Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

10.04.2008 | Сергей Романенко

Как и зачем Хорватия вступает в НАТО?

После саммита НАТО в Бухаресте на пути в Сочи Джордж Буш впервые посетил Загреб, став тем самым третьим президентом США после Никсона в 1970 г. и Клинтона в 1996 г., приехавшим в столицу Хорватии. Этот визит, естественно, был тесно связан с только что принятым на саммите решением пригласить Хорватию в постоянные и полноправные члены этой организации. Посещение Загреба имеет значение не только для двусторонних американо-хорватских отношений, но и для всего региона в целом. Именно Хорватию Буш поставил в пример другим странам постъюгославского пространства, которым еще предстоит долгий и непростой путь в НАТО – Боснии и Герцеговине, Черногории, Сербии, Македонии.

Естественно, у каждой из этих стран своя история взаимоотношений с Альянсом. Среди прочего, президент США выразил благодарность Хорватии за службу, которую несут ее солдаты в Афганистане. Причем Загреб пошел на этот шаг еще не будучи формально приглашенным в НАТО. Со своей стороны, президент Хорватии поблагодарил США за поддержку Хорватии на ее пути в НАТО, которую страна испытывала со стороны Вашингтона.

Хорватские политики разделяют позицию президента Стьепана Месича, заявившего о том, что как приглашение в Бухаресте, так и визит его американского коллеги воодушевляют Хорватию в ее усилиях по достижению двух стратегических целей – вступить в НАТО и в ЕС. И Месич, и премьер-министр Иво Санадер полагают, что приглашение вступить в НАТО укрепит позиции Хорватии на переговорах с ЕС. Сходятся они, равно как политические лидеры всех представленных в Саборе (парламенте) партий, что членство в НАТО означает бóльший уровень стабильности, что, несомненно, сделает Хорватию более привлекательной для иностранных инвесторов и бизнесменов, включая и американских.

Однако не следует думать, что путь Хорватии в НАТО был легок, равно как и то, что вступив в НАТО, страна займет подчиненное США положение и лишится своего национального суверенитета. Если обратиться к недавней истории, то отношение Хорватии со странами НАТО и с этой организацией в целом были далеко не простыми. Прежде всего это объяснялось политикой первого президента Хорватии Франьо Туджмана, установившего в независимой Хорватии жесткий авторитарный режим, фиктивная многопартийность, при которой ни одна партий кроме Хорватского демократического союза, не мог рассчитывать прийти к власти на выборах, отсутствие свободной прессы, отношение к национальным меньшинствам, политика притязаний на Боснию и Герцеговину. Недовольство и протесты американских и западноевропейских политиков вызывали и методы, которыми хорватская армия защищала независимость и целостность государства. Свидетельство этому – история с находящимся ныне в трибунале в Гааге хорватским генералом Анте Готовиной.

Однако и проведение свободных президентских и парламентских выборов, состоявшихся в начале 2000 г., через месяц после смерти Туджмана не означала быстрое решение внешнеполитических проблем. Хотя новые власти Хорватии сразу заявили о своем стремлении к вступлению в ЕС и НАТО, что соответствовало давнему устремлению хорватского национального движения – воссоединению независимой и суверенной Хорватии с Европой, страна должна была пройти долгий путь от присоединения к программе «Партнерство ради мира» до приглашения вступить в НАТО.

Прежде всего надо было выполнить целый ряд общих для всех государств, претендующих на вступление в альянс, требований. Наиболее принципиальные из них были сформулированы еще при подписании Рамочного документа ПРМ. Это – процесс прозрачности в области национального военного планирования и формирования военного бюджета; – обеспечение демократического контроля над вооруженными силами и спецслужбами; – поддержание потенциала и боеготовности для внесения вклада в операции под эгидой ООН и или ответственностью ОБСЕ; – развитие военных отношений сотрудничества с НАТО в целях совместного планирования боевой подготовки и учений; – а также создание в долгосрочной перспективе сил, способных оптимально взаимодействовать с силами Альянса.

