Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

14.10.2008 | Сергей Маркедонов

Широко шагает Азербайджан

15 октября 2008 года в Азербайджане пройдут президентские выборы. У граждан этого государства Южного Кавказа будет дополнительный выходной день. Ожидается, что в Баку прибудут более тысячи наблюдателей из 59 стран. Официальные власти республики особенно надеются на благосклонное отношение представителей от стран СНГ. В ходе последних парламентских выборов ноября 2005 года представители этой интеграционной структуры признали выборы состоявшимися и прошедшими без нарушений едва ли не раньше, чем это сделал республиканский ЦИК. Октябрьскими президентскими выборами в Азербайджане завершится очередной выборный цикл на Южном Кавказе.

В 2008 году соседи Азербайджана также прошли через горнило выборов. Однако ни в Грузии, ни в Армении избирательные кампании не были игрой с заранее известным результатом. Михаил Саакашвили столкнулся с жестким противоборством со стороны «объединенной оппозиции», чей кандидат переиграл его в столичном городе Тбилиси. И это несмотря на акцию 7 ноября 2007 года, когда власть со всей определенностью показала свою неготовность играть «в поддавки». После подведения итогов выборов 5 января 2008 года оппозиция продолжила жесткий диалог с властью (начиная от выдвижения Меморандума до гражданских акций протеста). Затем были непростые для власти выборы в национальный парламент, которые были успешно завершены во многом под влиянием внешнего (российского фактора). Этот же фактор объективно сдерживает действия оппозиции действующему президенту.

В Армении в выборах также присутствовала интрига. После 10-летнего молчания экс-президент Тер-Петросян не просто вернулся в большую политику, но, не имея ни собственной партии, ни высокого рейтинга, сталкиваясь с мощным административным ресурсом и неприкрытым информационным давлением, получил почти четверть голосов избирателей, а также ореол мученика (после событий «кровавой субботы»). На этом фоне Азербайджан кажется прямо таки оазисом стабильности и спокойствия.

Фаворитом кампании является глава этого государства Ильхам Алиев. Он является преемником своего отца, ставшего не формально, но фактически создателем независимого Азербайджана. Свой пост Алиев-младший занимает с 2003 года. Другие кандидаты известны куда меньше. Игбал Агазаде в 2000 году был избран в парламент Азербайджана, выступал против действующей власти, имеет опыт диссидентской деятельности уже в постсоветский период. В 2003 году он был приговорен к тюремному заключению. По версии властей – за антиконституционные действия, по версии соратников - за протест против фальсификаций на прошлых президентских выборах. Однако в 2005 году он был освобожден и снова избран депутатом. Фазиль Мустафаев прошел опыт государственной службы, партийной деятельности в разных объединениях. В 2005 году он также стал парламентарием. У Хафиза Гаджиева за плечами работа в правительстве Народного фронта в недолгий период президентства Абульфаза Эльчибея, также тюремный опыт (в течение 6лет по обвинению в экономических преступлениях). Гудрат Гасангулиев (Касанкулиев) прошел горнило Народного фронта времен «бури и натиска» начала 1990-х гг., затем успел поработать в ЦИК, избирался депутатом. Гуламгусейн Алибейли имеет опыт международной парламентской деятельности. В 2001-2005 г. он был членом делегации республики в ПАСЕ. И, наконец, Фуад Алиев- глава азербайджанских либералов. Что такое быть либералом на постсоветском Востоке, трудно объяснить. Как говорится, будущее покажет.

Кроме «великолепной семерки» претендентов в Азербайджане есть немало других известных политиков и общественных деятелей. Однако они в большинстве своем бойкотируют избирательный процесс. О бойкоте выборов еще в июле 2008 года заявили азербайджанские «оранжевые»- блок «Азадлыг». В сентябре 2008 года этому примеру последовали партия «Мусават» (чей лидер Иса Гамбар в 2003 году занял почетное второе место на президентских выборах и потом пытался оспаривать их результат на бакинских улицах и площадях), а также Общественный форум «Во имя Азербайджана». Впрочем, идея бойкота носилась в воздухе еще в самом начале года. По словам известного политолога и правозащитника Зардушта Ализаде (произнесены тогда же), шансы оппозиционеров выглядят «микроскопическими». Сегодня они, говоря математическим языком, стремятся к нулю. По мнению руководителя азербайджанского Центра мониторинга выборов Анара Мамедли, «мы не стали свидетелями общественных дебатов на важные темы, которые волнуют граждан. Нет возможности сделать альтернативный выбор. Во многом это из-за того, что основная часть оппозиции решила не участвовать в выборах».

