Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

08.02.2008 | Андрей Максимов

Дмитрий Медведев и власть Советов

До 2 марта осталось меньше месяца, предвыборная кампания вступила в завершающую фазу, а рейтинг Д.А.Медведева устойчиво превысил показатели Путина-2004 и «Единой России»-2007. По данным ВЦИОМ, за него уже сейчас готовы проголосовать 74,8% избирателей (диапазон его рейтинга по ФОМу и Левада-центру – от 72 до 82%). Показательно, что добиться такого уровня поддержки лишь недавно названного преемника удалось и без действительно ярких публичных ходов, и без громких обещаний, и без низовой агиткампании. Очевидно, главным фактором успеха стала не избирательная кампания, не личностные качества кандидата и даже не поддержка действующего Президента. Суть – в коренном изменении сознания избирателей, обретении им принципиально иного качества.

Квазисоветский стандарт

Декабрьские выборы прошлого года послужили водоразделом эпох в российской избирательной практике. «Партия власти» без особого труда собрала большинство голосов не только на выборах в Государственную Думу, куда ее список вел сам Путин, но и практически на всех региональных выборах, где никакого Путина не было. В последние два десятилетия добиться такого власти никогда не удавалось.

Наивно было бы полагать, что такой результат – следствие подтасовок, ограничения состава конкурентов или применения исключительных электоральных технологий. Эти факторы если и способны сыграть роль, то в пределах 5-10% от общего числа избирателей. Думается, дело в другом. После бурления конца 80-х-90-х годов и переоценки смыслов в 2000-х общество пришло к новому (а вернее, еще не очень забытому старому) типу восприятия политической действительности.После революционного перегрева рубежа веков российское общество окончательно остыло и закономерно вернулось к системе традиционных для него координат. Еще лет 5 назад избиратели, как и в горячих 90-х, власть оценивали и выбирали. Сопоставляли «за» и «против», посматривали на одного кандидата и на другого. Хотя, в конце концов, большинство из них оказывалось совсем не против выбрать «сердцем».

Сегодня ситуация другая. Основная часть общества, как и на протяжении почти всей российской истории, власть если не любит (что весьма распространено), то поддерживает и уважает. Потому что «она хорошая», «она много для нас делает», «она представляет государство». Потому что она – власть.

«Смотрите, соседи, не подводите страну, голосуйте за Путина», - говорят друзьям совсем обычные избиратели по пути на избирательный участок. «За Вас проголосовали!» - заверяют, выходя с участка, ответственные граждане стоящим на страже порядка сотрудникам милиции. (Собственные наблюдения автора 2 декабря прошлого года). Милиционеры – хоть и не самая популярная профессиональная группа, но они представляют власть, а значит – государство. Большинство избирателей готово сказать: «Я – из большинства», а большинство государство поддерживает.

А кто в большинство и не входит – тот во всяком случае спорить с ним тоже сильно не будет. Поэтому в настоящий момент «линия отсечения» тех, кого общество признает маргиналами, резко сдвинулась к «центру», т.е. к представителям действующей власти.

Представители «правых», либеральных партий набрали свои более чем скромные проценты не только потому, что люди уже диагностировали их неизбираемость. Здесь дело и в другом. Россияне стали похоже на позднесоветских граждан конца 80-х, которые уже готовы были выступать за демократию, но еще никак не против социализма, потому что слово «капитализм» им чересчур резало ухо. Вот и сегодня так. Люди готовы проголосовать не за власть, но и точно не за тех, кто ругает Путина. Это уже перебор. Это уже в понимании массы нынешних избирателей – маргиналы. Поэтому, скажем, Касьянова еще несколько лет назад воспринимали как вполне сносного премьера, а теперь только 0,8% видят его президентом. Все, не тот уже электорат.

При таких обстоятельствах для убедительной победы «партии власти» на выборах необходимо только 3 обязательных условия:

Первое. Стабильность экономического положения и отсутствие явных катаклизмов. Инфляционный скачок или недостатки управления хоть и способны «увести в оппозицию» некоторые категории жителей, но вряд ли окажутся критичными для системы в целом.

Второе. Лояльность к власти информационного поля, позволяющая лидирующей партии удерживать устойчивое преобладание в информпространстве и исключать «неконструктивную» критику в свой адрес.И третье. Относительная вменяемость и адекватность выдвигаемых кандидатов и списков. Исключительных качеств никто требовать не станет. Достаточно, чтобы кандидат не был откровенным раздражителем.

