Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

Стало известно о прекращении «Роснефтью» деятельности в Венесуэле и продаже активов компании, принадлежащей российскому правительству. По условиям сделки «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ 9,6% собственных акций. Компания рассчитывает на снятие санкций, которые США регулярно вводили против дочек «Роснефти», работающих с Венесуэлой.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

18.08.2008 | Сергей Маркедонов

Движение вокруг ядра

Совместная пресс-конференция президента России Дмитрия Медведева и федерального канцлера Германии Ангелы Меркель произвела двойственное впечатление. С одной стороны казалось, что два государственных деятеля говорят на разных политических языках. Меркель вела речь о территориально целостности Грузии, возможностях членства этой страны в НАТО (как - будто между Бухарестским саммитом Альянса и сегодняшним днем ничего экстраординарного не случилось) и непропорциональном применении силы Россией. Насколько все же хорошо быть политиком в отличие от эксперта! Никаких критериев и объяснений предъявлять не нужно. Непропорциональное использование - и все тут. Что такое пропорциональное использование военной силы, и с какого момента начинается превышение необходимых пропорций, не говорится. Это предлагается додумывать оппонентам…

Российский же президент говорил о гуманитарной трагедии в Южной Осетии, обоснованности жестких действий России и двойной бухгалтерии Запада. В общем, говорили каждый о чем-то своем. Прямор, как в известном анекдоте про диалог глухих: «Ты рыбу ловишь? Нет, я рыбу ловлю! А я думал, что Ты рыбу ловишь!»

При этом бундесканцлер высказался в поддержку мирного плана Медведева - Саркози, что отечественные СМИ поспешили объявить дипломатическим успехом России. Ангела Меркель мол де солидаризировалась с мирными инициативами главы Российского государства. «Можно только приветствовать, что этот согласованный документ поддерживают и США», - заявила Меркель.

Между тем, план российского и французского президентов с каждым днем вызывает все больше вопросов. Похоже, с ним произошло то же самое, что со всеми предыдущими мирными проектами. Взять хотя бы «план Штайнмайера», которому не суждено было полностью пройти даже этап дискуссии. Всякий трактует план на свой вкус и в соответствие со своими пристрастиями. Кто-то видит в нем необходимость скорейшего вывода российских войск и территориальную целостность Грузии, а кто-то начало конца для проекта «единая Грузия». Однако поскольку все публично считают, что мир лучше войны, все дружно поддерживают добрую волю двух политиков. Иначе требуется предъявление собственного плана, а с политическим проектированием сегодня большая проблема. Приверженность реальной политике объявлена дурным тоном, а политически корректные планы не только ни одной проблемы не решают, но создают множество ненужных ожиданий и просто неадекватных оценок действительности. Результат один. Каждый пытается в силу собственных возможностей «гнуть свою линию», не слишком прислушиваясь к аргументам другой стороны. В условиях, когда прошлые форматы мирного урегулирования разрушены, а новых нет. В условиях, когда международное право превратилось в набор необходимых цитат для оправдания нужной позиции, иного варианта трудно ожидать. Все это напоминает советские времена, когда с помощью выдержек из классиков марксизма могли одновременно доказать и необходимость жесткой диктатуры, и благотворное влияние плюрализма и демократии. Естественно в рамках «социалистического выбора. А потому возникают такого рода казусы. Президент Грузии Михаил Саакашвили, принявший пять из шести пунктов плана Медведева - Саркози 15 августа 2008 года, заявил, что подписал соглашение о прекращении огня. А глава МИД РФ Сергей Лавров вскоре заявил, что тот план, который был подписан грузинским президентом, существенно отличается от проекта, подписанного президентами РФ и Франции.

