Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.04.2009 | Марина Войтенко

Национальные особенности «лежания на дне»

В последние несколько недель вопрос о том, достигла ли Россия дна кризиса, постоянно обсуждается и в СМИ, и в экспертном сообществе. Тема эта отнюдь не праздная, поскольку речь идет о моменте, когда должны включиться регулятивные механизмы, ориентированные на стимулирование экономического восстановления и роста. Между тем, ощущение низшей точки кризиса достаточно условное и основывается в России фактически на пятимесячном тренде. Однако если проводить аналогии, то ориентиры довольно сложно определить. Самыми длительными глобальными рецессиями после Второй мировой войны были кризисы 1973–75 гг. и 1981–82 гг. с продолжительностью по 16 месяцев от «пика» до «впадины». Текущий мировой экономический кризис, согласно датировке Национального бюро экономических исследований США, начался в декабре 2007 г. То есть, если принять за аналоги эти системные кризисы, то ждать начала общемирового подъема осталось недолго. Но, конечно, если ориентироваться на кризис 1929–33 гг., когда спад продолжался 43 месяца, то поводов для оптимизма остается гораздо меньше.

Как известно, в марте существенно подросли фондовые индексы на всех международных торговых площадках, нефтяные котировки уже несколько недель крутятся вокруг нового ориентира в $50 за баррель. После мартовского роста индекса Standard & Poor's 500 на 24% участники рынка и инвесторы стали поговаривать о том, что худшее для американской экономики позади. Однако американский финансист Джордж Сорос предостерегает от поспешных выводов. В интервью Bloomberg Television он подчеркнул, что четырехнедельный подъем фондового рынка США не является началом «бычьего» тренда, поскольку экономика страны по-прежнему сокращается. «Это ралли на фоне «медвежьего» рынка, поскольку мы пока не добились разворота ситуации в экономике. Нынешний финансовый кризис не такой, как другие кризисы, которые мы наблюдали в прошлом».

Первый вице-премьер Игорь Шувалов считает, что, скорее всего, тяжелый период в мировой экономике продлится около трех лет, а сейчас начинается период, когда компании в целом уже адаптировались к сложившейся ситуации. «Ситуация, конечно, разная, но мы видим, что бизнес в целом адаптируется, и мы готовы предоставлять поддержку», - заявил он на конференции в Высшей школе экономики 8 апреля. Мнение о том, что экономика России уже совершила «жесткую посадку» поддержал и замглавы Центробанка А.Улюкаев. По мнению же главы Минпромторга РФ В.Христенко, «подъем из кризиса в России будет более стремительным, чем в других странах. Особенно с учетом того, что нам понятно, какие действия сейчас необходимо делать». При этом министр промышленности и торговли отметил, что фаза подъема экономики России не начнется в ближайшие месяцы, и «думаю, что 2009 год для всех будет очень трудным».

Не согласен с чиновниками и экспертами, говорящими о достижении дна кризиса, глава ОАО «Российские железные дороги» В.Якунин. «Мы еще не прошли среднюю точку кризиса», - уточнил он в интервью Bloomberg TV 7 апреля на тему «можно ли считать замедление падения перевозок в марте сигналом постепенного улучшения ситуации в экономике». Основанием заявления стали данные о падении перевозок РЖД в марте на 21,8%. В апреле ожидается минус 21%. Ранее заместитель министра транспорта А.Недосеков прогнозировал падение перевозок в марте на уровне минус 26-27%.

В тоже время, если считать низшей точкой или дном любого экономического цикла максимальное падение производства и занятости, то очевидно, что большинство экспертов отталкиваются от январских темпов сокращения этих показателей. Напомним, что обвал промпроизводства в январе составил 16% в годовом выражении после снижения на 10,3% в декабре 2008 года и 8,7% в ноябре 2008 года, что стало максимальным падением за 15 лет. Но, уже в феврале спад составил 13,2%, что и дало основание экономистам говорить о нащупанном дне.

