Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

11.04.2008 | Сергей Маркедонов

«Советизация» НАТО

Как мы и предполагали, страсти вокруг расширения НАТО за счет государств Евразии не улеглись после Бухарестского саммита. В самом деле, решения, принятые на этом представительном форуме, оставляют ощущение, что лидеры стран Альянса (а также аппарат этой структуры) являются сторонниками диалектического метода познания общественных процессов. В начале апреля всему миру была представлена работа закона о единстве и борьбе противоположностей.

С одной стороны, Грузия и Украина, несмотря на всю риторику и организационные усилия президента США, так не получили долгожданный “Membership Action Plan” (MAP) (предпоследний этап интеграции в НАТО). С другой стороны, в тексте итогового Заявления (обнародовано главами государств и правительств Альянса 3 апреля 2008 года) черным по белому написано: «НАТО приветствует евроатлантические стремления Украины и Грузии к членству в НАТО. Сегодня мы пришли к соглашению о том, что эти страны станут членами НАТО. Оба государства внесли ценный вклад в операции Североатлантического союза… Сегодня мы четко обозначаем, что мы поддерживаем кандидатуры этих стран на присоединение к МАР». Встает непраздный вопрос: «А где здесь логика, собственно говоря?» Если две страны СНГ настолько успешно продвигаются к НАТО, то почему на этот раз они остались за бортом. Что (или кто) помешало им стать ближе к НАТО уже в апреле 2008 года? Но если есть проблемы с повышением их североатлантического статуса, то почему они не обозначены? Почему вместо реального анализа проблем интеграции Украины и Киева мы слышим пропагандистские декларации про единство рядов НАТО и про неумолимое его расширение?

В итоге бухарестская диалектика привела к девятому валу публикаций в странах США и ЕС, в которых процесс расширения НАТО был представлен аналогично триумфальному шествию Советской власти в 1917 году. Аналитик влиятельной американской фабрики экспертной мысли RAND Роберт Хантер 5 апреля 2008 года написал буквально следующее: «На прошлой неделе Украина и Грузия присоединились к НАТО… Когда саммит начинался никто не ожидал, что НАТО откроет двери пяти новым членам». Оказывается и Македонии тоже дверь открыли, поскольку, по мнению автора, вопрос лишь в формальности, как только «греческое правительство согласится принять название республики, которое будет приемлемо для обеих стран». И подобного рода комментарии (которым несть числа на Западе) весьма показательны. Именно они (а не мифические тысячи НАТО-вских солдат и базы, окружающие Россию по периметру ее границ) должны быть главной причиной опасений по поводу расширения Альянса.

Главная угроза, исходящая сегодня от НАТО- это не его вооруженные силы (в Афганистане мы видим активное нежелание союзников США и Великобритании платить «налог кровью») и не агрессивные помыслы (которые существуют в сознании российских ветеранов «холодной войны»). Главный вызов НАТО – это отсутствие адекватности, а также то, что можно охарактеризовать, как советский по своей глубинной сути образ мышления и понимания окружающего мира. И критика Альянса нужна хотя бы потому, что именно эта часть мира (или «Евроатлантический мир») высказывает претензии на глобальное лидерство. Не только военно-политическое, но и социально-экономическое, ценностное. Именно подходы и практики, выработанные на Западе, объявляются наиболее успешными и логически обоснованными, которые другие должны просто «пересаживать на свою почву».

