Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

О прошлом - для будущего

31.07.2007

Татьяна Алексеева: «Случайных людей сегодня стало гораздо меньше»

По мнению доктора философских наук, профессора, заведующей кафедрой Политической теории МГИМО-Университета МИД России Татьяны Алексеевой, «ни советскую, ни нынешнюю элиту нельзя рисовать одним цветом». Тем не менее, можно с уверенностью говорить, что «современная элита стала более патриотичной, чем её предшественники в 1990-х годах, и она продолжает открывать для себя Россию, свои традиции, свои корни».

- На сегодняшний день нет недостатка в определениях понятия «элита». Однако при всей разнице в существующих подходах элитам присущи некоторых внешние признаки, которые позволяют её представителям распознавать друг друга. Насколько эти признаки и ритуалы важны для самоощущения элиты?

- Обладание определёнными отличительными чертами присуще элитам во все времена. Даже в постреволюционные эпохи, когда происходит слом элит, и ещё не сформировался более или менее устойчивый элитный круг, уже есть люди, чьё влияние на развитие общества, его духовную жизнь, его структуру и развитие, происходящие в нём процессы является достаточно мощным. У них обязательно появляется потребность в выделении, «узнавании» друг друга. Это пока еще не противопоставление себе остальной части общества, но уже выделение. Вспомним, хотя бы знаменитые кожанки или красные косынки эпохи гражданской войны.

В конечном счете, под элитой мы можем понимать определенную категорию людей, которые оказывают мощное воздействие на развитие общества, но мы можем говорить об элите и как о некой привилегированной касте. Во втором смысле особенно важны общие черты, общие привилегии, общие правила поведения, писаные и неписаные правила игры.

- Пришедшие к власти в начале прошлого века «большевики» первым делом заявили о том, что порывают с традиционными общественными отношениями, что отныне государство будет совершенно иным, советская власть будет максимально близка к народу. Однако на самом деле всё получилось не так – к началу семидесятых годов советские элиты окончательно осознали своё отличие от народа, почувствовали вкус к хорошей жизни…

- Я бы не стала придерживаться точки зрения, что это случилось только тогда. Это произошло гораздо раньше – в тот момент, когда первый комиссар сел в реквизированную автомашину, занял «буржуазный» особняк, когда возникло понятие «спецбуфет», началось формирование системы знаков, присущих новой элите.

Другое дело, что большинство людей, которые пришли тогда к власти на разных уровнях, были выходцами из народа, они противопоставляли себя предшествующей буржауазно-аристократической элите. Обратим внимание, как для начала они отказались от соблюдения даже элементарных ритуалов, которые мы сегодня могли бы назвать хорошими манерами и которые есть ничто иное, как уважение к личности другого человека в определённых, сложившихся исторически формах. Этот круг новой элиты уже изначально был достаточно узок. При всей внешней народности, участии в жизни народа – это другой, свой мир, попасть куда и особенно удержаться в котором, всегда было достаточно трудно.

- Сегодня трудно представить, что в советские времена, когда потребительским товарам уделялось второстепенное внимание, образ жизни элиты мог резко отличаться от жизни масс…

- Тем не менее: санатории, дома отдыха, куда обычные граждане не могли попасть, не смотря на свои огромные стахановские успехи, уже четко определяли водораздел. Понятно, что такое узкое общение привело к появлению элитной субкультуры. Существовали очень чёткие разделительные барьеры, которые отличали эту категорию от остальных, которые отделяли каждый идущий выше слой от нижних – принадлежность к элите можно было определить по тому, к какой поликлинике человек прикреплён. Критерии были чёткими и понятными – если помимо поликлиники у вас ещё был и так называемый «кремлёвский паёк», которого также было несколько категорий, то это ещё больше приподнимало вас, и вы очень чётко знали, в какой категории вы находитесь. По сути, это была своего рода петровский «табель о рангах», где критерием становились привилегии. После 1991-го года вся эта система если не сломалась, то обрела несколько иные черты…

- Опиралась ли эта советская элита на российские традиции?

