Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

06.11.2007 | Татьяна Становая

Ограничения для Европы

ЦИК России направил приглашения для международных наблюдателей на выборы депутатов Госдумы РФ. Как стало известно, Россия пошла на серьезные ограничения для наблюдателей как по численности и срокам пребывания, так и по возможностям внутри страны. Фактически речь идет об одностороннем ограничении одной из функций ОБСЕ. В самой ОБСЕ действия России уже назвали «беспрецедентными». Судя по всему, Кремль намерен добиться максимального контроля над выборами, признавая гарантированный рост критики со стороны Запада лишь неизбежными, но допустимыми издержками.

На выборах в Госдуму пятого созыва будет присутствовать всего 300-400 международных наблюдателей, что в три раза меньше, чем в прошлые годы. От ОБСЕ будет приглашено не более 70 человек. Время пребывания миссии будет сокращено до трех недель. Прибыть в Россию наблюдатели смогут лишь к середине ноября – то есть уже после того, как половина избирательной кампании (она официально началась 2 ноября) будет позади. Это значительно снизит возможности по мониторингу избирательной кампании. Наконец, сужаются и возможности внутри России: наблюдателям нельзя будет давать оценки выборов до обнародования итогов. Как стало известно «Коммерсанту», Центризбирком подготовил «Разъяснения порядка деятельности международных наблюдателей на выборах в Госдуму РФ». В них говорится о возможности лишения аккредитации наблюдателей за нарушение российского законодательства. Кроме того, аккредитации можно лишиться за нарушение «этики» и попытки повлиять на ход голосования. К таким попыткам как раз и можно отнести критику избирательного процесса.

Проблема международных наблюдателей, прежде всего от ОБСЕ, остро встала для России после «цветной революции» в Украине. Тогда главным основанием для признания выборов недействительными стали оценки наблюдателей и exit-polls, говорящие о серьезных фальсификациях. В России считают, что наблюдатели – это инструмент Запада, заинтересованного в приходе к власти странах СНГ прозападных и антироссийских политиков.

С момента «цветной революции» в Украине в России был принят целый набор решений «антиреволюционного» характера. Это значительное ужесточение законодательной базы по проведению выборов и регистрации участников, вытеснение неконтролируемой оппозиции за рамки легитимной политической жизни, принятие мер по борьбе с экстремизмом, под которым в действительности подводится любая деятельность внесистемных сил. Все это казалось избыточным: ведь на фоне широкой социальной поддержки действующей власти вероятность «революции» в России практически равна нулю. Объяснение в действительности есть: Кремль давно резко негативно относится к любым неконтролируемым факторам, влияющим на выборный процесс. И все принятые меры были направлены не столько на недопущение маловероятной революции, сколько на доведение до невозможности использование технологий проведения «цветной революции», которые могли бы привести к любым, даже незначительным, осложнениям.

Поэтому ограничения в отношении наблюдателей ОБСЕ были ожидаемыми. Здесь важно отметить, что Кремль использует сразу несколько методов борьбы против «политического вмешательства» ОБСЕ. В первую очередь это попытка инициировать реформу ОБСЕ. Стоит напомнить, что представитель РФ в ОБСЕ Алексей Бородавкин официально объявил, что Россия и еще шесть стран СНГ (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан) внесли в ОБСЕ проект резолюции, заметно ограничивающий работу Бюро по демократическим институтам и правам человека. Главная идея реформы – унификация положения демократических стран и стран с развивающейся демократией в своих обязательствах принимать наблюдателей ОБСЕ. В соответствии с существующей практикой, в ОБСЕ действует два «режима» наблюдения в зависимости от категории стран, в которых проходят выборы: в западных странах действовали малочисленные «миссии по оценке выборов», а в странах СНГ – «миссии наблюдателей». Россия заинтересована в том, чтобы на российских выборах действовали «миссии по оценке выборов» с более ограниченными правами.

Официальные лица России указывают, что в развитые страны - такие как США, Великобритания, Франция - на выборы приезжают единицы наблюдателей от ОБСЕ и пребывают всего несколько суток, в то время как в страны СНГ – несколько сотен сроком на полтора месяца. В частности МИД России в своем официальном заявлении указывал, что на президентские и парламентские выборы в ноябре 2004 года США пригласили лишь 92 представителя ОБСЕ, которые смогли охватить столицу и 12 штатов. На ноябрьские (2006 года) промежуточные выборы в Конгресс допустили лишь 18 международных наблюдателей, осуществлявших мониторинг в 14 штатах. В Кремле такую ситуацию считают несправедливой и призывают не только ограничить возможности наблюдателей, но и значительно сократить их косвенное влияние на выборный процесс.

Одновременно предпринимаются попытки представить наблюдателей ОБСЕ как ангажированных участников политического процесса. В частности, стали говорить о необходимости обеспечить электоральную безопасность. Член Центризбиркома Игорь Борисов обвинил наблюдателей в «перекосах и перегибах». «Западные наблюдатели излишне щепетильно старались искать формальные нарушения и приезжали для этого большой делегацией, в то время как в такие страны, как балтийские республики, где очевидны недостатки, та же ОБСЕ посылает от трех до двенадцати человек», – говорил Борисов.В действительности Россия поставлена в противоречивое положение. С одной стороны, как член ОБСЕ и более широко – страна, претендующая на статус развитой и достойной G8, Россия должна получать своего рода международный сертификат о демократичности проведения выборов. И она, в отличие от США, Великобритании и даже Польши, не может позволить себе отказаться от участия наблюдателей: доверие к уровню развитости демократических институтов сейчас находится на крайней низком уровне.