Естественно, эти же требования касались и Албании и Македонии, вопрос о приглашении которых (в первом случае – положительно, во втором – отрицательно) также рассматривался в Бухатересте. Однако Хорватии предстояло пройти гораздо более трудный и долгий путь, чем многим постсоциалистическим странам Средней Европы. Предстояло реально, а не на уровне деклараций изменить традиционную авторитарную политическую культуру, обеспечить политически и гражданский контроль над силовыми структурами, которые вследствие войны 1991-1995 гг. обладали значительной не определенной законом властью, изменить систем управления вооруженными силами, преодолеть национальные противоречия с тем, чтобы национальная армия стала могла быть полиэтничной по составу, отказаться от призывной армии в пользу профессиональной, решить проблемы со стандартами вооружений и т.д. В более общем плане можно сказать, что страна должна была решить принципиальные проблемы этапа «бархатных революций», которые на большей части постъюгославского пространства оказались отнюдь не бархатными. Разговоры о возможности приглашения Хорватии в полноправные члены НАТО велись уже давно, однако только в 2008 г. это было осуществлено. Сейчас в Загребе надеются, что реально полноправным членом Альянса страна станет через год, с тем, чтобы вместе со всеми остальными принимать участие в праздновании 60-летия НАТО.

Однако если внешнеполитические проблемы вступления Хорватии были решены, то остались проблемы внутренние. Как и во многих других странах, вступление в НАТО пользуется меньшей поддержкой, чем вступление в ЕС. ( Хотя в последнее время поддержка вступления в НАТО растет). Многие граждане Хорватии, независимо от того, поддерживают ли они вступление в Союз или выступают против, считают, что столь важный вопрос надо решить на референдуме, что нация в целом, а не только органы власти, хотя и избранные, должна принять решение. Кроме того, их беспокоит и возможность размещения на территории Хорватии, для которой туризм является одной из самых важных отраслей экономики, военных баз НАТО. Впрочем, такую возможность отрицают и руководители Хорватии, и президент Буш. Сейчас по стране идет сбор подписей в пользу организации референдума, и этот вопрос превратился внутриполитический. Даже лидеры партий, выступавшие на последних парламентских выборах вместе и вместе оказавшихся в оппозиции – социал-демократ Зоран Миланович и Весна Пусич из Хорватской национальной партии, – хотя и поддерживают вступление в НАТО, по-разному относятся к референдуму. Первый – «за», вторая – «против».

Впрочем, и приезд Буша был встречен демонстрацией правозащитных и экологических организаций, которые критикуют США за нарушения прав человека и и политику в области охраны окружающей среды.Не секрет, что приглашение Хорватии (как и Албании) в НАТО имеет и актуальный политический контекст. Он связан с тем, что лидеры США и Западной Европы стремятся, наконец, перевернуть страницу истории под названием «Распад Югославии» и установить в регионе, где все еще продолжают бурлить процессы национального самоопределения, стабильность и твердо зафиксированные границы.

Прием этих двух стран (а в перспективе – и Македонии) на фоне, при всем их отличии, проблем Косово и Боснии и Герцеговины, а также внутриполитической нестабильности в Сербии, увеличивает гарантии нерушимости границ. Недаром одним из условий вступление в НАТО является отсутствие этнических и территориальных конфликтов. А в нынешних условиях, хотим мы того или нет, при всех своих недостатках и противоречиях НАТО является единственной структурой, способной противостоять превращению этнополитических конфликтов в войны. И именно это обстоятельство делает организацию привлекательной для стран, которые нуждаются в утверждении идентичности и суверенитета, которые стремятся из объекта международных отношений превратиться в субъект этих отношений. Справится ли НАТО с поддержанием мира в долгосрочной перспективе и какова эта перспектива – на этот вопрос ответит только история.

Сергей Романенко - к.и.н., ведущий научный сотрудник Института экономики РАН

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net