По оценке Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), выпуск промышленной продукции в феврале (после исключения сезонного фактора) вырос к январю на 3,9%. Госстатистика сообщила о желанном, по крайней мере, локальном дне в середине марта. Индекс промышленного оптимизма Института экономики переходного периода (ИЭПП) свидетельствует о том, что в марте интенсивность изменений выпуска (по исходным данным) стала положительной, т.е. промышленной продукции произведено больше, чем в феврале. Рост баланса по сравнению с февральским значением составил 17 пунктов. В феврале же баланс улучшился по сравнению с пока худшим кризисным январем сразу на 47 пунктов.

Вердикт экспертов – промышленность остается на «дне» и начинает привыкать к этому. Большинство аналитиков сошлось во мнении - существенное падение промышленности в РФ будет продолжаться на протяжении нескольких ближайших месяцев, но нарастания темпов падения больше не будет. Теперь весь вопрос в том, «есть ли жизнь на дне», и хватит ли сил от него оторваться?

В Центре развития считают - в случае стабильности внешних условий динамика российской экономики главным образом будет зависеть от качества внутренней экономической политики, реализации потенциала импортозамещения, а также возможного роста потребительского спроса в 2010-2011 годах. На фоне стагнации в развитых странах этот фактор может послужить стимулом для притока иностранных инвестиций в страну. Однако речь, скорее всего, не может идти о прямых инвестициях.

Согласно результатам исследования Ассоциацией фондов прямых инвестиций на развивающихся рынках (EMPEA) и Coller Capital, 75% инвесторов фондов прямых инвестиций, работающих на развивающихся рынках, готовы увеличить вложения в развивающиеся рынки. Качество корпоративного и политического управления во многих развивающихся странах улучшилось, что добавляет им привлекательности, отмечают в Coller Capital. Наибольшим интересом инвесторов в перспективе 12 месяцев сейчас пользуются Китай, Бразилия и Индия, тогда как интерес к России существенно снизился. С точки зрения привлекательности для инвесторов в списке из девяти стран/регионов Россия переместилась с шестого места на последнее: 74% считают ее непривлекательной для инвестиций в течение ближайшего года. По прогнозу Центра анализа экономической политики Высшей школы экономики, приток прямых иностранных инвестиций в страну по сравнению с прошлым годом должен сократиться более чем в два раза и не превысит $20 млрд.

Перспективы инвестиционной динамики в 2009 г. определяются как необходимостью для реального сектора осуществить значительные выплаты по внешнему и внутреннему долгу, так и значительным падением выпуска, прежде всего, в промышленности, что само по себе снижает уровень загрузки мощностей и потребность в инвестициях. При этом данные исследований ИЭПП свидетельствуют о том, что снижение спроса становится нормой. Об этом свидетельствуют и планы Газпрома по снижению добычи на 10% в течение ближайших 4-5 лет. Заместитель председателя правления компании В.Голубев на форуме «ТЭК России в XXI веке» 9 апреля отметил, что максимум падения пришелся на октябрь-ноябрь прошлого года. В абсолютном выражении это 60-70 млрд кубометров в год, что сопоставимо, например, с годовым потреблением Украины.

Отсутствие положительной динамики спроса заставляет предприятия вновь обратиться к практике увольнений или, по крайней мере, снова планировать их. Причем, хуже всего обстоят дела в группе крупных (более 2000 работников) предприятий. По данным мартовских опросов ИЭПП, сейчас они снова готовы вернуться к почти таким же масштабным увольнениям, как в октябре 2008 года. Похоже, что планы госкорпораций и АО добавят хлопот государству в области занятости. Тогда как небольшие (до 500 работников) предприятия постепенно снижают агрессивность своих намерений. В этой группе пик планов увольнений пришелся на январь 2009 года. Опубликованные ОПОРой России итоги очередного мартовского мониторинга малых и средних предприятий (МСП) в условиях кризиса свидетельствуют о том, что в настоящее время на сокращение зарплат и персонала решается менее трети респондентов (26%).

