Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

19.10.2007

Прямая линия для прямого курса

Главный диагноз, поставленный обществом Владимиру Путину: «Ему не все равно». И «горячие линии» с президентом лишь закрепляют этот эффект взаимной сопричастности. Таким образом, уходя с поста президента, Путин имеет дополнительную возможность остаться в качестве ключевой фигуры российской политики. Таково мнение руководителя политологического департамента ЦПТ Алексея Зудина.

- Это была последняя «прямая линия» с действующим президентом. Каков был ее главный мессидж?

- «Прямая линия» проводилась уже в шестой раз. Понятно, что уже определился жанр и сложились каноны, согласно которым тема внутренней политики на первом месте. Президент действительно демонстрирует хорошую форму и производит впечатление человека, реально погруженного в проблемы огромной страны, которой он управляет. К тому же он демонстрирует способность доходчиво объяснять эти суть этих проблем понятным языком рядовым гражданам.

Возможность президента поговорить с конкретными людьми в разных точках страны создает сильный психологический эффект. Даже при том, что он явно серьезно готовится к общению с народом. Думаю, внешние наблюдатели и участники прямого эфира по-разному воспринимают эти «горячие линии». У наблюдателей создается впечатление, что на таких встречах из года в год звучат одни и те же вопросы, но участникам важен эффект личной включенности. Можно сказать, что за это время сформировалась уникальная форма политической коммуникации между лидером и гражданами.

Каждая такая встреча отличается от других. На сей раз Путин общался с гражданами в президентском качестве в последний раз, и в первый – как публичный представитель самой крупной партии, идущей на парламентские выборы, то есть предстал в новом качестве.

Другой новинкой был его рассказ о «плане Путина». Я не уверен, что после этого у людей представление о нем стало более конкретным, но они получили подтверждение того, что такой план действительно существует. Что для них очень важно. Поскольку речь идет о стратегии, вряд ли можно было ожидать, что он сразу будет представлен в цифрах и расчетах.

Главный же эффект от «прямой линии» в том, что у людей создалось впечатление: Путин остается с ними, несмотря на его уход с должности. Формула «уйти, но остаться» означает «перейти», то есть остаться в каком-то смысле у руля.

Тем не менее, фраза по поводу «другого человека в Кремле» прозвучала очень осознанно. Было психологически крайне важно после решения 1 октября, изменившего положение Путина в публичном пространстве, чтобы он был принят в новом качестве. Я думаю, что это была одна из основных задач нынешнего общения президента с народом – адаптировать людей к новому меняющемуся качеству Путина.

Поскольку на этого человека долгое время проецировались ожидания, его уход воспринимается как «уходит и бросает», а в ходе этого выступления такое ощущение было окончательно развеяно.

- Как характеризует власть и общество такая политическая ситуация, когда главный страх граждан накануне смены президента можно выразить формулой «не оставляй нас, царь-батюшка»? Хорошо ли это?

- С точки зрения некого норматива, содержание которого определяется прочно укоренившимися в обществе демократическими институтами, это, конечно, плохо. Не совсем нормально, когда ожидания сфокусированы на одном человеке. Но кто сказал, что мы находимся в нормальной ситуации? Другое дело, как себя ведет себя в ней центральная фигура. По принципу «после нас хоть потоп» или его поведение заставляет предположить, что президент осознает ненормальность ситуации, иначе бы не пошел на ротацию власти. Последнее свидетельствует о том, что к власти нынешний президент все-таки относится рационально. Хотя длительное пребывание на таком посту действует разрушительно на любого человека.

Когда Путин отвечал на вопрос о том, почему он решил возглавить избирательный список «Единой России», прозвучали слова: «для того, чтобы ни у кого не возникло искушения повернуть в другую сторону». Путин не может просто так уйти из выстроенной под него системы. Он остается как гарант курса.

Сам факт ротации поста №1 в стране имеет колоссальное значение в России, где власть всегда была сверхконцентрирована. И хотя черты сакральности, присущие ей в другие времена, она утратила, страна по-прежнему остается перед вызовом – как ей решить задачу деконцентрации власти в руках одного человека. И мы вскоре будет наблюдать важный момент, когда должность и личность человека, на которого проецируются надежды, будут рассоединяться.

- С точки зрения развития страны, почему так уж важно сохранение нынешнего курса? Вернее, чем так страшна его смена?

- Потому что сторонник другого курса приходит во власть со своими взглядами на приоритетные задачи и, что немаловажно, с другими людьми. Не нужно забывать, что нынешний курс утверждался в борьбе со сторонниками предыдущего, и его утверждение сопровождалось негодованием людей, пострадавших от смены вектора. Я говорю о всем старом политическом классе. И если сейчас ротация будет происходит в другом формате, у пострадавших есть возможность взять реванш, отталкиваясь от предыдущих моделей. То есть вероятность смены курса будет исключительно велика. Поэтому преемственность приобретает в нынешних условиях особое значение. И ее нужно добиться. Ведь если сравнивать общее количество людей, выигравших и проигравших от утверждения нового курса, выигравших будет несомненно больше.

Претензии к путинскому курсу есть, но они не в том, что курс «антинароден». При Путине весьма некомфортно чувствует себя наиболее активное и творческое социальное меньшинство. И от того, как будут в дальнейшем выстраиваться отношения с этим меньшинством, зависит многое. Иными словами, эффективность нового курса будет зависеть не только от поддержки большинства, но и от степени интегрированности в этот курс меньшинства, обладающего наибольшим модернизационным потенциалом.

Но ведь прежде чем модернизировать государство, его надо вначале иметь. Начало путинского правления как раз и было посвящено воссозданию страны. Конечно, было бы здорово, если бы обе эти задачи решались одновременно. Но так у нас не получилось. Путин воссоздавал государство руками старых государственников, поэтому многое из старого и возродилось на свет.

Но почему я спокойно отношусь к недостаткам нового курса? Старый вел в никуда, поскольку лидирующие группы не хотели или не могли формулировать такие коллективные цели, которые были бы интересны социальному большинству. Они просто использовали большинство как ресурс. Когда наиболее успешные гребут под себя – страна неизбежно проваливается. Если философию частного успеха транслировать в политику, происходит коллапс. А ведь ее транслировали. И простые граждане это чувствовали.

А сейчас они чувствуют совсем другое – что власти хотя бы на 10 процентов есть реальное дело до них. По сравнению с прежними временами это уже большой успех. Главный диагноз, поставленный обществом Путину, - «ему не все равно». Чтобы уловить эти вещи, не нужно быть политологом и журналистом. Конечно, такой интерес можно имитировать, но люди все-таки рано или поздно ощутят подделку.

Я согласен с тем, что нынешней власти очень повезло с ценами на нефть. Но этот факт все же не отменяет сказанного выше.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net