Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

10.08.2007 | Николай Пахомов

Мушарраф на распутье

Большинство комментаторов по обе стороны Атлантики без труда согласованно назовут основные проблемы, определяющие повестку современных международных отношений – это Ирак, грядущие президентские выборы в Америке, иранская атомная программа, временами обостряющиеся споры по поводу европейской конституции, рост влияния России и амбиции Китая. Куда меньше внимания привлечено к Пакистану, ситуация в котором накаляется с каждым днём.

Для международного сообщества ситуация в этом государстве действительно малоинтересна: нефти, газа или других важных ресурсов в изобилии там нет, лидером международной экономики Пакистан не является, его президент генерал Мушарраф войной никому не грозит, он постоянный и желанный гость в Вашингтоне. По большому счёту, Пакистан представляет собой один из вариантов существования в мире глобализации – на уровне государственной политики дружелюбный с Западом, заигрывающий с народом достаточно мягкий авторитаризм, опирающийся на не совсем неудавшуюся экономику.

Существует, правда, «небольшое» отличие Пакистана от прочего «третьего мира» - у Исламабада есть атомная бомба. Уже одного этого достаточно, чтобы относиться к событиям в Пакистане серьёзно. Ясно это далеко не всем. Скажем, Соединённые Штаты так и не могут избавиться от привычки общаться с Пакистаном директивно. В последнее время уже стал общим местом тезис, что, оказывая давление на провозгласивших себя американскими союзниками лидеров государств исламского мира, Вашингтон оказывает им «медвежью услугу», питая недовольство масс этими лидерами управляемых.

Однако непонятно, что Америке в этой ситуации делать. Буквально на днях президент Буш подписал закон, в котором обычно обильная американская помощь Пакистану увязана с его успехами в борьбе с радикальными исламистами, талибами и «Аль-Каидой». Идея вроде бы неплохая: только в этом году Исламабад получает от Вашингтона 700 миллионов долларов. Но есть и другая сторона медали – без этих денег и в условиях конфронтации с Америкой прозападный курс Пакистану будет проводить ещё сложнее, значит, давление США может повредить самим американцам.

Вообще, Пакистан подходящий пример того, что даже для очень сильных держав наподобие Америки необходимо иметь комплексную и последовательную политику в отношении всех регионов, даже, на первый взгляд, находящихся на периферии их внешнеполитических интересов. Десятилетиями действия Соединённых Штатов по отношению к Пакистану определялись нуждами текущего политического момента, зачастую в ущерб будущей стабильности. Во многом поэтому стало возможным появление «Аль-Каиды» и движения талибов. Теперь ставки выросли – если к власти придут радикальные исламисты (что выглядит сегодня очень вероятным), им в руки попадёт ядерное оружие. Даже размышлять не хочется, против кого первого они решатся его применить и как быстро большинство государств планеты окажутся вовлечёнными в разрушительный глобальный конфликт. Думается, что серьёзность ситуации в Вашингтоне осознают, однако, как это часто случается с администрацией Джорджа Буша-младшего, с неприятной реальностью смиряться не торопятся, предпочитая делать вид, что ситуация находится под контролем.Раздаются противоречивые заявления – с одной стороны, Мушаррафа призывают немедленно покончить с лагерями террористов, с другой, требуют не забывать о демократии. Куда разумней в сложившихся условиях Америке было бы, отказавшись от демократической риторики, перестать показательно посягать на суверенность власти Мушаррафа и согласиться с тем, что любые его, пускай даже самые жёсткие, действия, если они гарантируют порядок в стране, имеют право на существование.

Посчитает Мушарраф нужным сотрудничать с демократической оппозицией (недаром в конце июля он встретился с Беназир Бхутто на нейтральной территории в Абу-Даби) – замечательно. Если нет, если обрушится на оппозицию, также как на поддерживающих талибов племена, живущие в пограничных с Афганистаном районах и радикальных исламистов – досадно, но терпимо, если это позволит ему сохранить власть.

Логику пакистанского президента в складывающейся обстановке понять сложнее. Скорее всего, как и любого политика (Бхутто вряд ли исключение) его интересует власть. Кстати говоря, бывшая премьер персона также неоднозначная. Если судить по ряду её последних заявлений, сотрудничать с генералом она готова. Конечно, в случае выполнения ряда её условий. Главное из которых, по видимости, уход его с поста главнокомандующего и премьерский пост для неё, при ослабленном президенте Мушаррафе.Очевидно, что такой закулисный торг пакистанской политике стабильности не добавляет. Всякому понятно, что для Бхутто, в своё время приложившей руку к созданию талибов, а ныне провозглашающей себя лидером демократической оппозиции, возможны любые компромиссы, лишь бы только вернуться к власти. Нельзя исключать, что договориться сторонам поможет отправляющийся в Исламабад заместитель Госсекретаря Ричард Баучер. Вроде бы Мушарраф шаги навстречу оппозиции делает: официальный Исламабад уведомил Интерпол, что Бхутто и её супруг больше не находятся в числе разыскиваемых пакистанскими правоохранительными органами.

Правда, с другой стороны, появились слухи о подготавливаемом администрацией Мушаррафа чрезвычайном положении, способном отложить грядущие парламентские выборы «до лучших времён». Очень может быть, что такой шаг был бы разумным. Вот только для большей эффективности его необходимо дополнить действительно жёсткой и масштабной кампанией против пакистанских фундаменталистов и талибов.

Николай Пахомов - публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net