Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

27.07.2009 | Алексей Макаркин

Закончить войну

Диалог между чеченскими властями и Ахмедом Закаевым свидетельствует о том, что Рамзану Кадырову нужен символический акт окончания войны, которая для Чечни во многом носила характер гражданской. Это позволит Кадырову выступить в роли объединителя чеченского народа, не только наведшего железной рукой порядок в республике, но и выполняющего миротворческую функцию.

Любой правитель, желающий продержаться у власти долгое время, понимает, что на штыках трудно сидеть, даже если они и были эффективным инструментом его карьерного роста. Необходимы и другие технологии – даже Сталин подчеркнуто приблизил к себе Алексея Толстого, некоторое время проведшего в белой эмиграции, и разрешил вернуться на Родину умиравшему Куприну. А бывший военный агент в Париже граф Игнатьев получил от Сталина чин генерал-лейтенанта (в «старой России» он дослужился только до генерал-майора).

У Рамзана возможностей такого рода еще больше. И дело не только в том, что нынешняя ичкерийская эмиграция погрязла во внутренних конфликтах, многие ее представители не видят для себя никаких перспектив ни на Западе, ни в странах Южного Кавказа, ни в арабском мире. Нигде их не ждут с распростертыми объятиями. Незнание – либо слабое знание – иностранных языков, принципиальные культурные различия мешают «ичкерийцам» интегрироваться в чужой для них мир. Что же касается бывших министров масхадовского правительства и прочих статусных особ, то если несколько лет назад с ними охотно общались некоторые европейские политики и журналисты, то сейчас они не представляют для них никакого интереса. Но главное - надежды на то, что «заграница нам поможет», питавшие значительную часть русской белой эмиграции вплоть до Второй мировой войны, у ичкерийцев давно нет (тот же Закаев делал ставку на помощь со стороны Бориса Березовского, но последний уж давно сам превратился в маргинальную фигуру). Рамзан же позиционирует себя как патриот Чечни, добившийся своей деятельностью значительно больших успехов, чем ичкерийцы.

Поэтому уже давно начался процесс возвращения – вернувшиеся получают гарантии безопасности в обмен на лояльность Рамзану. Некоторые могут рассчитывать на особые условия. Так, Умар Ханбиев, бывший при Масхадове министром здравоохранения, стал главным хирургом Чечни (его брат Магомед, экс-министр обороны и дивизионный генерал, сейчас заседает в чеченском парламенте). Время от времени проходят акции, которые должны создать образ Рамзана-примирителя. Так, 29 мая чеченский президент принял участие в одной телепередаче с бывшими высокопоставленными ичкерийцами, среди которых были экс-муфтий Бай-Али Тевсиев и экс-глава МВД Казбек Махашев. Однако без Закаева эта работа выглядит незавершенной. Дело в том, что Закаев сохраняет статус премьер-министра эмигрантского правительства, пользующегося признанием части ичкерийского сообщества. Другая часть ориентируется на президента Доку Умарова, но с ней переговоры невозможны из-за фанатизма умаровцев, ориентированных не на реализацию национальной идеи, а на создание фундаменталистского «эмирата». В любом случае, Закаев является наиболее известным эмигрантом-ичкерийцем, и его примирение с Кадыровым принесет последнему куда больше имиджевых плюсов, чем возвращение менее известных или давно позабытых деятелей.

Проблема в том, что федеральные власти и силовики в течение ряда лет демонизировали Закаева, превратив в публичном пространстве бывшего артиста грозненского театра чуть ли не в «супертеррориста». Эта тактика была направлена на то, чтобы добиться экстрадиции Закаева из Великобритании, где он живет все последние годы (отметим, что она потерпела неудачу, так как Закаев не только не был выдан, но и получил политическое убежище). До осени 2002 года Закаев считался вполне «вменяемым» деятелем и даже проводил переговоры с тогдашним полпредом в Южном федеральном округе Казанцевым. Но после «Норд-Оста», когда он делал заявления, оправдывающие террористов, для Кремля он стал не просто противником, а врагом, никакие договоренности с которым были невозможны. Такая реакция – в значительной степени эмоциональная – на Закаева, видимо, сохраняется и сейчас. В январе 2009 года, когда в СМИ уже обсуждали возможность его возвращения в Чечню, ФСБ России заявило о попытке Закаева с помощью засланного в республику боевика восстановить «вооруженные силы Ичкерии». Показательно, однако, что чеченские власти тогда же отвергли эти обвинения. Представитель аппарата Кадырова заявил, что Закаев «отвергает террористические методы сопротивления» и является «одним из немногих и наиболее адекватных представителей так называемого правительства Ичкерии».

Похоже, что сейчас Рамзан добился от федеральных властей санкции на возвращение Закаева. В настоящее время это особенно важно для чеченского президента, обвиняемого правозащитниками в причастности к убийству Натальи Эстемировой. «Мирясь» с Закаевым – на своих, разумеется, условиях – Рамзан может торжественно объявить об окончании войны (исламистское подполье он именует не иначе, как бандитами) и выступить в качестве миротворца.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net