Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

29.06.2009 | Борис Макаренко

Было дело под Полтавой…

27 июня (8 июля) 1709 года русская армия разбила экспедиционный корпус шведского короля Карла XII. Не самая крупная даже по тем временам битва, не завершившая войну – она длилась после Полтавы еще 12 лет. Почему же мы помним ее как одно из крупнейших событий отечественной истории? Да и посмотреть на само сражение: поведение Карла, опытного и небесталанного полководца, кажется безумным. Опасаясь дальнейшего усиления русской армии, он атакует почти вдвое превосходящего его противника. Атакует практически без артиллерии (боеприпасы корпуса растрачены на осаде Полтавы), тогда как у Петра сотня пушек. Атакует фронт, прикрытый пусть и слабенькими, но укреплениями. Потратив много сил на их преодоление в рассветные часы, в решающий бой посылает 4 тысячи пехоты против 22 тысяч русских пехотинцев – короткий строй против длинного – верное окружение. Объясняет это поведение только одно…

Дело в том, что Карл, а с ним и вся Европа, еще считают московитов азиатскими варварами, которых даже европейские инструкторы, уже более полувека работающие в России, не могут научить держать линию строя и слаженно стрелять. И… натыкается на еще не совершенную, но уже вполне европейскую армию, которая четко, не только с храбростью и стойкостью, но и с умением, реализует свое превосходство и практически полностью уничтожает неприятеля: русские потери в самой битве как минимум вдвое ниже, чем шведские, а последовавшее пленение большей части удирающей шведской армии делает итог битвы разгромным. Жаль, ушли Карл с Мазепой, оставив для Оружейной палаты лишь личный штандарт и носилки шведского короля.

Первый итог битвы (который знает вся Европа) – Швеция навсегда утрачивает роль великой (в европейском масштабе) военной державы. Карл проведет пять лет «в гостях» у турецкого султана, а в 1718 погибнет от шальной пули в малозначащей стычке; злые языки до сих не уверены, что эта пуля выпущена не из шведских рядов. Его преемники на шведском троне перестают быть столь воинственными. Спросите сегодняшних шведов, сожалеют ли они об утрате рыцарского духа их предками….

Второй итог куда важнее для нас. Победила не просто русская армия – победила петровская модернизация. Модернизация догоняющая – недаром Петр в вечер битвы пил за здоровье плененных шведских генералов, называя их учителями (вот пример грамотного пиара XVIII века!), но давшая стране за недолгие годы не только новую армию, но и новую систему ценностей, главным символом которых стал строящийся в болотах Петербург. Полтавская виктория не только отвела от новорожденной столицы военную угрозу, но сделала Петра с птенцами гнезда его носителями успеха – большого, зримого, гремящего победными литаврами – и этот успех не могли отрицать ни многочисленные еще радетели старины, ни Европа. Петровский модернизационный проект стал необратимым именно на Полтавском поле.

Но есть у Полтавской битвы и третий итог. Кто же эта третья сторона – не русская, и не шведская? Эта третья сторона в день Полтавы присутствовала в обеих армиях: украинские казаки. Полтавская битва на без малого три столетия определила судьбу Украины. Полувеком ранее украинская элита сделала выбор в пользу меньшего из зол – вырвавшись из-под скипетра католической Речи Посполитой под покровительство единоверного московского царя. Надежда была не только на религиозную совместимость (хотя для средневекового общества это исключительно важно), но и на то, что под Московией у нее сохранится большая автономность: сил у Москвы не так много, враги – в изобилии… авось, будут ненькой-Украиной править свои гетманы. Те, кто читал про этот период не только советские учебники, знает, что отнюдь не безоблачными были отношения гетманов с царями за полвека от Переяславля до Полтавы, что «правильный» с точки зрения советско-российской пропаганды Богдан Хмельницкий говорил и делал не одни только «промосковские» вещи. Украинские земли были де-факто под протекторатом и вассальной зависимостью от Москвы – но сохраняли обширную автономию, в частности – избирали (!) гетмана; свой гетман был и еще в большем очаге автономии – Запорожской Сечи.