Сегодняшняя «советизация» НАТО не кажется нам случайной. Она порождена внутренней логикой развития Альянса в последние два десятилетия. В течение почти полувека этот Альянс существовал как организация, направленная на сдерживание советской угрозе «Старой Европе». И надо сказать, с этой задачей НАТО блестяще справилась. Помимо этого Альянс решил еще две чрезвычайно важных задачи - преодоление военных методов разрешения конфликтов на европейском континенте и военно-политическая интеграция многовековых геополитических противников (Германия и Франция, Британия и Франция, Британия и Германия). Однако после краха СССР и Организации Варшавского Договора НАТО постиг фундаментальный кризис. Прежде всего, речь идет о целях этой структуры. Бороться с коммунизмом по причине необратимой его гибели больше не представлялось возможным. Хотя и сегодня очень хочется, а потому, призраки «холодной войны» время от времени вызываются из прошлого. Благо, некоторые российские лидеры охотно подыгрывают западным борцам с СССР (а некоторые пропагандисты Кремля все гадают о времени наступления «холодной войны-2»). С международным терроризмом бороться и вовсе невозможно. Во-первых, таковое явление отсутствует в природе (терроризм порожден конкретной этнополитической или социально-политической ситуацией, он историчен, а потому, имеет и этнические, и религиозные, и общественные корни). Во-вторых, терроризм- это не конечная цель, а инструмент борьбы, основой которой является идеология (будь то радикальный ислам, этнический национализм, сепаратизм, анархизм или фашизм). Следовательно, бороться надо с идеологией, а военно-политический блок не может это делать по определению, ибо сам является инструментом. Строить демократию? Тоже сомнительная цель для военно-политического блока, не раз закрывавшего глаза на авторитаризм Португалии времен Салазара, Греции хунты «черных полковников», Турции (в которой до начала 1980-х гг. прошла череда военных переворотов и путчей). Таким образом, лишенный ценностей и целей блок начал заниматься саморазвитием ради развития. Идея расширения НАТО (отождествляемая с пространством демократии) стала реальной практикой Альянса.

На этом пути НАТО прибегает к «философии успеха». Мне могут возразить. Философия Запада построена на успехе, на вере в том, что любая неудача, если приложить к ней руки и мозги, в конечном счете, преодолевается. Все это так. Однако «успех» при этом не должен становится пропагандистским жупелом, подменяющим реальный анализ ситуации. К сожалению, выступления высших должностных лиц НАТО и министров «Евроатлантического мира» в Бухаресте во многом напоминали времена КПСС, о которых мы уже упоминали в начале статьи. Что ни операция НАТО- то успех. И Босния и Герцеговина, и Косово, и Афганистан. Пришло НАТО и на Балканах прекратились этнические чистки. НАТО появилось в Афганистане, и поток наркотиков стал меньше. В этом потоке успехов (а слово “success” повторялось в Бухаресте едва ли не чаще остальных) как-то забылось, что 90 тыс. га афганской земли предназначается для производства наркотиков, а доход наркобаронов измеряется в $1 млрд. И эти данные сообщают эксперты ООН, это – не секрет. Рост производства наркотиков также очевиден: в 2003 году он составил 3,6 тонны, в 2004-м - 4,2 тонны. В 2005 году на международной конференции по Афганистану эту тенденцию озвучил и сам президент этого государства Хамид Карзай (у которого стойкая репутация проамериканского политика). Разве признание этих цифр и фактов как-то бы унизило НАТО с его благородными целями «широкого диалога»? Нисколько, зато доверие к этим структурам со стороны выросло бы неизмеримо. «Мы признаем тот факт, что бывшая югославская Республика Македония проделала большую работу и продемонстрировала свою приверженность ценностям НАТО и операциям Североатлантического союза. Мы хвалим приложенные этой страной усилия по созданию полиэтнического общества». Все это так. Но есть и другая сторона вопроса Официальные представители Скопье всячески превозносят достижения «мультиэтничной демократии». Рядовые македонцы (и даже в неофициальных беседах чиновники и полицейские неалбанского происхождения) ругают Охридские соглашения 2001 года между албанцами и македонцами, на чем свет стоит.

Таким образом, мы можем констатировать, что долгие годы, борясь с СССР, Запад перенял у своего заклятого врага многие методы информационно-пропагандистской войны. Любая проблемная точка объявляется успехом, а издержки просто не берутся в расчет. Однако же есть одно существеннейшее отличие от советских времен (равно как и от эпохи ВВП). Записным оптимистам из НАТО оппоненты могут открыто возразить. Их могут даже поставить на место, предъявив другие цифры и факты.Второе замечание (относится главным образом к афганской проблематике) можно определить как абсолютная вера в демократию. Увы, но опыт Израиля США, ЕС и их партнеров ничему не научил.

