Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

18.05.2009 | Татьяна Становая

Безопасность через экономическое развитие

12 мая президент России Дмитрий Медведев подписал указ «О Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года». Сама Стратегия обсуждалась на встрече Медведева с членами СБ 30 марта – за день до первых переговоров президентов России и США в Лондоне. Ожидалось, что после этой встречи и запуска «перезагрузки», стратегия будет в большей степени ориентирована на потепление российско-американских отношений. Ряд акцентов, действительно, был скорректирован, хотя в целом документ сохраняет преемственность проводимой внешнеполитической линии.

Идея подготовки новой Концепции национальной безопасности возникла сразу после августовских событий в Грузии. В сентябре соответствующее поручение президент Дмитрий Медведев дал Совету Безопасности. Прежняя стратегия была разработана в 1997 году и модернизирована в 2000: тогда главной угрозой национальной безопасности были признаны проблемы внутреннего системного кризиса государства – угрозы сепаратизма, вымирания населения, проблема бедности, неэффективности и слабости государства. По сути, стратегия подводит итоги восстановления «вертикали власти» при президенте Владимире Путине. «Большинство из описанных в 2000 году угроз в той или иной степени преодолены», - говорится в документе.

Потребность в написании новой стратегии понятна: Россия позиционирует себя как страна, восстановившая свою мировую роль и дееспособность, полноценный участник G8. Новая стратегия фактически направлена на публичное закрепление завоеваний во внутренней и внешней политике, а также на развитие успехов. «Россия преодолела последствия системного политического и социально-экономического кризиса конца XX века», - говорится в самом начале стратегии. Таким образом, достаточно важно, что стратегия, тем самым, дает позитивную оценку президентству Путина. Теперь в документе предлагается, по сути, перейти от восстановления к развитию.

Стратегия разработана сроком до 2020 года, также как и стратегия развития России, представленная еще в прошлом году Путиным, и имеет прямую привязку к ней. Отсюда и повышенная роль приоритетов социально-экономического развития страны.

Внешнеполитический раздел, который идет первым, практически полностью соотносится с внешнеполитической концепцией, утвержденной Медведевым в июле прошлого года. В обоих документах говорится о недопустимости однополярного мира, несостоятельности глобальной и региональной архитектуры, ориентированной, особенно в Евро-Атлантическом регионе, только на НАТО, несовершенстве правовых инструментов. Стратегия закрепляет за Россией роль одного из мировых лидеров как в политической, так и в экономической сфере, намеренного активно влиять на создание новой глобальной архитектуры. Все это является продолжением линии, обозначенной Медведевым еще в одном из первых его выступлений в Эвиане, где он обнародовал ряд глобальных идей: создание в России мирового финансового центра, придание рублю роли региональной резервной валюты, подготовка нового договора о европейской безопасности. Тогда, важно напомнить, выступления Медведева, равно как и концепция внешней политики, носили ярко критичный по отношению к США характер, отражающий кризис отношений Кремля с администрацией Джорджа Буша.

В перечне основных угроз международный терроризм оказался менее актуален. Как заявил «Ведомостям» источник в СБ, терроризм не столь серьезная угроза, как девять лет назад. Тем самым, признается, прежде всего, успешность контртеррористической операции в Чечне, которая недавно была официально завершена.

В целом, как и стратегия внешней политики, концепция закрепляет видение России как современной демократии с конкурентоспособной современной экономикой. В числе главных приоритетов развития - повышение качества жизни российских граждан, экономический рост, развитие науки, культуры, образования, защита экологических ценностей.

Однако концепция обладает рядом значимых особенностей.

Во-первых, она фактически легитимирует концепцию энергетической сверхдержавы, публично поддержанную Путиным еще в 2006 году (как раз тогда Россия в рамках G8 активно продвигала и свои предложения по энергетической безопасности). «Внимание международной политики на долгосрочную перспективу будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов, в том числе на Ближнем Востоке, на шельфе Баренцева моря и в других районах Арктики, в бассейне Каспийского моря и в Центральной Азии», - говорится в концепции. Напомним, что после 2006 года формулировка «энергетическая сверхдержава» отошла на второй план: приоритет энергетической сферы был сбалансирован целями развития промышленности и высоких технологий (что также отражено в стратегии в виде необходимости решения проблемы экспортно-сырьевого характера экономики). Сейчас стратегия вновь усиливает акцент на энергетике как локомотиве не только внутреннего развития России, но и залоге ее дееспособности на мировой арене в конкуренции с другими странами.

Такая ситуация объективно выгодна группам, контролирующим российский ТЭК: речь, в частности, идет о «питерских чекистах»: помимо вице-премьера Игоря Сечина, отвечающего в правительстве России за ТЭК и промышленность, к ним относят и главу СБ Николая Патрушева (который курирует тему освоения Арктики). Показательно, что контроль за реализацией стратегии будет осуществляться в рамках ежегодного доклада президенту, который будет делать Патрушев. Тем самым, консультационная роль СБ и Патрушева лично (переход которого в СБ воспринимался как «выведение из большой политики») значительно расширяется за счет контрольной функции.