- Отчасти преемственность сохранялось, но на каком уровне? Если говорить об интеллигенции, то во многих семьях, сохранялись некоторые старороссийские ритуалы и традиции. Совершенно особый феномен с этой точки зрения – дача и дачный образ жизни, в котором было много чеховского, витали какие-то иной раз с трудом узнаваемые отголоски «серебряного века». В городах господствовал разночинский и гораздо реже чисто пролетарский дух. Тем более что новую элиту составили выходцы из народа, часто из патриархальных, крестьянских кругов. Рабочих было мало, а крестьяне плотью своей, кровью, духом связаны с землёй, с почвой, с традицией. Особое явление – крестьянин в городе. И дело тут даже не только в политической культуре. Конечно, эта культура сквозила везде – по-другому и быть не могло. Речь идет о глубинной ментальности, устранить или переделать которую «по указу», в одночасье совершенно нереально. Поэтому элита, по крайней мере, политическая, управленческая элита несла на себе все это разноцветье происхождения и воспитания в детстве.

Есть ещё одна особенность, на которую мы не должны закрывать глаза: путь снизу вверх, если он бывает достаточно быстрым, несёт с собой очень серьёзные опасности для личности. Это универсально, это не только особенность российской политической культуры. Над этим смеются, называя это «звёздной болезнью». В данном случае разнуздываются, освобождаются самые тяжёлые, неприятные черты характера. Происходит это именно в силу вседозволенности. В советское время нередки были случаи, когда, например, вчерашняя ткачиха, которая вышла замуж за военного, сделавшего блестящую карьеру, став генеральшей, начинала менять домработниц как перчатки, доводя каждую бедную девушку до слёз. Почему так происходило? Потому что она не видела в домработнице личности. Об этом писали классики: раб не может придумать демократию, а может придумать себя на месте рабовладельца.

- В какой-то момент, после смерти Сталина советская элита стала гораздо больше взаимодействовать с внешним миром. Как вели себя оказывавшиеся за рубежом представители элиты?

- На этот вопрос трудно ответить однозначно: получалось по-разному. Среди людей, которые оказывались за границей постепенно начало происходить серьёзное расслоение. Одно дело, когда человек работал главным образом с социалистическими странами, другое дело, работа в «третьем мире» (тут проявлялся синдром «большого брата»). С Западом же работала элита элиты. Взаимодействие с ним требовало повышенного напряжения, знания определённых правил, которому трудно научиться по учебникам. Там навыки коммуникации складывались из поколения в поколение, у нас же можно было опереться только на с трудом сохранившиеся в среде интеллигенции скромные поведенческие традиции.

Отличалось даже поведение людей, представлявших разные органы: выходцы из международного и экономического отделов ЦК очень различались лексикой, манерой вести себя и одеваться. Не только Запад влиял на нас – наше влияние было не меньшим. В Соединённых Штатах и сейчас можно заметить очень много чисто советских проявлений, которых у нас уже нет. Это вполне логично: если два противника слишком долго внимательно следят друг за другом, как это происходило на протяжении всей «холодной войны», включается процесс взаимного «отзеркаливания». В целом же наш выездной контингент отличало высокое чувство собственного достоинства, гордости за страну, что не исключало отдельных отнюдь не элитарных проявлений, таких как суперскаредность, в надежде скопить как можно больше для покупки уже на родине машины, дачи, квартиры и т.д..

- А была ли преемственность между советскими элитами и элитами новой России?

- Начнём с того, что и до сегодняшнего дня новая элита не сформировалась: не возникло устойчивой, по Парето, группы, которая, постоянно обновляясь, сохраняет свой костяк. Элитная масса у нас, что несколько парадоксально, очень подвижна – люди появляются и уходят, часто в никуда. Стабилизация в элите происходит вместе со стабилизацией государства, а в этом отношении мы еще находимся в начале пути.

