Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

26.05.2008

Никита Боровиков: «Речь идет не об угасании, а о реструктуризации Движения»

Движение «НАШИ» больше не будет главной провластной молодежной организацией? Чем занимаются «НАШИ» после того, как отгремели «избирательные баталии» и какие у них планы на будущее? Об этом «Политком.ру» рассказал лидер Движения Никита Боровиков.

- Скажите, что Вы лично успели сделать в Движении с момента Вашего избрания лидером «НАШИХ» летом 2007 г.?

- Я бы не говорил так категорично, потому что мы сейчас запускаем проекты, и я смогу говорить о том, что что-то сделано, после того как они какое-то время относительно стабильно просуществуют.

- Что это за проекты?

- Мы о ряде проектов заявляли еще на съезде. Некоторые из них – это бывшие направления Движения: бывшие «Уроки дружбы» (подумываем, чтобы этот проект назвать «Русский стиль») и т.п.

- В 2005 г. тогдашний лидер «НАШИХ» Василий Якеменко заявлял, что к 2008 г. только одних комиссаров «НАШИХ» должно быть около 100 тыс. человек. В реальности это было достигнуто?

- Я, честно говоря, неуверен в точности даты… К званию «комиссар» мы относимся очень трепетно и пока мы решили ограничить количество комиссаров 1 тыс. человек. То есть больше мы в принципе не планируем. Если же говорить об активе наших проектов, то, думаю, на трехзначную цифру мы выходим. И это в том числе благодаря тому, что мы разделились на проекты. Я думаю, эта цифра, которой можно похвастаться.

- Разделение на отдельные проекты и сокращение до 5 региональных отделений – это, по Вашему мнению, угасание Движения либо что-то иное?

- Я бы не рискнул сказать о сокращении до 5 региональных отделений. Если Вы посмотрите, например, на наши списки, представительство на инаугурации президента РФ, последние наши внутренние мероприятия, куда мы приглашаем людей, то там вовсе не из пяти городов люди приехали. Это некий миф, который сложился из-за неправильной интерпретации слов. Речь идет не об угасании, а о реструктуризации Движения. Жизнь в стране меняется, и было бы странным, если Движение оставалось точно таким же.

- Тем не менее, такая реорганизация и относительно небольшое число комиссаров связываются с «замораживанием» вашего проекта. Может, это сокращение связано с тем, что прошли выборы?

- Нет никакого сокращения! Мы же никого ниоткуда не выгоняли. Сокращение – это, когда людей увольняют из организаций. Здесь же речь идет о том, что есть комиссарское сообщество. Мы предъявляем высокие требования к тому, кто хочет именовать себя комиссаром, поэтому их не может быть много. При этом участников наших проектов может быть много, потому что они как раз и направлены на то, чтобы охватить побольше молодых людей, чтобы как можно больше людей смогли себя самореализовать. То есть мы говорим о разных вещах! Это же то же самое, что и ограниченное количество судей по всей стране!

- Но в отличие от судов вы негосударственная организация…

- Есть определенный уровень, на котором не должно быть много людей. Вот и все!

- Вы будете как-то расширять Движение, проводить, к примеру, масштабные акции, такие как на Ленинском проспекте в 2005 г. к 60-летию Победы? Есть ли у Вас это в планах?

- Как минимум на ближайшее лето, масштабных 60-70-тысячных акций в планах у нас нет. Тут надо понять, что наше общество к подобным акциям уже привыкло. Мы этот уровень переросли. Какой смысл делать то, что мы уже делали? Нам сейчас интереснее, скажем так, отраслевая специфика проектов. Для нас это необычно. Это первое. Второе: мы проводили эти акции, и это была важная форма донесения до общества наших мыслей. Она была важна, в том числе, и своей необычностью. Сейчас это, к сожалению или к счастью, никого уже не удивляет. Какой смысл работать со старыми формами, которые теряют эффективность?

- То есть вы постепенно реорганизуетесь в организацию «малых дел»?

- Я бы не назвал это «малыми делами», я бы назвал это отраслевой специализацией. Мне кажется, когда участники проекта наращивают с каждым годом количество практик и стажировок в том же Минпромэнерго – я не считаю это «малыми делами». Это весьма интересные и взрослые дела.

- Есть ли у вас сейчас какие-то новые стратегические задачи, к примеру, на год или два вперед?

- Я думаю, что они, безусловно, есть, но было бы не совсем честно их сейчас озвучивать. Окончательная формулировка будет после молодежного форума «Селигер». Потому что, знаете, одно дело, если это формулирует, условно говоря, «верхушка» Движения, и совсем другое – когда мы предлагаем что-то нашим комиссарам, а они должны на это отреагировать каким-то образом. Об окончательных корректировках нашего развития на 2009-2010 гг., я думаю, мы сможем заявить после «Селигера».

Есть желание и очевидная необходимость диверсификации отраслевой специализации. Уже есть проекты и направления, которые, мы уверены, будут работать. При этом я не скажу, что что-то поменяется в концептуальном плане, но какие-то возможные тонкости могут появиться и, скорее всего, появятся после «Селигера».

- Какие из отраслевых проектов Вы бы назвали самыми главными? Наверняка, в своей деятельности Вы расставляете приоритеты.

- Сложно сказать. Какой-то проект может сначала себя не зарекомендовать. Так было долгое время с «Нашим образованием» - ни шатко ни валко. Из многих моих знакомых никто всерьез к нему не относился. Но прошел год, и он стал одним из основных проектов, начал развиваться. И сейчас «Наше образование» решает важные и интересные с нашей точки зрения задачи. Это, в частности, попытка выстроить систему рейтинга вузов, которого у нас нет в стране. Для этого проекту пришлось просуществовать некоторое время.

Я бы сейчас не рискнул своим выступлением обижать друзей. Мне бы не хотелось кого-либо выделять. После того, как пройдет какое-то время – для меня лично важен «Селигер» – я думаю, к этому моменту проект внутренне уже до чего-то созреет. Станет ясно и можно будет проанализировать, как он развивался зиму-весну, и тогда мы уже сможем говорить, что этот проект нам не просто понравился, но он еще и реально действует и зарекомендовал себя, на этот проект есть спрос. Есть, например, проект, который мне очень нравится – «Экономика». Пока он не так популярен, как мне бы хотелось. Пока он, может быть, находится в зачаточном состоянии, а может быть, пройдет еще несколько месяцев и ничего не изменится. До этого проекта мы, может быть, не доросли или общество.

Я еще раз подчеркиваю: сейчас не хотелось бы говорить о главных проектах. Приоритетные проекты, которые были выделены на съезде, известны, а вот который из них по итогам «Селигера» останется, это мы посмотрим.

- Молодежный лагерь на озере Селигер – это будет своеобразная расстановка приоритетов?

- Это подведение итогов более чем полугодичного развития проектов.

- И определение дальнейшей судьбы Движения?

- Если будущее Движения мы рассматриваем через призму проектов, то безусловно.

Беседовал Олег Горбунов

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net