И, тем не менее, принимая во внимание описанный выше контекст, нельзя не отметить очень важной формулировки, использованной бундесканцлером и оставленной без должного экспертного внимания. Говоря о выводе российских частей и подразделений с грузинской территории, госпожа Меркель не была столь категорична, как американский госсекретарь Кондолиза Райс. Напомним, что Райс потребовала скорейшего вывода воинских формирований РФ: «США никогда не стали бы предлагать Грузии подписать что-то, что не защищало бы ее интересов. Это - вовсе не соглашение о будущем Абхазии и Южной Осетии. Оно о выводе российских войск». Глава федерального правительства Германии, также критикуя чрезмерные действия России, использовала такое определение, как «ядровая территория Грузии». Бундесканцлер высказалась в том духе, что ожидает скорейшего вывода российских войск с «ядровой территории» Грузинского государства (имея в виду, скорее всего, Гори). «Я считаю реакцию России непропорциональной, и присутствие вооруженных сил на так называемой ядровой территории Грузии я считаю неправильным», - заявила бундесканцлер. Тем самым Меркель фактически признала, что существует «ядро Грузинского государства» с одной стороны, и Южная Осетия с Абхазией с другой. А потому, требования Меркель распространялись только на «грузинское ядро».

Конечно, в этой связи не следует впадать в эйфорию и говорить о прорыве в понимании европейскими политиками и чиновниками грузинских реалий. Однако некоторое разделение «ядровой территории» от других частей государства, не принадлежащих к таковой- это, безусловно, важный шаг к тому, чтобы представления о том, что происходит на Южном Кавказе, были бы не столь категоричными. Здесь все, как в известной восточной поговорке про халву: «Сколько бы мы ни говорили про территориальную целостность, целостней Грузия не станет». И не из-за чьей то злой воли, а из-за собственной политики по формированию политической идентичности и из-за провалов в государственном строительстве. Однако формулировка Меркель является также неплохим поводом для осмысления собственно российских целей и задач на нынешнем этапе. Как говорится, политик, «имеющий уши да услышит».

На сегодняшний день Россия выполнила те задачи, которые стояли перед ней в ночь с 7 по 8 августа 2008 года. Разговоры про то, что в нынешней войне нет победителей и побежденных, оставим благодушным поборникам политической корректности. Всякий конфликт или военное противоборство имеет свои результаты, а значит и своих победителей и побежденных. Другой вопрос, тактический или стратегический характер у победы и поражения. Можно говорить и о разных сферах, где победа и поражение достигнуты. Например, можно вести речь об относительном информационном успехе Саакашвили и о его военной неудаче. Как бы то ни было, России удалось сорвать тотальное уничтожение военно-политической инфраструктуры Южной Осетии. Более того, в ходе военной операции были уничтожены такие опорные пункты грузинской угрозы для непризнанной республики, как села, составляющие т.н. Лиахвский коридор (они позволяли перекрывать Транскавказскую магистраль). Город Гори, ставший за последние два года форпостом грузинского наступления (там были построены военный госпиталь, морг, превышающий потребности города в мирное время, сосредоточены тыловые объекты) также перешел под российский контроль. Грузинские подразделения были выбиты из верхней части Кодорского ущелья (куда они были введены два года назад). Мы в данном случае имеем в виду только военные аспекты. Гуманитарная трагедия (изгнание из грузинских сел Южной Осетии и Кодори гражданского населения) имеет другое измерение. Очевидно, что далеко не все жители грузинских сел в Южной Осетии принимали участие в «наступлении» на непризнанную республику и желали превращения своих населенных пунктов в опорные пункты военной машины Тбилиси. Многие были в гораздо большей степени заинтересованы в возвращении к тому, как было до 2004 года (до начала «разморозки конфликта», когда экономическая деятельность грузин и осетин и в целом взаимоприемлемое совместное проживание были гарантированы). Для Грузии сегодня - это новая волна социальных и внутриполитических проблем Автор настоящей статьи далек от того, чтобы оправдывать данные издержки «пятидневной войны». Однако логика военной кампании зачастую диктует жестокие правила.

