Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

26.05.2008 | Сергей Маркедонов

Лондонский сигнал для Грозного

Несмотря на окончательное установление «вертикали власти» в отдельно взятой Чеченской республике, публичная дискуссия о Чечне, ее месте и роли на постсоветском пространстве продолжается. На этом фоне нельзя не заметить последних заявлений лондонского «сидельца» Ахмеда Закаева. После того, как так в ноябре 2007 года называемый президент Чеченской Республики Ичкерия Доку Умаров заявил о ликвидации вверенного ему «государства» и о поглощении оного Кавказским эмиратом, Ахмед Закаев выразил свое принципиальное несогласие с данным решением. Он фактически сам провозгласил себя премьер-министром правительства бывшей непризнанной республики, бывшей в 1990-е годы главным вызовом российской федеральной власти. Впрочем, у Закаева и Умарова - разные политические воззрения. Если «лондонский сиделец» выступает за этническое самоопределение Чечни, является светским националистом, то Умаров уже давно открыто симпатизирует идеям «чистого ислама».

Российские власти не раз обвиняли официальный Лондон в «двойных стандартах» (с одной стороны - участие в антитеррористической коалиции, а с другой поддержка одного из лидеров сепаратистской Чечни). Однако нельзя не заметить, что существует до сих пор принципиальное расхождение позиций Лондона и Москвы по Чечне (нравится оно нам или нет - другой вопрос). Для первого те, кто не связан с исламистским подпольем, представляются не террористами, а политиками (обладающими всеми правами, включая и предоставление убежища), а для Москвы принципиальной разницы между Асланом Масхадовым и Шамилем Басаевым или Салманом Радуевым никогда не было. В целом же, по мнению политолога Игоря Мурадяна, ситуация «в России и во всей Евразии рассматривается, британцами, как нестационарная, и имеются довольно неблагоприятные политические ожидания. Поэтому, Россия, российское общество и политический класс «нуждаются в опеке», для обеспечения контроля и нивелирования неожиданностей». Естественно, такие взгляды не могут найти понимания в Кремле, который привержен теории и практике «суверенной демократии».

Как бы то ни было, именно Ахмед Закаев, деятель, представляющий «ичкерийское направление», уже в не первый публично демонстрирует свою поддержку Рамзана Кадырова и его политического курса. 16 мая 2008 года в интервью корреспонденту Радио «Свобода» Андрею Шарому Ахмед Закаев заявил, что «деколонизация Чечни – это свершившийся факт». По словам «лондонского сидельца», «Чечня де-юре и де-факто стала абсолютно не то чтобы независимой, но сам процесс деколонизации уже завершился. Безусловно, мы должны будем найти такую формулу сосуществования с Россией, которая отвечала бы интересам и российского общества, и чеченского народа. Сегодня у нового президента есть исключительный шанс оформить наши отношения с позиции права. Без свободной Чеченской республики в России не будет ни стабильности, ни демократии». Предваряя свое интервью, Андрей Шарый заявил, что Закаев активно делает заявления о будущем Чечни и Северного Кавказа «в последние месяцы».

Однако данный тезис нуждается в определенной корректировке. «Майские тезисы» Закаева - это не первая его публичная демонстрация поддержки Кадырова. Еще 17 февраля 2007 года (т.е. через два дня после того, как Кадыров был назначен и.о. президента Чечни) Закаев выразил надежду на то, что новый глава республики отнесется с пониманием к «ичкерийцам». А немного позже на веб-сайте информационного агентства «Сaucasus Times» (размещается в Чехии) появляется пространное интервью Ахмеда Закаева (дано 27 февраля 2007 года), в котором «талантливый драматический артист» назначение Кадырова и.о. президента республики рассматривает, как начало «деколонизации Чечни». На журналистский вопрос: «Можно ли вообще говорить сегодня о том, что чеченское сопротивление все еще существует?», Ахмед Закаев отвечает: «Сегодня многие из тех, кто стоял у истоков движения за независимость Чечни, восстановление ее государственности, активно участвовал в боевых действиях на стороне сопротивления, все так же в строю, но вынужденно под иными флагами. Посмотрите, они не перестали быть чеченцами, я абсолютно уверен, что до конца они не отказались от идеи независимости. Поскольку силовыми методами, в лоб не вышло добиться свободы, найден удобный и гораздо менее затратный способ продолжать или временно отложить борьбу. Такое уже бывало в нашей истории противостояния с Россией в прошлые времена. Царскими генералами формировались особые чеченские подразделения именно по национальному признаку. Их задачей было подавление мятежей, карательные акции против населения, но в какой-то момент оказывалось, что они настроены против России так же, как и все остальные чеченцы. Я Вас уверяю, пройдет два, три, четыре года и те структуры, которые сегодня созданы властями, укрепятся и станут несомненно еще сильней, превратятся в фактор чеченской свободы. Мы не воевали, не боролись за то, чтобы самим встать у власти, руководить Чечней. У нас была идея начать и завершить деколонизацию нашей земли. Сегодня это уже произошло и полным ходом идет процесс деколонизации всего Северного Кавказа. Он необратим».