Скажем откровенно, новая элита переняла у старой много плохого. Но опять-таки трудно сказать, было ли это взято непосредственно у советской элиты или это закономерный процесс становления новой элиты. Всё это описано в классических социологических текстах – представим, что человек с невысоким уровнем культуры вдруг становится богатым. Проявляется то, что называется «нуворишество»: через это проходило большинство стран. За примерами далеко ходить не надо – совсем недавно через это проходил Техас. Нефть, сумасшедшие деньги, мало культуры и традиций.

У нас «нуворишество» сопровождалось явлением, которое я бы назвала «нововластие». Это когда человек сидит в какой-либо лаборатории или преподаёт какую-либо дисциплину, например, политэкономию, где-то в регионе, и в одну секунду оказывается на самом верху властной пирамиды. Варианты здесь могут быть разными, но зачастую это оканчивается проявлением самого разгулявшегося хамства. Шаги наверх должны быть постепенными. Резкий скачок губит самого человека. Плохо, когда власть в руках уже есть, а как с ней поступать не знаешь. Есть такая русская пословица: «Из пана пан, из хама – настоящий хам».

Теперь картина совершенно другая. Анализ нужно начинать с экономики. У меня есть ощущение, что случайных людей сегодня стало гораздо меньше. В банки, крупные корпорации, профессиональную экономическую сферу пришли люди, поколение от 30 до 40 лет. Они совершенно другие: у них хорошее образование, они владеют языками, у них есть навыки поведения, они понимают, как это важно и необходимо. С другой стороны, брожение продолжается, особенно в той части, где власть не подкреплена серьёзной ответственностью. Есть ещё и рецидивы 90-х годов.

- А какова при этом роль взаимодействия с окружающим миром? Ведь с экономической, инвестиционной точки зрения имидж страны и её элиты очень важен…

- Действительно, этим людям приходится очень тяжело, они вынуждены «прорываться» через сложившийся в зарубежном массовом сознании отнюдь не позитивный имидж России. Часто для человека с Запада преуспевающий русский - это либо представитель мафии, либо непредсказуемый автократ, а зачастую и то, и другое вместе. (Тут есть рецидивы восприятия русских оставшиеся с 19-го и даже 18-го веков).

- Здесь стоит вспомнить затяжные пассажи из западных СМИ о вернувшихся к власти представителях номенклатуры и КГБ…

- Мы должны смотреть на ситуацию, осознавая, что мы живём не в каком-то абстрактном, а во вполне реальном, нашем обществе. Это общество не родилось в 1991-ом году на пустом месте. Давайте называть вещи своими именами: как только начинается выстраиваться вертикаль власти, без которой государство не может существовать, обращение к определённым традициям - в том числе, чиновничества - естественно. Позитивны или негативны эти традиции – вопрос оценки. К кому ещё можно было обратиться после ситуации хаоса девяностых годов? У нас своя история и своя ситуация. Сколько у нас организованных сил в стране, которые в состоянии поддержать вертикаль власти, выстроить государство заново? На кого опереться? На «малиновые пиджаки»? В конечном итоге, наиболее подготовленные люди действительно сплошь и рядом принадлежали к силовым структурам, куда невозможно было прийти просто с улицы: существует специальная система отбора, туда приглашают далеко не худших. Для строительства государства людей нужно достаточно много, и это должны быть люди грамотные, подготовленные, опытные, дисциплинированные. Вполне естественно, что среди них много выходцев и из «силовиков», и из прежней номенклатуры.

Говоря в целом, я хотела бы также отметить, что нынешняя элита, особенно если это дети вчерашней номенклатуры, получила неплохое образование. Ещё раз хочу сказать: современная элита стала и более патриотичной, чем её предшественники в 1990-х годах, и она продолжает открывать для себя Россию, свои традиции, свои корни. При этом ни советскую, ни нынешнюю элиту нельзя рисовать одним – белым или чёрным – цветом. Но тенденция сегодня однозначно позитивная.

Беседовал Николай Пахомов

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net