинство активистов «Яблока» склонны к тому, чтобы минимизировать политические риски. Тем более, что значительное влияние в партии сохраняет Игорь Артемьев, с 2004 года возглавляющий Федеральную антимонопольную службу и, как государственный служащий, полностью лояльный Кремлю. Отметим и фактор «исторического лидера» партии Владимира Лукина, который является уполномоченным по правам человека и также ориентирован на позицию власти.

Кроме того, на стороне умеренной позиции Явлинского находится его партийный «альтер эго» Сергей Иваненко. В конце марта стало известно, что он подписал от имени «Яблока» Хартию о противодействии экстремизму, которая была выгодна Кремлю (на ее основании затем была проведена «мини-кампания» по осуждению газеты «Газета», опубликовавшей интервью с Эдуардом Лимоновым). Правда, позднее представители «Яблока» отрицали, что их партия присоединилась к этому документу, используемому властью против «Другой России». Однако в СМИ были обнародованы слова Иваненко о том, что «раз мы выступили инициаторами и свои предложения внесли, не подписать не могли».

Еще один последовательный противник сближения с «Другой Россией» в руководстве «Яблока» - лидер столичных сторонников Явлинского Сергей Митрохин, который несколько лет назад был в числе радикальных критиков режима. Теперь же он держит принципиальную дистанцию от радикалов: «Мы не хотим выступать за свободу и демократию под нацистскими знаменами. У национал-большевиков они нацистские. Это как ни крути. Кстати, мы дали им срок отказаться от этого. Они этот срок не выдержали. К сожалению». На следующий день после Марша несогласных 14 апреля Митрохин организовал собственную экологическую акцию – Зеленый марш.

Таким образом, большинство лидеров «Яблока» выступают за компромисс с властью. Еще одним стимулом для такой позиции являются действия самой власти, которая проводит селективную политику в отношении «яблочников». Так, 28 апреля краснодарское «Яблоко» получило предупреждение от региональной прокуратуры за распространение антипутинских книг Пионтковского, подозревая их в экстремизме. Вскоре, 8 мая по поручению прокуратуры Москвы «проверку по вопросу публикаций» начала Замоскворецкая межрайонная прокуратура. Пионтковского вызвали в прокуратуру для дачи объяснений, но выяснилось, что прийти он не может, так как в настоящее время ведет научную работу в Гудзоновском институте в Вашингтоне. В любом случае, «экстремист» Пионтковский вряд ли сможет оказать не только практическое, но и идеологическое влияние на деятельность «Яблока».

Кроме того, председатель регионального отделения партии «Яблоко» Максим Резник получил письмо за подписью заместителя прокурора Санкт-Петербурга, посвященное участию партии в Марше несогласных 3 марта. Митингующие, по мнению прокурора, осознанно нарушили закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». «Яблочникам» было предписано в течение месяца «устранить допущенные нарушения». В противном случае, говорится в письме, прокуратура вправе приостановить деятельность регионального отделения «Яблока» на срок до полугода. Понятно, что «устранить нарушения» в ходе уже проведенного мероприятия невозможно, так что питерское отделение оказалось в «подвешенном» состоянии. Кроме того, появилась информация о том, что центральное руководство партии намеревается заменить лидера питерского отделения на более компромиссную фигуру (в связи с этим называется депутат Госдумы Сергей Попов).

В то же время «Справедливая Россия» выдвинула кандидатуру одного из руководителя регионального отделения, бывшего депутата Наталии Евдокимовой на пост уполномоченного Санкт-Петербурга по правам человека. Более того, она сейчас выступает в качестве советника Сергея Миронова. Тем самым, делается шаг на пути возвращения видной «яблочницы» - участницы Маршей несогласных - в городской истеблишмент с помощью мироновской партии. Напомним, что радикализация питерского «Яблока» как раз была в значительной степени связана с тем, что его респектабельные лидеры оказались вытеснены из Законодательного собрания.

Таким образом, радикальные настроения в «Яблоке» являются уделом меньшинства – не исключено, что некоторые их носители покинут партию, а другие станут более умеренными. При этом «Яблоко», даже при его нынешней слабости, способно быть полезным для власти. Речь идет о проблеме легитимности парламентских и президентских выборов в глазах международного сообщества. Для Кремля важно, чтобы в думских выборах приняли участие либеральные партии, но не менее значимым является выдвижение умеренного демократического кандидата на пост президента. В этом случае недопущение к выборам радикалов (в первую очередь, Михаила Касьянова), которое все равно будет негативно встречено на Западе, может быть «компенсировано» участием в выборах хорошо известного на том же Западе как последовательного сторонника демократии Явлинского. Тем самым Кремль получит дополнительный аргумент в дискуссии с Западом относительно степени демократичности российских выборов.

В свою очередь, и «Яблоко» может получить свои плюсы от выстраивания отношений с Кремлем. Вряд ли речь может идти о каких-либо гарантиях прохождения партии в Думу – для этого «яблочники» слишком слабы. Однако вполне реально, что «Яблоко» как системную партию будет сложнее снимать с дистанции на региональных выборах, а сама партия получит дополнительные возможности для продвижения в публичном пространстве посредством федеральных СМИ. Показательно, что еще весной Явлинский заявлял, что выдвижение демократического кандидата на президентских выборах будет обоснованным лишь в том случае, если все претенденты на пост главы государства будут иметь равные права и возможности в ходе предвыборной кампании. Если исходить из реалий российской политической жизни, то под этим обычно понимается расширение доступа кандидатов от оппозиции к СМИ – вполне вероятно, что Явлинский как участник избирательной кампании сможет на это рассчитывать.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net