В мае 2008 года Закаев снова возвращается к теме «деколонизации». Он также говорит о работе своего «правительства», как координирующего центра «ичкерийского движения». На вопрос же журналиста о том, означает ли такая работа, что сторонники Ичкерии борются против Кадырова, Закаев отвечает: «Нет, они не воюют против Рамзана Кадырова, они воюют против оккупационных войск. Агрессия совершена Россией». Таким образом, один из сепаратистских вождей четко отделяет администрацию Кадырова от российских федеральных властей (армии, внутренних войск). Таким образом, Ахмед Закаев, знаковая фигура «ичкерийского» политического проекта не в первый раз обращается к теме примирения с действующей властью Чеченской Республики: «Я считаю, те процессы, которые сегодня идут в Чечне, кардинально отличаются от предыдущих лет, скажем, 2000, 2001, 2002, 2003-й, когда гражданское население Чечни подвергалось жестким и жесточайшим зачисткам, пыткам и насилию. Сегодняшние процессы, когда практически ситуацию контролируют сами чеченцы… это ушло как бы в прошлое. Как бы ни было, сегодня что-то восстанавливают, что-то делают. Безусловно, я понимаю, что сегодняшние власти пытаются продемонстрировать чеченцам и чеченскому обществу то, что именно они стоят на защите интересов чеченского народа и что это не временщики, которые отбывают срок, который назначен Кремлем или определенный Кремле, что они являются истинными носителями, выразителями и защитниками этих интересов. Для этого, безусловно, им приходится делать часто и популистские шаги».

Таким образом, можно фиксировать, что с фактическим элиминированием внутричеченской оппозиции проходит другой процесс — этнонациональной консолидации вокруг фигуры Рамзана Кадырова. При этом мы можем говорить о том, что этот процесс географически выходит за пределы Чечни. Он также не ограничивается пределами Российской Федерации, а значит и чеченскими общинами в различных субъектах России. То, что фигура Кадырова поддерживается московскими бизнесменами и интеллектуалами чеченского происхождения, — ни для кого не секрет. Феномен Кадырова становится предметом серьезного изучения в ичкерийском «зарубежье», т.е. среди представителей сепаратистского движения, вовлеченного в вооруженное противоборство с Российским государством в 1994–1996 и в 1999–2001 гг.

Таким образом, лондонский «сиделец» на определенных условиях готов признать легитимность нового политического порядка в республике. Для него Кадыров — политик, защищающий чеченское этнонациональное дело. Во многом у них общая система «опознавательных знаков». В свое время Рамзан Кадыров, выступая с критикой члена команды президента Аллу Алханова Германа Вока, не раз указывал на факт смены фамилии и отчества последним, подчеркивая, что это не «по-чеченски». Таким образом, лояльность своему этносу значит и для Кадырова, и для Закаева намного больше, чем любая другая лояльность. Это их объединяет. В этом плане и тот, и другой вполне могут сойтись и на неприятии радикального ислама, поскольку это политическое течение ставит.

Таким образом, из Британии в Грозный посылается недвусмысленный мессидж: «Давайте прекратим внутренние склоки и объединим силы ради национального «возрождения». Программа для этого готова (идеология «возрождения», этническая лояльность, использование России для тактических целей). Другой вопрос, готов ли кто-либо в Грозном принять такое предложение? В отсутствие публичной политики, ответ на такой вопрос получить невозможно (а пропагандистские оценки не могут служить основанием для серьезных выводов). Скорее всего, завтра все представители «ичкерийского зарубежья» не вернутся на родину. Наверное, подозрительность по отношению к ним со стороны республиканских властей также не уменьшится по мановению волшебной палочки. Но вот сигналы такого рода будут время от времени появляться. С определенными оговорками этот процесс напоминает историю возникновения и развития так называемых «пореволюционных» политических течений в русской эмиграции в начале 1920-х гг. Речь идет, прежде всего, о «сменовеховстве» (интеллектуально-политическом движении, названном так после выхода сборника статей «Смена вех», Прага, 1921 год).

Тогда часть белоэмигрантов, оказавшихся в вынужденном изгнании, решила наладить диалог с Советской родиной, считая, что там под маркой СССР происходит возрождение Российской империи. Именно «сменовеховцы» предложили считать лидеров Советской России патриотами, а командиров Красной Армии (служивших под красным знаменем) представителями нового русского офицерства, служащими национальной армии. Сменовеховцы предлагали забыть о «цветах» времен гражданской войны и строить великую Россию вместе и красным, и белым. Сегодня часть «ичкерийского зарубежья» (а Закаев — это не рядовой «пехотинец», это — часть ичкерийской элиты) видит в пророссийских силовых и административных структурах Чеченской Республики своих потенциальных союзников. Алханов, тесно связанный с Российским государством, естественно, был для него «предателем», «чужаком», «коллаборантом». Гораздо привлекательнее для Закаева политик, не боящийся бросать перчатку Кремлю, говорящий с Москвой с позиции силы, и искореняющий «антинациональные элементы» внутри республики. А потому Закаев источает оптимизм, говоря о стабилизации ситуации внутри Чечни.

Что ж, первые шаги на пути национальной консолидации сделаны. С помощью России разгромлены исламисты и просто неудобные конкуренты в борьбе за власть (Масхадов, Басаев, Сайдулаев), усилены этнонационалистический и «традиционалистский» тренды. С помощью московских финансовых вливаний «стабилизирована» экономика (особенно в сравнении с военными периодами), налажен (опять же по сравнению с 1990-ми гг.) социальный сектор. Сама Москва отдала всю власть в одни руки, устранив любые сдержки и противовесы Кадырову-младшему.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net