Динамика спроса в сфере МСП в марте вошла в позитивное русло. Около половины компаний (46%) продолжают отмечать падение спроса на свою продукцию. Однако в начале года таких было 63%. Как «неизменную» ситуацию со спросом охарактеризовали 39% опрошенных МСП (в начале года – 24%). С начала года стабильно две трети компаний оценивают текущий размер спроса как «умеренный» (43%) или «высокий» (20%). Вместе с тем, увеличивается объем задолженностей со стороны покупателей продукции и услуг (с начала года около половины респондентов по-прежнему испытывают сложности). Совершенно очевидно, что должниками «малышей» являются крупные предприятия, и, прежде всего, сетевой ритейл, испытывающий серьезные трудности с оборотными средствами.

Примечательно, что согласно опубликованному на минувшей неделе последнему прогнозу рейтингового агентства Moody’s, вероятность дефолтов корпораций в мире с начала текущего года выросла с 4,1% до 7% (год назад она составляла всего 1,5%). К концу года она может взлететь до 14,6%. Агентство прогнозирует, что в Америке данный показатель к концу года достигнет 13,5%, а в Европе — 21,2%. Расчеты Moody’s совпадают и с мнением американской Ассоциации генеральных директоров. Подавляющее большинство членов ассоциации считает, что в ближайшие полгода их компании ожидают падение объема продаж, расходов и числа рабочих мест. По мнению большинства российских финансовых аналитиков, поскольку крупные игроки могут рассчитывать на государственную поддержку, увеличение числа дефолтов и банкротств как в США, так и в Европе придется в первую очередь на средние компании. Но и их разорение чревато ростом безработицы и сокращением спроса. Российским компаниям, относящимся к сектору малого и среднего бизнеса, приходится не лучше, чем американским или европейским. На сегодняшний день, по данным УК «КапиталЪ» объем дефолтов отечественных корпораций по облигациям внутреннего рынка составляет более $4,6 млрд, а по евробондам — $592 млн. При этом доходность по облигациям даже некоторых крупных компаний уже сегодня существенно выше ожидаемого уровня инфляции. К группе повышенного риска эксперты относят металлургию, легкую промышленность и торговлю. Для этих предприятий характерны слабое финансовое положение, высокая долговая нагрузка и ограничения в привлечении дополнительного финансирования.

В тоже время, проблемы с кредитованием испытывают и крупные и средние компании, и малые предприятия. Наиболее сильно кредитное сжатие ударило по мелкому и среднему бизнесу. Согласно опросам, для двух третей компаний привлечение заемных средств сопряжено с большими сложностями (40%) или «практически невозможно» (28%).

Прекращение кредитного сжатия – о чем свидетельствует общемировой опыт всех рецессий – означает, что экономика начинает отрываться от дна. Интенсивность (а, стало быть, и масштабы) кредитования в свою очередь, во всех рыночных экономиках являются функцией от цены денег, главным индикатором которой служит ставка рефинансирования центральных банков. Важнейшим условием макроэкономической стабильности при этом считается жесткая увязка базовой ставки, по которой денежные власти фондируют коммерческие банки, с уровнем инфляции в годовом выражении. Иначе говоря, цена ликвидности не может быть ниже инфляции. В реальной экономической жизни случаются и отступления от этого правила: ставка может оказаться ниже текущих темпов роста цен (естественно, пересчитанных в годовом выражении). Но, при главной фундаментальной предпосылке – центральный банк и министерство финансов в стране, где принимается такое решение, уверены в том, что им удастся добиться снижения инфляции на достаточно короткой дистанции (до полугода). Если такой уверенности нет, лучше воздержаться от экспериментов, т.к. рост цен может обернуться спиралеобразной динамикой кредитных ставок, что много хуже для перспектив роста, чем просто ценовой взрыв на потребительском рынке. Строго говоря, этой нормы поведения и стремятся придерживаться все ответственные за денежно-кредитную политику регуляторы в развитых экономиках и на развивающихся рынках (т.е. сначала снижают инфляцию, а затем ставки).