Но с выполнением поставленных выше задач, встает вопрос, насколько долго должна оставаться России на «ядровой территории Грузии». О Южной Осетии и Абхазии речь не идет, это - «особые регионы», пока еще считающиеся Грузией. По справедливому замечанию эксперта Валерия Дзуцева, «благодаря президенту Грузии Михаилу Саакашвили Россия получила уникальный шанс на ведение справедливой войны в защиту малого народа, - впервые за многие годы. Теперь важной задачей для российского руководства является вовремя остановиться, четко очертив список целей, чтобы война не превратилась в несправедливую и неприемлемо политизированную кампанию». Для этого необходимо ответить на вопрос: «Насколько обосновано пребывание российских частей в Гори, находящемся за пределами Южной Осетии?». С одной стороны, любой военный знает, что кампания не заканчивается без устранения предпосылок для самого противоборства. Всегда возникает стремление не допустить в будущем военных угроз или же ослабить противника настолько, насколько это возможно. Мы уже писали о том, что в течение последних лет именно Гори (самый крупный грузинский населенный пункт, примыкающий к Южной Осетии) превращался в плацдарм для наступления на непризнанную республику (со всеми присущими этому понятию атрибутами). Следовательно, освобождение города от этих атрибутов (техника, склады и прочее) было бы логичным для завершения операции «по принуждению к миру». Но это ведь не переброска группировки из Германии на российскую территорию? Длительного времени это, скорее всего, не потребует. Между тем, длительное нахождение российских войск на территориях, находящихся за пределами Южной Осетии, в «грузинском ядре» будет объективно работать против интересов РФ.Во-первых, российская армия должна неизбежно втягиваться в полицейскую поденщину (борьба с мародерами, сдерживание осетинских союзников, стремящихся свести счеты с грузинским населением).

Все это превращает армейские подразделения в не самый лучший вид полиции, что в конечном итоге отрицательно скажется на их качестве. Во-вторых, армия будет втянута в те или иные провокации (не всегда прямые, достаточно и косвенных действий, в частности информационных атак). В-третьих, все эти действия будут предприниматься без должной поддержки местного населения, которое отнюдь не грезит о том, чтобы его избавляли от «режима Саакашвили». Этот режим воспринимается во всей Грузии, как меньшее зло по сравнению с периодом Шеварднадзе. В любом случае это «свой режим». То есть в Гори или грузинском ядре российские войска не будут восприниматься так же благожелательно, как в Абхазии и в Южной Осетии. Это создаст им много не только политических, но и морально-психологических проблем. Следствием этого станет переосмысление отношений к российской операции. Сегодня фактически только США полностью взяли под свою защиту Тбилиси. Остальные же игроки (в большей или меньшей степени) даже, возмущаясь непропорциональным применением силы Россией, готовы возложить ответственность и на Грузию (что сделал даже президент Чехии Вацлав Клаус, сравнивший события в Чехословакии и в Южной Осетии, остановившись на существенных отличиях не в пользу грузинской стороны). Пролонгация пребывания российских войск в грузинском «ядре» будет с каждым днем работать не на пользу России. Следует признать, что в Грузии нет никаких популярных российских политиков. Более того, оппозиция 13 августа 2008 года объявила мораторий на критику президента и правительства по внутриполитическим вопросам (его поддержали «Новые правые», лейбористы и республиканцы, выступавшие еще недавно с жесткой критикой Саакашвили). У Москвы для Грузии нет своих гусаков, кадаров, гомулок или кармалей, то есть лидеров, обладающих хотя бы частичной легитимностью в глазах собственно грузинского населения. А потому в этой ситуации было бы гораздо лучше оставить грузинского лидера один на один с собственным избирателем, чтобы он объяснил ему, почему в результате «революции роз» не только Абхазия, но и Южная Осетия оказалась потерянной. Почему в Грузии снова появились беженцы (на сей раз из «Цхинвальского региона»)? Почему ни один конфликт не разрешен, а Россия окончательно превратилась во врага? Почему помощь Запада оказалась фикцией (даже США без разрешения Турции открыть «проливы» не могут осуществить задуманную «гуманитарную операцию»)? Ответы на эти вопросы стали бы для «Мишико» сложным экзаменом, в котором он не смог бы использовать российский фактор, как удобную шпаргалку.

Для полного контроля над «ядром Грузии» у России нет ни достаточных ресурсов, ни прагматических оснований. А потому военную операцию надо уводить в сторону от «ядра», сосредоточившись на решении дипломатических задач. Как сделать так, чтобы не произошло вытеснение российских миротворцев? Насколько возможно добиться, если не решающего понимания, то сдержанной реакции в Европе? Какие правовые формы найти для будущего статуса Южной Осетии и Абхазии? Не решив эти проблемы, Россия не добьется полного успеха, без чего победа в «пятидневной войне» не будет в полном смысле слова таковой. А потому Гори следует вернуть тем, кто его в такой спешке покинул. Наверное, местному населению есть что им сказать.

Сергей Маркедонов - заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net