Предательство Мазепы и бунт Запорожской Сечи были попыткой вассала ослабить свою зависимость. Гетману показалось, что и прежний недруг – Речь Поспоплита, и новый сюзерен ослаблены и вот-вот падут под натиском Карла, столица которого слишком далека от Украины, чтобы держать ее в будущем под жестким контролем. Ни в коем случае не оправдываю Мазепу: нарушение клятвы сюзерену, предательство – все налицо. Но в феодальной Европе все это вещи, мягко говоря, нередкие. Потому и бытовала в те времена мудрость, обреченная в переводе С.Маршака в краткий стих: «Мятеж не может кончиться удачей, иначе б назывался он иначе». Короче, гетман поставил не на ту лошадь: как и Карл, он не заметил рождения европейской армии и модернизирующегося в империю Московского царства.

Реакция Петра на поведение вассала была вполне в духе времени. Было немало кнутов – жестокие показные расправы с мятежными казаками, и поныне не снятое анафематствование Мазепы, был и категорический запрет попрекать малороссов предательством гетмана: грех одного Иуды не был распространен на весь народ, который вписывался в рождающуюся империю как младший брат – «мало», но «росс». Зато ужимание автономии Украины приобрело необратимый характер. Для украинской особости на протяжении последующих двух веков оставалось все меньше места. Украинская идентичность – со своими мифами и героями рождалась за границами русской Украины, и чего же удивляться, что складывалась она как антироссийская.

С появлением на карте мира независимого украинского государства все, что было ярким в истории этой земли и народа, оказалось востребованным для строительства новой идентичности. Конечно, и поступок Мазепы, и вообще вся эпоха XVII- начала XVIII веков оказалась для нее важны как время, когда эта идентичность существовала как нечто особое, не тождественное российскому. Еще в 40-е годы прошлого века назад русский американский (к сожалению!) философ Георгий Федотов писал: «мы смеялись над украинскими мифами, не замечая рождения новой нации», особо он указывал на неспособность великороссов оценить неоднозначность личности Мазепы. Еще раз: Мазепа предатель – никаких споров. Он предатель русского царя, своего сюзерена. А вот что мы упускаем, так это то, что украинская нация, украинское государство (равно как и другие, возникшие после распада российско-советской империи) уже никогда не будет судить персонажи своей истории только с одной колокольни – хорошо ли он поступал по отношению к Москве. По сегодняшним социологическим опросам 30% граждан Украины считают его героем, боровшимся за независимость своей страны (интересно, сколько среди них прихожан Украинской церкви Московского патриархата, до сих пор не снявшей с него анафему), 28% - предателем и изменником, остальные затрудняются. Считать все это плодом ющенковской пропаганды было бы крайним легкомыслием – вспомним предупреждение Федотова нам, великороссам, сделанное тогда, когда Ющенко еще и на свете-то не было.

Мы отпразднуем годовщину Полтавской победы со всей гордостью, надеюсь, и с осознанием того, какой великий модернизационный подвиг совершила страна в начале XVIII века. Совершила, не стесняясь заимствовать и учиться, поднимаясь на ноги после первых неудач, не только наказывая предателей, но и ища гибкие пути выстраивания отношений с вассалами.

Еще одно предупреждение на эти праздничные дни: не реагировать слишком резко на игры украинского истеблишмента вокруг Мазепы, как бы неприятны они нам ни были. Пока наши соседи не закончат строительство мифов о своей идентичности, разбираться в превратностях политики трехсотлетней давности – напрасный труд. Но уже пора учиться выстраивать отношения с братским народом с пониманием, что он другой, живет в другом государстве и имеет полное право судить о своей истории не только в терминах «каким хорошим другом Москве мы всегда были». Поверьте, если придет к нам и нашим соседям такое понимание, мы легко найдем много того, что нас сближает и объединяет – как в исторической памяти, так и в сегодняшнем дне.

Борис Макаренко - Председатель Правления Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net