Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

12.02.2008 | Алексей Макаркин

Бойкот и грабли

Российское либеральное сообщество бойкотирует президентские выборы. Об активном бойкоте объявил ставший крайне радикальным СПС — главный объект атаки со стороны властей во время думской кампании. С «пониманием» отнесется к неучастию своих сторонников более умеренное «Яблоко». Бойкотирует выборы так и не зарегистрированный НДС Михаила Касьянова, а к воззванию, призывающему к отказу от участия в голосовании, размещенному в интернете, присоединяются как известные общественные деятели, так и обычные граждане.

Мотивы либералов понятны. Нынешние выборы нельзя назвать реально конкурентными. Их результат известен заранее, их интриги скудны. Сколько наберет кандидат от власти (70, 75, 80%), кто будет вторым — Зюганов, безуспешно принимающий участие в выборах в третий раз, или Жириновский, для которого это уже четвертая президентская кампания, какова будет явка... Все это интересно разве что экспертам, журналистам, политическим активистам (да и то не всем) и чиновникам, отвечающим за проведение выборов. Если в 2004 году либералы хоть как-то были представлены в избирательной кампании (в лице Ирины Хакамады), то сейчас их единственного реального кандидата, Касьянова, сняли с дистанции еще на старте. Ставка делается на вытеснение либералов на обочину российского политического процесса, их окончательную маргинализацию.

Готова и замена им, полностью лояльная по отношению к властям и представляющая собой плод трудов политтехнологов — «Гражданская сила» адвоката Барщевского и Демпартия масона Богданова. Обе в нынешней кампании задействованы, хотя и в разных ролях — одна поддержала Медведева, другая выдвинула собственного «технического» кандидата, надобного для признания выборов состоявшимися даже в том маловероятном случае, если два кандидата-ветерана вздумали бы сняться с выборов (по российскому законодательству для легитимности выборов необходимо участие минимум двух кандидатов).

Однако у либералов и в этой крайне невыгодной ситуации имелись два варианта действий. Первый — отстраниться от участия в кампании, предоставив своим активистам свободу действий, возможность как игнорировать выборы, так и идти на них. Второй — проводить активную «антикампанию», направленную на максимально возможную дискредитацию выборов как профанации народного волеизъявления. Нетрудно заметить, что первый вариант выбрало руководство «Яблока», второй — остальная либеральная оппозиция. Понятно, что эмоции диктуют выбор именно второго варианта: бросить вызов власти, показать ей, что либералы настроены решительно и готовы идти до конца. Есть и серьезный рациональный мотив — можно постараться использовать кампанию для мобилизации оставшихся сторонников и попытки приобретения новых.

На первый взгляд, все ясно — активный бойкот не только обоснован, но и безальтернативен. Но сомнение остается. Дело в том, что кандидатом от власти на президентских выборах является Дмитрий Медведев, который выдвигает вполне либеральную программу. Да, он входит в команду Владимира Путина, но, в отличие от многих ее «силовых» членов, является человеком 90-х годов, принадлежащим к той же генерации, что и многие оппозиционные либералы — к числу безусловно выигравших от экономических и политических реформ. За все время своей деятельности в Администрации президента и правительстве, он никогда не проявлял себя в качестве противника рынка и либеральных свобод. Если бы кому-нибудь из наших современных либералов сказали бы лет восемь назад, что в 2008 году кандидатом в президенты будет юрист-цивилист, когда-то ведший занятия по римскому праву, не имеющий отношения к силовым структурам, в прошлом директор по правовым вопросам крупной компании, думается, что он был бы немало удивлен. И удивлен вдвойне, если бы узнал, что он будет призывать к активному бойкоту избрания такого кандидата.

Разумеется, эти слова можно парировать серьезным контрагументом — дело не в личности, а в защите самого принципа свободных, демократических, конкурентных выборов. Но, во-первых, давайте задумаемся, смог ли бы такой кандидат победить иначе, чем в рамках операции «Преемник» — в российской истории на конкурентных выборах еще не побеждали выходцы из либеральной интеллигенции, коим является Медведев. Драматический парадокс состоит в том, что либеральный (хотя, разумеется, и не оппозиционный) кандидат в России может победить пока что лишь при нелиберальных правилах игры — в противном случае он проигрывает любому харизматику, который, с учетом нынешних общественных настроений, вряд ли будет сторонником реформ.

Во-вторых, российское либеральное общество традиционно предъявляет повышенные требования к представителям власти. Очень хочется, чтобы все было решено как можно быстрее, здесь и сейчас, политическая практика должна соответствовать идеалу, а при неполном соответствии она должна быть отвергнута как порочная и аморальная. Кстати, в этом смысле российские либералы мало отличаются, скажем, от своих испанских коллег начала 30-х годов, радикальный авангардизм которых завершился многолетней франкистской реакцией. Но, если вернуться к более близкому нам отечественному опыту, то вспомним, как российские либералы принципиально отвергали сотрудничество с реформаторским правительством Витте в 1905 году, с реформаторским же правительством Столыпина в следующем году. Вспомним и опыт 1915 года, когда большинство в правительстве получили либеральные бюрократы во главе со столыпинским соратником Кривошеиным, которые не получили поддержки со стороны думских либералов и потерпели поражение в аппаратной борьбе с реакционерами.

Для либералов-общественников и Витте, и Столыпин, и Кривошеин были монархистами, заинтересованными в укреплении царского режима и выступавшими против скорейшего внедрения на российскую почву всеобщих, прямых, равных выборов при тайном голосовании. Правда, когда эта схема все-таки была узаконена — в революционном 1917 году, — то выяснилось, что либералы потерпели поражение, уступив место безответственным радикалам. Позднее, уже в эмиграции, часть либералов (например, Василий Маклаков) осудили подобный ригоризм как способствовавший созданию в России тоталитарного режима.И последнее. Хорошо известно, что против «операции Преемник» выступала «партия третьего срока» — те же силовики, деятельность которых вызывает наибольшее неприятие либерального сообщества. Вряд ли можно сомневаться, что именно они заинтересованы в снижении легитимности выборов, которое приведет к ослаблению позиций их победителя. Возникает странная ситуация — активный бойкот выборов со стороны либералов может вполне соответствовать интересам их наиболее последовательных властных оппонентов. Как, впрочем, это было и сто лет назад, когда и радикальные либералы, и реакционеры были заинтересованы в дискредитации либеральной бюрократии. Может быть, не стоит вновь наступать на те же грабли?

Опубликовано в «Ежедневном журнале», 12 февраля 2008 г.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net