Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

26.07.2011 | Валерий Выжутович

Кто не платит, тот не заказывает

Идея общественного телевидения, уже столько лет занимающая передовые умы, нашла сочувственный отклик у президента. «Общественное телевидение - это хорошая штука, - сказал Дмитрий Медведев, - но мы должны понять, на каких принципах оно будет работать в нашей стране». Реакция на президентское заявление, как всегда в таких случаях, - двоякая. Оптимисты: формирование гражданских институтов, к каковым можно отнести и общественное телевидение, становится вектором государственной политики. Пессимисты: общественное телевидение будет общественным лишь по названию и неминуемо окажется под государственным контролем.

Как бы то ни было, президент высказался. И если раньше любые разговоры об общественном телевидении пресекались, то сегодняшний интерес верховной власти к этой идее внушает надежду. «Если наша власть в лице президента и правительства действительно поддерживает идею общественного телевидения, понимая его огромную пользу, то найти под это средства вполне возможно, - прокомментировал слова Медведева Владимир Познер. - Более того, я был бы счастлив, если бы мне предложили этим заняться».

Идея создать в России общественное телевидение витает в воздухе с середины 90-х. Восемь лет назад она стала приобретать предметные очертания: Союз журналистов России подготовил законопроект, внес его в Госдуму, но дело тем и кончилось. Спустя три года идея общественного телевидения вновь пришла в движение. Тогдашний министр экономразвития Герман Греф, выступая на заседании правительства с докладом о реализации президентского послания Федеральному собранию, напомнил о задаче, поставленной Владимиром Путиным: создать телевидение, «которое было бы источником информации, свободным от влияния разных групп и интересов». Казалось, власть решилась наконец. Ан нет, прошло еще пять лет, и теперь уже Дмитрий Медведев говорит, что идея создать телевидение, на которое наши граждане могли бы влиять, заслуживает внимания.

Однако что значит - влиять? Как показали недавние опросы в Москве, 49 процентов граждан требуют ввести цезуру на центральных телеканалах. Среднероссийская же цифирь, отражающая такое желание, и того внушительнее: 75-80 процентов. Впрочем, расшифровка этого показателя делает его не столь уж беспросветным. Граждане хотят не политической цензуры, а нравственной. Требуют ввести запрет не на общественную экспертизу действий власти, не на открытые дискуссии между различными политическими силами, а на тиражирование пошлости, демонстрацию по ТВ сцен насилия и жестокости и прочую «чернуху».

Откликом на этот массовый запрос может стать трансформация государственного вещания в общественное. Иного способа влиять на телевидение у граждан нет: кто не платит, тот не заказывает. Тогда как абонентская плата - верный способ установить правовые отношения между производителями и потребителями информационных услуг. В Европе общественное телевидение существует частично за счет государства, главным же образом - за счет абонентской платы. Точно так же можно сделать в России. Правда, президент полагает, что сбор налогов на такое телевидение с каждого гражданина «может вызвать определенные проблемы». Поэтому, по его словам, нужно искать другой канал финансирования, в чем и заключается основная сложность. «Если это не просто частный канал (здесь все понятно, он принадлежит, допустим, той или иной группе компаний), а именно общественное телевидение, то что является источником его существования для того, чтобы оно было удалено как от государства, так, строго говоря, и от бизнеса, и выражало консолидированную позицию гражданского общества?» Желает ли общество получить телеканал, равноудаленный и от государства, и от бизнеса? По всем признакам, желает. Готово ли оно платить за него? Нет, не готово. Общество говорит: хочу бесплатно. Но не говорит - за счет чего.

В начале нулевых энтузиасты общественного телевидения представили свои расчеты. По ним выходило, что абонентская плата составит от 3 до 30 процентов МРОТ. По тем временам - от 36 до 360 рублей в год. Но сегодня это было бы уже около двух тысяч. Попробуйте кому-нибудь предложить по доброй воле заплатить такую сумму. Особенно в маленьком городе или селе. Есть опасения, что наши граждане, не приученные вовремя платить за коммунальные услуги, будут и здесь вовсю манкировать.

Полезно посмотреть, как устроено общественное телевидение в странах Европы. Например, британская телекомпания Би-би-си существует в основном на доходы от телевизионных лицензий. Эту лицензию приобретает всякий, кто владеет телевизором, и она составляет около 120 фунтов стерлингов в год за один приемник. Би-би-си не контролируется правительством. Но по ее уставу министр внутренних дел может вмешиваться и препятствовать показу программ, которые кажутся правительству спорными или антиобщественными.

Что идея общественного телевидения сама по себе прогрессивна, никто не спорит. В Европе, например, нет ни государственного телевидения, ни государственных газет, агентств, радио. Собственно, и телеканал «Россия», если разобраться, не вполне соответствует своему государственному предназначению. Это скорее телевидение власти. Населению и отдельным его представителям смотреть и слушать кого-то из депутатов Госдумы - возможно, не самое большое удовольствие, но, пользуясь нашими налогами, многие законодатели получают эфир по первому требованию и могут вещать, сколько им захочется.

До трезвой оценки этих реалий власть, кажется, дозрела. Во всяком случае никто не возражает против принципиальных постулатов: «Общественное телевидение - это телевидение, которое служит интересам своей аудитории, а не коммерческим интересам или интересам какого-нибудь чиновника. Это телевидение, которое по определению должно быть более культурным, более цивилизованным, более сдержанным, плюралистичным и открытым. Оно должно быть более умным, чем обычное телевидение, и идти на смену государственному».

Как мыслилось авторам проекта, на месте госканала «Россия» надлежит создать корпорацию «Российское общественное телевидение» (РОТ), независимую от государства и частного капитала. Такой же подход продекларировал, помнится, и Герман Греф. Он, сказал, что общественное телевидение будет создаваться «путем трансформации государственных телерадиовещательных компаний», но не сказал - каких.

Руководители федеральных каналов о перспективе создания в России общественного телевидения предпочитают не высказываться. Такая перспектива их, скорее всего, не приводит в восторг. И понятно, почему. Если базой для общественного ТВ станет, предположим, канал «Россия», то его имущество и бюджетные средства, по логике, должны составить государственный взнос в новую телеструктуру. Потерять свой державный статус и обусловленные им привилегии этот канал тоже вряд ли хочет. И потом… Если все же удастся воплотить проект в жизнь, не станет ли новый канал таким же «общественным», каким до переименования было ОРТ?

Как сказал бы, а может, еще и скажет Владимир Познер, объясняя зрителям, почему не состоялось желанное для многих, в том числе и для него самого, преобразование государственного ТВ в общественное: «Такие у нас времена».

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net