Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

05.09.2008

Виталий Игнатьев: «В рамках динамичной системы международных отношений у Приднестровья есть очень неплохие шансы».

В начале сентября руководство Приднестровья заявило, что готово снова сесть за стол переговоров с Молдавией. При этом власти непризнанной республики надеются на признание Россией в связи с признанием независимости Абхазии и Южной Осетии. Российское же руководство не торопится признавать Приднестровье и вообще по-иному видит пути решения этой проблемы. О том, как из Приднестровья видят перспективы собственного признания и о состоянии приднестровско-молдавского диалога в интервью «Политком.ру» рассказал представитель Министерства иностранных дел непризнанной Приднестровской Молдавской республики Виталий Игнатьев.

- Почему, по мнению руководства Приднестровья, исчерпаны все варианты построения единого с Молдовой государства?

- Нужно обратиться к истории процесса урегулирования и отметить, что динамика наших требований на протяжении этого периода подверглась серьезным трансформациям. В начале 1990-х гг. мы требовали свободную экономическую зону, затем нам нужна была определенная культурная и языковая автономия. В дальнейшем, после событий 1990 г. у нас не осталось иного пути, как построение собственного полноценного государства. По этому пути мы продолжаем идти вот уже 18 лет. Затем была актуальна тематика построения конфедерации с Молдовой, даже было постановлении парламента о конфедеративных отношениях. Но руководство Республики Молдовы постоянно оставалось только на единой позиции, что нужно строить унитарное государство. Затем был 2003 г. и, как мы помним, такой документ, как «Меморандум Козака», который подразумевал ассиметричную федерацию. Этот документ был сбалансированным, это – максимальный компромисс, на который руководство Приднестровья могло пойти на тот момент с Республикой Молдова. Как мы знаем, документ был парафирован обеими сторонами, наш президент его подписал, а президент Воронин в экстренном порядке отказался подписывать этот документ. Данный меморандум утратил свою актуальность. Затем произошли знаковые события: давление на Приднестровье, введение экономической блокады с марта 2006 г. 17 сентября этого же года был референдум, на котором народ Приднестровья высказался за построение независимого государства и за свободное присоединение к Российской Федерации в дальнейшем. Вот на этих принципиальных моментах и строится позиция Приднестровья.

Любая унитарная схема для нас является неприемлемой! Для нас не существует актуальности унитарного государства в рамках так называемой «единой Молдовы».

Что касается переговорного процесса, то мы готовы работать в этом направлении. Мы транспарентны, готовы искать пути сотрудничества, взаимодействия, пути нормальных, добрососедских отношений с Молдовой.

- Вам не кажется, что у российского руководства есть намерение решить «проблему Приднестровья» не так, как в случае с Абхазией и Южной Осетией?

- Безусловно. Я бы даже сказал не просто «кажется», а факты свидетельствуют, что у нас ситуация отличается от кавказской. У нас по большей части нет этнической составляющей конфликта, но есть идеологический, культурный аспекты. Готовность к диалогу тоже немного отличается. Более того, руководство Молдовы после конфликта на Кавказе уже озвучило свое мнение о неприменимости силовых методов. Мы, действительно, отличаемся и по своему определенному потенциалу. Но предпосылки создания государства у нас идентичные с Южной Осетией и Абхазией. У нас также был кровавый конфликт 1992 г., в тоже время, что и на Кавказе. В дальнейшем ситуация трансформировалась, и мы склонны к несколько иным направлениям. Я думаю, что Российская Федерация сделала в принципе правильный выбор в пользу мирного урегулирования за столом переговоров и поиска компромиссов. Приднестровье никогда не отказывалось от этого мирного диалога. Напомню, что в 2005 г. Республика Молдова в одностороннем порядке разорвала процесс урегулирования и нарушила работу Постоянного совещания.

- Насколько реально, по Вашему мнению, признание Приднестровья Россией?