С другой стороны, происходит постепенно снижение значимости функции внешней легитимации выборов в частности и снижение значимости мнения Запада в целом для всего внутриполитического процесса в России. Кремль во многом уже осознанно идет на обострение, что является политически выигрышным для внутренней мобилизации. Более того, социально-экономическое положение страны стало позволять России во многом пренебрегать позицией Запада. Все это одновременно накладывается и на сильные фобии, связанные, в частности, с рисками ухода Путина с поста президента и стремлением максимально минимизировать внешние, неуправляемые факторы влияния, в числе которых и «вмешательство» иностранных наблюдателей. Кремль старается сделать выборный процесс управляемым и для этого, как ему кажется, идет на допустимые издержки.

Однако введение ограничений для наблюдателей на выборах рождается несколько проблем.Проблема первая – снижение легитимности выборов. Инициатива России не поддерживается на Западе: там считают, что Кремль пытается скрыть нарушения. Кроме того, введение любых критериев нарушает ключевой принцип произвольности в осуществлении мониторинга выборов. Очевидно, что ограничения станут лишь дополнительным доказательством для Запада в снижении демократичности выборов. А это означает, что оценки в отношении них будут острее. Западные СМИ уже заранее отметили, что ограничение числа иностранных наблюдателей рождает серьезное беспокойство, что результаты будут подтасованы или на них серьезно повлияют правительственные круги, пишет The Guardian. В то же время преувеличивать эту проблему не стоит: Запад уже не раз признавал выборы в России недемократичными, и это не имело серьезных фактических последствий, хотя и нанесло ощутимый репутационный ущерб.

Вторая проблема – это возможный рост нарушений. Пропагандистская кампания со стороны членов ЦИК в отношении наблюдателей и обвинения в их ангажированности могут стать сигналом членам территориальных избирательных комиссий, позволяющим в большей степени пренебрегать формальными процедурами и не оглядываться на мнение «извне». Фактически сама власть обесценивает полномочия и статус наблюдателей. Если для президента и его администрации вопрос о репутации выборов имеет хоть какое-то значение, то для региональных и, тем более, местных властей это еще менее важно.

Таким образом, само отношение российских властей к наблюдателям дает «зеленый свет» для использования так называемых «серых технологий»: они формально трудно доказуемы, но фактически являются способом активного использования административного ресурса. Например, как стало известно «Ведомостям», администрация петербургского ТЦ «Сенная» раздавала арендаторам рекомендации обеспечить голосование своих сотрудников по открепительным талонам на избирательном участке № 18, недалеко от торгового центра. В устной форме арендаторам, по свидетельству некоторых из них, был предъявлен ультиматум: в случае неисполнения администрация пообещала проверки Роспотребнадзора, налоговой службы и пожарной инспекции. Среди арендаторов супермаркеты «Эльдорадо», «Патэрсон», магазины Adidas, Be Free, Levis, а также Балтинвестбанк, центр развлечений «Боулинг сити». Стоит заметить, что подобные методы и ранее активно использовались в России, но, как правило, в области госуправления и бюджетной сферы. Эта утечка свидетельствует о том, что сфера применения административного ресурса значительно расширилась.

В целом нынешние выборы уже характеризуются более пренебрежительным отношением к формальным процедурам. Это прогнозировалось еще тогда, когда было принято решение об уходе с поста главы ЦИК Александра Вешнякова. Несмотря на то, что выборы в России всегда критиковались со стороны ОБСЕ и ПАСЕ, работа ЦИК, как правило, получала положительные оценки. Вешняков, который 13 лет работал в Центризбиркоме, имел репутацию профессионала высокого уровня, и хотя бы внешняя чистота процесса приобретала для него особое значение. В интервью «Коммерсанту» еще в январе этого года Александр Вешняков заявил: «Тот, кто живет финансовыми или информационными технологиями, имеет другие внутренние тормоза по соблюдению права».

В основе суждений нового состава ЦИКа совсем иные принципы. Большинство членов ЦИК, напротив, исходит из изначальной «непорочности» российской избирательной системы и выступают против необходимости получать международный сертификат о соответствии выборов демократическим стандартам. Например, бывший эксперт Общественной палаты, политтехнолог и ныне член ЦИК Игорь Борисов заявил, что традиционно международных наблюдателей зовут для «улучшения избирательных практик». Однако, по его мнению, российская избирательная система является одной из самых совершенных в мире и нам «нет необходимости с этой целью приглашать армию международных наблюдателей».

Наконец, третья проблема – это общее ухудшение отношений России и Запада. Ограничение присутствия наблюдателей является не локальной акцией, а стратегической линией на снижение внешнего влияния на внутриполитические процессы. Причем имеется в виду не только Россия, но и те страны СНГ, где традиционно сильно влияние России. Таким образом, недоверие между Россией и Западом продолжает расти.

Представляется, что снижение легитимности выборов будет провоцировать остроту критики в адрес внутриполитических процессов в России, что в свою очередь может запустить механизм «цепной реакции» и побудить Кремль принимать еще более жесткие решения с целью минимизации внешнего влияния на российскую политику.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net