Впрочем, в советские времена не требовалось и этого «третьего пункта». С одной стороны, сама система не допускала к выборам людей несистемных, в том числе и дискредитирующих предлагаемый «список» кандидатов в целом. С другой стороны, голосовали совсем за любого – кого предложат. Сегодня не так.

Предложи в президенты Жириновского – общество, может, и не поддержат. А если кандидат пристойный, кто им будет уже не суть. Разница разве что в проценте поддержки. Выдвинули бы Зубкова, быть может, проголосовало бы за него процентов 60. Выдвинули Медведева – тут и 75% не предел.

Медведевское возрождение

Идеологическое ядро, на котором позиционируется Дмитрий Медведев, основано на сбалансированных апелляциях как к прошлому, так и к будущему. «Через преемственность к прогрессу» - не случайный подзаголовок Гражданского форума, на котором Медведев обозначил контуры своей предвыборной программы.

Михаил Барщевский по-своему обозначил суть повестки дня «медведевской восьмилетки»: в 90-е годы расчистили от мусора площадку для строительства нового российского «дома» и заложили его фундамент, с Путиным построили каркас, теперь задача – отделать и запустить коммуникации.Представляется, что все это можно обозначить концептуальным словом «возрождение», хотя оно и не звучит отчетливо в предвыборной кампании Дмитрия Медведева. Именно «медведевское возрождение» (обустройство) приходит на смену «путинской стабильности» («каркасности», если можно так выразиться).

Сама по себе идея строительства (и обустройства) «нового дома» содержит в себе глубоко засевшую отсылку к дому старому, где все коммуникации (читай: системы образования, медобслуживания, снабжения продовольствием и обеспечения жильем, юридической защиты) уже были и работали исправно.Ельцинский фундамент не отрицается, а признается имманентным для здания. Подчеркивается: его тоже строили «мы», хотя и «наделали в то время много ошибок». Для либерально настроенной общественности сама фигура Медведева дает надежду на возрождение более высокого стандарта свобод и демократического участия, «утраченного в последние годы».

В 2000-е годы «мы все делали правильно», навели порядок в стране и укрепили позиции России в мире. Это – тот каркас возрождения, которого добился Путин, который не грех продолжить и дальше.Теперь можно делать государство более справедливым, растить благосостояние и усиливать общество. В общем, двигаться вперед, в будущее!

На запад и на восток

В плане формы кампания Медведева выглядит пока как череда различных гражданских форумов и других общественных площадок, перемежающихся действиями по исполнению должностных обязанностей вице-премьера. Используются тусовки в диапазоне от «межсемейных» (торжественное собрание, посвященное Году семьи, с которого, собственно, политический год и начался) до профессиональных (Съезд Ассоциации юристов России 29 января).

Выбор такой формы предсказуем (подобный тренд отчетливо проявляется в течение второго путинского срока, начиная с формирования Общественной палаты РФ). С одной стороны, она подчеркивает устремленность взгляда Кандидата в сторону западной демократии, его намерение поддержать гражданское общество, развивать его институты, расширять участие граждан в управлении. Это вызовет благоприятную реакцию либерально настроенного электората в массе своей, и лишь небольшая часть демократической общественности раздраженно заявит об имитации демократии.

С другой стороны, избиратели-традиционалисты подсознательно увидят в этом что-то до боли родное, советское. Активисты ветеранских, женских и профсоюзных организаций отметят готовность власти прислушиваться к людям, как в старые добрые времена.

В целом формируемое гражданское общество российского образца, безусловно, поддержит на выборах государство в лице его официальных представителей – Путина и Медведева.P.S. Социологические опросы показывают, что пока только 39% россиян заявляют о полном доверии Д.А.Медведеву, в то время как В.В.Путину однозначно доверяют свыше 62% граждан. Очевидно, что именно в фигуре Путина сегодня персонифицировано российское государство. Вопрос в том, перейдет ли к Медведеву по наследству и способность быть государственным символом для народа, или все же Путин (например, как премьер) захочет и сможет оставить эту привилегию за собой? Пока же общественность, по наблюдениям на всевозможных форумах, жаждет, прежде всего, «увидеть Путина» (а не «увидеть Президента», как говаривали раньше).

Андрей Максимов - эксперт Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net