- Если бы Вы спросили, насколько реально признание государственности Приднестровья в целом, то это не только реально, но и очень желаемо Приднестровьем. Все силы нашего государства, органов исполнительной власти в частности, прилагаются для реализации положений Конституции, согласно которой мы – суверенное государство, для реализации тех решений, которые были приняты на референдуме 2006 г. Позиция Приднестровья однозначна. На встрече президентов Воронина и Смирнова 11 апреля этого года мы официально передали проект Договора о дружбе и сотрудничестве между Молдовой и Приднестровьем. В этом Договоре мы четко отразили свою позицию: это Договор между двумя независимыми государствами. Очень позитивный документ, на наш взгляд. Безусловно, мы будем стремиться к признанию и, я думаю, что это, конечно же, реально. Нам много раз говорили об отделении Черногории от Сербии о «косовском прецеденте», что это исключительный, единичный случай, что его нельзя применить в других регионах, в других конфликтах. Но, тем не менее, сейчас возникла ситуация с признанием Абхазии и Южной Осетии.

Я думаю, что международное право меняется. Поэтому в рамках трансформирующейся, динамичной системы международных отношений у Приднестровья есть очень неплохие шансы. Мы будем работать в этом направлении. К счастью, у нас путь более легкий, потому что мы не прогнозируем «горячей» фазы конфликта, но и, одновременно, более сложный, потому что нам придется подключить все имеющиеся у нас дипломатические ресурсы, для того, чтобы отстаивать свои интересы за столом переговоров. Конечная цель Приднестровья – это официальная и четко заявленная независимость, собственно, государственность, гарантии безопасности граждан для нормальной экономической жизни.

- Как отнеслась молдавская сторона к Договору о дружбе и сотрудничестве?

- Мы передали проект Договора, молдавская сторона его приняла, но до сих пор мы не получили никакой официальной реакции на него. Скажу еще, что позиция Молдовы на протяжении многих лет – я уже это отмечал – была практически неизменной: только унитарное государство. Есть еще один момент: Республика Молдова в 2005 г. приняла внутренний закон «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов, расположенных на левобережье Днестра». Этот внутренний закон Республика Молдова пытается использовать для урегулирования. Согласно этому закону Приднестровью отводится роль молдавской автономии по аналогии с Гагаузской автономией. Если Вы знаете ситуацию, то понимаете, что это – очень ущербно и абсолютно неприемлемо! Поэтому, к сожалению, Молдова не пытается обсуждать какие-то договорные документы, не пытается наполнять новым содержанием, как-то трансформировать содержание наших договоров, документов, которые подписывают обе стороны, документов, которые можно изменить и выбрать в качестве площадки для диалога. Они пытаются работать исключительно на основе своего внутреннего органического закона. Это не реально, это не предмет для разговора!

Поэтому, к сожалению, у нас в политическом плане разные позиции. Они за многие годы, когда переговорный процесс испытывал кризис, отдалились. Сейчас ситуация остается достаточно сложной, в «подвешенном» состоянии. Политические позиции сторон диаметральны, несмотря на усилия посредников, несмотря даже на усилия Российской Федерации! Пока мы не видим сигналов готовности с молдавской стороны реально обсуждать что-то общее и находить консенсус.

- В случае если Приднестровье все-таки признает Россия, но не признает Молдавия, и Украина станет на ее сторону, не окажется ли так, что Приднестровье будет в полной изоляции?

- На протяжении 18 лет Приднестровье самостоятельно живет и развивается. Несмотря на блокаду и другие сложности, мы смогли развиваться. У нас есть хороший опыт, нормальная развитая экономика, которая испытывает сложности, в том числе и политического порядка. Наши предприятия вынуждены сейчас делать двойное таможенное оформление. У нас экспортно-ориентированная экономика. Мы испытываем определенные трудности, но в целом никаких тревог мы не имеем. Считаем, что сможем и в дальнейшем так существовать. Мы – органическая часть не только славянского ареала, но и европейского пространства. Поэтому, я думаю, что блокирование одного государства со стороны других государств невозможно. Тем более что Украина – дружественное нам государство. В Приднестровье официально проживают около 100 тыс. граждан Украины и около 120 тыс. граждан Российской Федерации. У нас поликультурное и полинациональное общество. Я думаю, что серьезных проблем для нас не будет!

Беседовал Олег Горбунов

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net