Однако было бы серьезным упрощением противопоставлять «демократические» Грузию и Армению «авторитарному Азербайджану». В конце концов, именно в Грузии 7 ноября 2007 года была разогнана массовая акция оппозиции, а в Армении начало марта совпало с гибелью мирных граждан, а передача власти от одного президента другому прошла под знаком ЧП.

Предстоящие выборы в Азербайджане показывают очень важную закономерность для стран СНГ: избиратели в постсоветских странах не любят однажды проигравших. Оппозиция потерпела фиаско потому, что не смогла найти новые лица, новые лозунги и программы, ввести в политический оборот новые темы. Она застряла на лексиконе Народного фронта (НФА) начала 90-х. Опыт радикального национал-демократизма совпал в Азербайджане с карабахским поражением, превращением молодой независимой страны в маргинала на международной арене, и рассчитывать на повторение триумфа образца 1992 года в 2008 году не приходится. Вторым кадровым резервом для оппозиции являются отставные политики (экс-президент Аяз Муталибов и экс-премьер Расул Гулиев, возглавляющие соответственно Социал-демократическую партию и Партию открытого общества). Однако «бывшие» в отличие от бывших лидеров НФА находятся за рубежом, не имеют практически никакой обратной связи с населением, а потому воспринимаются, как неудачники- эмигранты.

Вместе с тем нельзя сбрасывать со счетов и «фактор Алиева». Президентские выборы в Азербайджане важны, прежде всего, как «вещь в себе». Но значение этой политической кампании не ограничивается собственно одним государством Южного Кавказа. То, что происходит в Баку, может и должно стать своеобразным зеркалом для российских политиков, представляющих сегодня как власть, так и оппозицию. Азербайджан показал, что нашел некий оптимум между демократией и стабильностью, политической традицией и инновациями. Прежде всего, Ильхаму Алиеву удалось убедить и США, и Россию, и Иран в том, что он не просто «достойный сын великого отца». Начиная с 2003 года, он не раз показал, что может держать удар, умеет перехватывать лозунги оппозиции (чего стоит развернутая им борьба с коррупцией в собственной администрации в конце 2005- начале 2006 гг.). Конечно, США и ЕС критикуют Баку за дефицит демократии. Но для тех же Штатов, наученных опытом Ближнего Востока, становится все более очевидным: демократизация в ущерб этатизму в мусульманских странах чревата отнюдь не торжеством либеральных ценностей. А значит лучше уж Алиев с его административным ресурсом и высоким уровнем непотизма и коррупции (в Милли Миджлис Азербайджана, например в 2005 году баллотировались супруга и дядя президента), чем честные и чистые душой радикал-националисты или того хуже - аятоллы.

Азербайджан продемонстрировал самый высокий для стран постсоветского Востока уровень демократии. Азербайджан - не восточная деспотия, но и не европейская демократия. Это - конгломератная страна, в которой парламентские выборы и политическая конкуренция сочетаются с непотизмом и клановостью. На своей улице Азербайджан станет примером для подражания. Такого уровня демократических свобод нет в Узбекистане, Туркмении и даже бурно развивающемся Казахстане. Достаточно почитать бакинские СМИ, чтобы понять это. Однако все сказанное выше не означает, что «в Баку все спокойно». Да, у Ильхама Алиева действительно нет конкурентов. Но их нет внутри действующей общественно-политической системе. Но политика не сводится только к парламенту и президентской администрации. Сегодня Алиеву удается сдерживать светскую националистическую оппозицию. Но нет никакой гарантии, что социально-политическое недовольство как брэнд не будет запатентовано «союзом базара и мечети». Политический ислам в Азербайджане пока слаб и даже маргинален. Однако лозунги подавленной и политически деморализованной светской националистической оппозиции могут оказаться в руках исламистов тем паче, что поводов для недовольства властью хоть отбавляй. Не менее важная проблема – преемник. Для того, чтобы выдерживать прозападный вектор внешней политики Алиеву необходимо соответствовать минимальным «демократическим стандартам». В этой связи «хождение во власть» Мехрибан Алиевой можно рассматривать как определенный задел на будущее. Сейчас Ильхам Алиев пойдет на второй срок и, скорее всего, выиграет выборы. А через 5 лет в президентской кампании 2013 года супруга нынешнего главы Азербайджана (одновременно - глава фонда имени Гейдара Алиева и депутат национального парламента) может стать главным участником и претендентом. Для Запада будет сделан «гендерный подарок» (вторая Тансу Чиллер). А для внутреннего потребления будет продемонстрирована преемственность семейно-демократическому курсу, который уже обеспечил постсоветскому Азербайджану право на существование и относительно стабильное развитие.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net