Отсюда второе новшество – в концепции впервые предусмотрены критерии, по которым будет оцениваться эффективность ее реализации. Среди основных критериев - уровень безработицы, децильный коэффициент (соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения), уровень роста потребительских цен, уровень государственного внешнего и внутреннего долга, уровень обеспеченности ресурсами здравоохранения, культуры, образования и науки в процентном отношении от ВВП. Также будут учитываться характеристики уровня ежегодного обновления вооружения, военной и специальной техники и уровень обеспеченности военными и инженерно-техническими кадрами. Таким образом, в числе главных приоритетов – показатели социально-экономического развития страны. Один из разработчиков документа замдиректора Института экономики РАН Сергей Сильвестров рассказал «Газете.ру», что изначально предлагалось критерии зафиксировать в цифрах. Однако затем от этой идеи отказались, «снизив ответственность правительства».

В-третьих, документ учитывает события в Грузии в августе прошлого года и констатирует угрозу возникновения военных конфликтов у границ РФ. «В условиях конкурентной борьбы за ресурсы не исключены решения возникающих проблем с применением военной силы – может быть нарушен сложившийся баланс сил вблизи границ Российской Федерации и границ ее союзников». В завуалированном виде это заявка на монопольное стратегическое влияние на постсоветском пространстве.

Главными внешними угрозами для России остаются развертывание системы ПРО, расширение НАТО, «попытки ряда ведущих зарубежных стран» добиться превосходства в стратегических ядерных силах. США прямо нигде не названы в качестве угрозы, о них нет также ни одного негативного упоминания, в отличие от концепции 2000 года. Тогда в документе прямо говорилось о попытках создания системы доминирования развитых западных стран при лидерстве США, рассчитанной на односторонние, прежде всего военно-силовые, решения в обход основополагающих норм международного права.

Сейчас концепция действительно скорректирована с учетом запуска «перезагрузки» отношений с США. Россия обещает стремиться к выстраиванию равноправного и полноценного стратегического партнерства с США на основе совпадающих интересов. В качестве приоритетов останутся достижение новых договоренностей в сфере разоружения и контроля над вооружениями, укрепление мер доверия, а также решение вопросов нераспространения оружия массового уничтожения, наращивания антитеррористического сотрудничества, урегулирования региональных конфликтов.

Судя по всему, вариант, который готовился до подтверждения новым президентом США Бараком Обамой курса на «перезагрузку», носил гораздо более жесткий характер в отношении США (например, также как и концепция внешней политики, фиксирующая острое разочарование России в диалоге с США). Сейчас делается попытка пересмотреть сам подход. Неслучайно источник в СБ заявил «Ведомостям», что США и НАТО не названы главными угрозами, стратегия-2009 подчеркивает, что американцы — стратегический партнер по поддержке безопасности в мире, опасение вызывают лишь отдельные тенденции.

В-четвертых, документ в СМИ был воспринят как более либеральный, чем ожидалось. Это касается и экономики, и политической сферы. Так, например, «Коммерсант» обращает внимание на то, что в центре внимания документа по указанию президента оказались права человека. Издание сравнивает нынешний документ и проект образца декабря прошлого года, указывая, что основные отличия касаются в основном прав человека. Однако, скорее, правка лишь исключила скандальное отсутствие правозащитной тематики. В новом документе также, по данным газеты, исчез пункт о необходимости «формирования высокопрофессионального сообщества спецслужб РФ», напоминавшего о КГБ.

В концепции 2000 года акцент в перечне национальных интересов сделан на интересах личности и защите прав человека – они встроены в триаду – личность, общество, государство – и поставлены на первое место. В нынешнем документе интересы личности как самостоятельная категория не упомянуты вообще: они упоминаются лишь в перечислении вместе с интересами общества и государства. Тема защиты прав человека встроена в раздел о государственной и общественной безопасности, а из всех прав (политических, социальных, экономических) главный акцент сделан на повышении качества и уровня жизни населения. Также в рамках повышения качества жизни упоминается необходимость совершенствования национальной системы защиты прав человека путем развития судебной системы и законодательства. Тем самым, если сравнивать два документа, то можно сказать, что приоритет в триаде сместился в пользу государства и общества (хотя в 2000 году тезисы об интересах личности уже выглядели декларацией на фоне жестких действий федеральной власти во время войны в Чечне).

В экономике либерализм также весьма условен. Скорее декларируется экономическая модель с сильным дирижизмом (политика импортозамещения, поддержка реального сектора), сохранением национального контроля над ресурсами, развитием инноваций и модернизацией экономики. О защите прав частной собственности, равенстве конкуренции, снижении монополизма и административных барьеров и вообще о свободе предпринимательства не говорится.

На Западе документ был воспринят как подтверждение «имперской» политики России, якобы оправдывающей использование энергетики как оружия и рычага давления. Особенно большой резонанс получили тезисы о необходимости освоения запасов Арктики. Российские СМИ в то же время обращают внимание, что основной акцент в инструментах достижения национальной безопасности смещен с силовых на экономические.

Новая стратегия национальной безопасности отражает изменение курса с построения «вертикали власти» на экономическое развитие. Фактически стратегия построена на тезисе «Безопасность через экономическое развитие» - это менее жесткая (конфронтационная), но при этом не менее амбициозная стратегия развития страны. С политической точки зрения стратегия оказывается как отражением смены публичной модели развития государства (что сопровождается и сменой президентов) - от сильного государства к сильной экономике – так и передвижением внутри элит (идеологи сильного государства получили контроль над значительной частью экономики и ресурсов, и перешли на роль регуляторов). Главным же недостатком стратегии остаются проблемы механизмов ее реализации (в этом она мало чем отличается от стратегии-2020), отражающих чрезмерную уязвимость российской финансово-экономической системы от кризисных явлений и мировых цен на сырье и декларативность попыток снизить эту уязвимость.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net