Несколько лет назад видный израильский политолог Алек Эпштейн приходил к следующим выводам, рассуждая о перспективах выборов в Палестине: «Можно ли быть уверенными, что на свободных палестинских выборах не победят “Хезболла” и “Исламский джихад”? Авторы – составители «Дорожной карты» исходят из предпосылки, что там, где проводятся демократические выборы, обязательно побеждают либералы. Но, зная настроения на палестинских территориях, можно с уверенностью сказать, что либеральные и ориентированные на мирное урегулирование партии и движения в настоящее время едва ли добьются там успеха. Попытка навязать западное мировоззрение совершенно иному обществу, имеющему другую политическую культуру, и надежда, будто это сработает, – большая ошибка». Но разве не то же мы видим на просторах СНГ, где сторонники силового разрешения конфликтов неизменно популярны (та же демократическая оппозиция в Грузии нередко имеет более жесткие воззрения на Абхазию и Южную Осетию, чем действующая власть). Во многом схожая картина и в Азербайджане. В Армении на прошедших президентских выборах одним из главных козырей демократа Тер-Петросяна была критика власти за «национальное предательство» (согласие план по обмену спорных территорий).

Третье замечание мне хотелось бы определить названием одноименного романа Юрия Трифонова «нетерпение». Западные лидеры хотят увидеть свое счастье при жизни, а потому торопятся, как можно быстрей определить статус Украины и Грузии (а за ними еще и других стран СНГ). Ничего, что в первой стране значительная часть населения выступает против интеграции в НАТО, а во второй не разрешены два конфликта. Они ведь говорят о демократии и «западном выборе», а потому можно пренебречь собственными же правилами приема в Альянс (которые, заметим, придумывала не Россия). Ради этого приносятся в жертву поиск компромисса, возможность учета стратегических интересов других игроков (той же России), готовность вести диалог. А потому желаемое выдается за действительное, прогресс и демократия в Грузии и на Украине превращаются в фетиш, а не в предмет реального анализа. В недавнем письме моего коллеги из Грузии (дипломата и эксперта, заметим, далеко не поборника пророссийской линии и, напротив, сторонника интеграции Абхазии и Южной Осетии в единое Грузинское государство) были такие выводы по поводу «оптимистических» заявлений и выводов: «Эти комментарии дезориентируют грузин. И не только их…» Добавим от себя. Они дезориентируют Западный мир, заставляют его лидеров верить в фантомы, а также ставить ошибочные цели и задачи.

И, наконец, последнее (по порядку, а не по важности) замечание касается боязни «руки Москвы». Вот и на саммите в Бухаресте генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что третья сторона не может влиять на процесс расширения блока. Прямо таки идея «суверенной демократии» в действии! Риторический вопрос. А может ли влиять сосед на соседа, если последний заливает его водой или орет песни после 23-00?

Таким образом, неадекватность представлений об окружающем мире - вот главный источник опасности, исходящей сегодня от НАТО. Скажу крамольную для гражданина РФ мысль. На однополярный мир и гегемонию США и НАТО можно было бы согласиться и даже считать ее лучшим выбором в нынешнем неспокойном мире. Была Римская империя, почему бы в 21-ом веке не появится империи Американской (тем паче, что римская символика так популярна в Штатах)?! Однако для того, чтобы доминировать, нужно реально представлять себе, что происходит в мире, называть кошку кошкой, а мышку мышкой. Если вместо этого нам всем предлагается политически корректная болтовня, не предъявляются цели и ценности, а типичные гибридные режимы провозглашаются демократиями (и этому еще всех зовут порадоваться), то такая гегемония не кажется лучшим выбором.

А потому, «советизация» Запада кажется опасной и в России. Она лишает нормальные здоровые и прагматичные силы внутри страны надежных ориентиров. Разочарование в Западе рождает гораздо более опасные идейно-политические фантомы в виде изоляционизма, разной «соборности-духовности» в самом пошлом варианте. Во-вторых, любая «советизация», известно, чем заканчивается. В случае же масштабного провала Запада новый всплеск варварства нам гарантирован. Причем повсеместно. Следовательно, пока не поздно, необходимо преодолевать «новый советизм». На сей раз НАТО-вского образца. Преодолевать здоровым силам, как внутри России, так и внутри ЕС и США. По моему сегодня уже всем стало ясно: их «ястребы» и наши «ястребы», тоскующие по временам СССР - одна команда.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net