Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

07.12.2007 | Сергей Михеев

Идеальный вариант для России и Путина

Слух о том, что в ходе предстоящего визита в Минск Владимир Путин может стать главой союзного государства, а Григорий Лукашенко председателем союзного парламента, пожалуй, можно признать самым интересным из всех слухов по поводу политического будущего Путина. Если бы это было правдой, такой ход можно было бы признать самым сильным и красивым решением «проблемы Путина» и, одновременно, мощнейшим прорывом не только в российско-белорусских отношениях, но и в деле интеграции на постсоветском пространстве. То есть это тот редкий случай, когда «не только вкусно, но и полезно». Полезно в первую очередь для стратегических перспектив России.

Для Путина приход на пост главы союзного государства был бы идеальным вариантом по нескольким причинам. Во-первых, формально речь идёт о «повышении». Таким образом, можно будет избежать ситуации, когда после мартовских выборов, обладая формально менее значимым статусом, Путин фактически имел бы более высокое влияние и авторитет в стране, чем новый президент. Подобная ситуация ничего хорошего не сулит. Она только обострит внутриэлитные противоречия в России и будет чревата риском дестабилизации. В случае же если нынешний президент придет к руководству союзным государством, обиженных окажется гораздо меньше. К тому же частично будут удовлетворены и те, кто хотели бы, чтобы Путин ушёл, и те, кто желают третьего срока. Одновременно открылся бы и новый «этаж» для подъёма по карьерной лестнице для других представителей элиты, что способствовало бы здоровой ротации кадров и движению «лифтов социальной мобильности» в элитной среде.

Во-вторых, сам Путин таким образом сможет найти себе почти идеальную нишу лично для себя. С одной стороны, его повышение будет логичным, учитывая высокую популярность не только в России, но и на постсоветском пространстве в целом. Это решит проблему ухода из политики в самом расцвете сил популярного президента, что было бы не только нелогично, но и неправильно. Глупо хоронить тот политический авторитет и капитал, которым ныне обладает Путин. Но в том случае, если бы он ушёл «с понижением», этот авторитет в глазах общества неизбежно начал бы постепенно снижаться. А здесь Путин выйдет на более высокий, межгосударственный уровень. Это тоже выглядит вполне закономерно – как переход к решению ещё более масштабных, поистине геополитических задач.

Кроме того, если перед Путиным стоит задача переждать четыре года или даже восемь лет, лучшего места не найти. Руководитель союзного государства займет место арбитра, почти «небожителя», действительно «полусвятого». На этом месте Путин смог бы оставаться совершенно «белым и пушистым», при этом будучи главной фигурой на политическом пространстве. Глава союзного государства совсем не то, что премьер-министр, который является всего лишь одним из чиновников, напрямую несущих ответственность за протекающие в стране сортиры. Его место - это не место лидера «Единой России», партии, которую народ продолжает считать партией столь нелюбимых чиновников и начальников всех мастей. Одновременно сам Путин качественно вырастает до роли наднационального лидера, политика международного масштаба. Он получил бы шанс войти в историю не просто как популярный и сильный президент России, но как интегратор постсоветского пространства, личность действительно историческая.

Помимо элитных раскладов и личных перспектив действующего президента данный шаг стал бы реальным прорывом в деле обеспечения долгосрочных, внешнеполитических интересов России, что значительно важнее. Личное участие Путина в проекте союзного государства не просто оживит этот проект, а откроет перед ним качественно новые перспективы реального развития. Отношения между Россией и Белоруссией получили бы шанс радикально улучшиться, а впоследствии привести к реальному созданию союзного государства, способного стать заметно более мощным игроком в мировой политике и экономике.

Помимо этого, продвижение союзного проекта, несомненно, дало бы толчок для интеграционных процессов на постсоветском пространстве в целом. Не секрет, что именно проблемы между Москвой и Минском во многом являются отрицательной моделью, дурным примером «как делать не надо» для других постсоветских государств. Неудачи российско-белорусского проекта объективно затрудняют развитие интеграции на постсоветском пространстве, хотя потенциально могли бы, напротив, стать фактором, привлекающим интерес к интеграционным процессам. Если бы это произошло, то данный шаг, пожалуй, стал бы масштабной стратегической победой российской внешней политики, возможно, первой за многие годы после начала «перестройки» и развала СССР. Да и многие экономические проблемы получили хороший шанс для удачного разрешения.

Естественно, что всё может упереться в личность Лукашенко. Отношения между двумя лидерами очень непростые. Белорусский президент уже давно не доверяет Москве, ведёт собственную игру, а также имеет основания опасаться, что через данный «ход конём» он может лишиться своей власти над Белоруссией. В Кремле тоже немало предрассудков по поводу «батьки». Однако именно сейчас оба политика – Путин и Лукашенко – имеют шанс сдать экзамен на политическую зрелость. Действительно они достойны того, чтобы быть вписанными в анналы истории, или до сих пор остаются бизнесменами от политики средней руки, разлива 90-х годов?

Оба президента должны преодолеть свои личные проблемы и посмотреть в перспективу. А перспектива простая: Путин и Лукашенко хотя и известные политики, но всего лишь простые смертные. Если сейчас они смогут договориться, то рано или поздно они уйдут, а новый геополитический феномен – союзное государство России и Белоруссии – останется, возможно, серьёзно изменив евразийские и даже мировые политические процессы. Игра стоит свеч.

Впрочем, ясно и то, что ни Путин, ни Лукашенко далеко не романтики. Что касается белорусского президента, для него необходимо будет однозначно гарантировать, как минимум, две вещи – сохранение его власти над Белоруссией (что включает в себя и личные гарантии на любой случай жизни, возможно, гарантии обеспечения преемственности власти в Белоруссии) и что-то большее, чем эта власть. Чем-то большим и может стать пост председателя союзного парламента с реальными полномочиями, возможность участвовать в российской политике с некими (пусть и ограниченными) перспективами, новые перспективы для белорусской экономики. Представляется, что ради прорыва в интеграционных процессах на это можно пойти. У российской элиты в случае чего всегда найдутся средства не допустить того, чтобы Лукашенко стал бы слишком радикально влиять на внутренние российские дела. Как уже говорилось выше, Лукашенко рано или поздно уйдёт, а союзное государство останется. Российской элите пора уже научиться мыслить масштабами исторических, а не только личных перспектив. Сегодня как раз подходящий случай.

Что же касается Путина, то понятно, что должность главы союзного государства также должна быть наделена реальными полномочиями. Это не должен быть пост «свадебного генерала», каковыми сейчас являются большинство постов в союзных структурах, а также в структурах СНГ. Придётся многое серьёзно менять, но изменения и станут залогом прорыва в российско-белорусских отношениях. Таким образом, даже если все появившиеся слухи не соответствуют действительности, над таким вариантом стоило бы серьёзно задуматься, так как среди прочих он выглядит действительно наиболее предпочтительным и для Путина, и, главное, для России.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net