Россия в этом смысле не является исключением. Правда, с одной поправкой. Среди всех стран G20 мы практически единственные, где по итогам года прогнозируется двузначная инфляция – 13%. Причем, удельные веса ее монетарных факторов (источников денежного предложения) и иных (монополизм во всех видах, неразвитость конкуренции и неэффективность значительной массы предприятий) распределяются примерно поровну. Из этого собственно и проистекают главные ограничения денежных властей в их «свободном» волеизъявлении по поводу ставки рефинансирования – рамки возможного маневра довольно узкие. И, тем не менее, «окно возможностей» все-таки остается приоткрытым.

На истекшей неделе участники рынка получили на этот счет несколько недвусмысленных сигналов. Сначала премьер-министр В.Путин, выступая с отчетом Правительства РФ в Государственной Думе, не исключил того, что базовая ставка Банка России может быть снижена в течение года, поскольку есть признаки торможения инфляции. Затем первый заместитель главы ЦБ А.Улюкаев не исключил возможности пересмотра значения ставки рефинансирования (сейчас она составляет 13%) ближе к концу второго квартала 2009 г. Причем само принципиальное решение об этом ЦБ может принять в течение месяца.

В обоснование этого намерения приводятся два аргумента. Во-первых, ЦБ является полным хозяином положения на денежном рынке. Денежная масса (агрегат М2) устойчиво снижается с начала года (сокращение более чем на 2 трлн рублей), с апреля началось сокращение влияния девальвационного эффекта на инфляцию, не исключено также, что формируется новая среднесрочная тенденция укрепления рубля. Во-вторых, помесячные темпы инфляции устойчиво сближаются с прошлогодними. Например, - март 2009 г. – 1,3% (март 2008 г. – 1,2%). В апреле по всем признакам инфляция должна быть ниже показателей годичной давности. Именно это может стать объективной основой последующего снижения как базовой, так и прочих процентных ставок ЦБ.

Стремление к этому, вполне ясно обозначенное правительством и Банком России, положительно оценивается как самими экономическими агентами, так и экспертным сообществом. Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что к оптимизму такого рода больше всего подходит определение «очень осторожный». Ни ЦБ, ни Минфин РФ, ни Минэкономразвития РФ не пересматривают пока годового прогноза по инфляции. Стоят на своем и ведущие аналитические центры, сохраняя оценки роста цен в 2009 году. В диапазоне 14-17%. Высказываются и опасения, что наращивание госрасходов и «техническая» эмиссия (не менее 300 млрд рублей в месяц) для финансирования бюджетного дефицита, напротив, повышают риски ускорения инфляции. В этих условиях необходим срочный запуск дополнительных механизмов риск-менеджмента. При этом предстоит решать задачу двойной сложности – включать «по полной программе» все ресурсы антиинфляционного регулирования и одновременно переходить к стимулированию кредитования, т.е. перетока ликвидности из банковской системы в другие секторы экономики.

Свою точку зрения на этот счет выразил и Президент РФ Дмитрий Медведев. На встрече с руководством всероссийской политической партии «Единая Россия» он поддержал подход, согласно которому «в период кризиса, на короткий промежуток времени» допустимо управлять процессами в денежно-кредитной сфере «путем предоставления необходимых дотаций, софинансирования, государственного регулирования, в ряде случаев принятие решения об использовании льготной кредитной ставки». «По-хорошему, - подчеркнул Дмитрий Медведев, - управлять кредитными ставками не надо. Но в трудной ситуации полгода-год эти процессы должны осуществляться по другим сценариям, как предмет отдельного разговора».

Следует заметить, что использование подобных практик можно видеть в арсенале регулятивных мер многих стран G20. Их эффективность зависит, однако, от того, как они вписаны в общий тренд динамики «цены денег», т.е. увязку ставки рефинансирования с темпами инфляции. Времени для того, чтобы сложить российский антикризисный «паззл», направленный на преодоление кредитного сжатия, отпущено не так много. Задачу требуется решить до конца первого полугодия 2009 года.

Марина Войтенко – руководитель департамента информационных программ Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net