Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

04.07.2012 | Валерий Выжутович

Агентурная общественность

В грядущую пятницу Госдума планирует рассмотреть в первом чтении законопроект об ужесточении контроля над некоммерческими организациями. Автор документа - депутат от «Единой России» Александр Сидякин. Он считает, что НКО, финансируемые из-за рубежа, следует приравнять к иностранным агентам. Такие организации (сегодня их около тысячи) должны быть внесены в специальный реестр, и на них будет распространяться особый правовой режим. Например, отчитываться перед Минюстом о своей деятельности они станут раз в шесть месяцев. Кроме того, для них вводится обязательная ежегодная (для обычных НКО - раз в три года) аудиторская проверка. За несоблюдение этих требований предусматривается административное наказание с максимальным штрафом до 1 миллиона рублей и уголовная ответственность до 4 лет лишения свободы.

«Необходимость такого закона, - объяснил Александр Сидякин, - продиктована самой возможностью разделить НКО на те, которые занимаются политической деятельностью, и на те, которые не занимаются политической деятельностью. Об этом есть и международные резолюции, в них указывается возможность такого разделения. Если ты из иностранных источников влияешь на политическую жизнь в стране, то тебя надлежит включить в специальный реестр».

По мнению председателя президентского Совета по правам человека Михаила Федотова, законопроект в его нынешнем виде «представляет собой некачественный продукт»: «Я не очень понимаю, какую цель преследуют его авторы. Если речь идет о финансовой прозрачности организаций, которые получают средства из-за рубежа, то у меня возникает вопрос: а почему не должно быть такой же финансовой прозрачности для организаций, получающих средства не из-за рубежа? Финансовая прозрачность должна быть, видимо, у всех некоммерческих организаций». Глава президентского совета отметил, что в отзыве Верховного суда на данный законопроект содержится целый ряд серьезных возражений.Усиление контроля над некоммерческими организациями - это началось не вчера и становится актуальным не только в преддверии политических кампаний.

Закон «О некоммерческих организациях» был принят в 1996 году. И принимался он в авральном порядке. Без широкого обсуждения. Без тщательной экспертизы. Члены Общественной палаты трижды обращались к депутатам Госдумы: повремените с рассмотрением проекта, дождитесь хотя бы момента, когда Общественная палата будет окончательно сформирована и сможет вынести свое официальное заключение. Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин со страниц «РГ» настаивал на том же: «Требуется существенная переработка этого закона, серьезная корректировка многих его статей. Нам нужно обсуждение. Нужна демократическая работа». Парламентарии не вняли.

В том, каков был первый вариант этого закона и какую реакцию спровоцировал, кто-то усматривал руку опытных сценаристов. Мол, проект нарочно нашпиговали драконовскими регламентациями, чтобы Общественная палата решительно вмешалась, смогла сразу и громко заявить о себе. Вы, дескать, думали, орган гражданского представительства окажется вмонтированным в государственную систему - а он глядите, как себя повел! Я бы не стал преувеличивать изобретательность политттехнологов, будто бы устроивших игры вокруг этого закона. В его сознательную порчу с целью последующей корректировки по требованию общественности я не верю. Закон был написан так, как написан, без всякого пиар-умысла, якобы призванного продемонстрировать стране и миру, что исполнительная власть у нас вменяема и, как бы там ни напортачили законодатели, ущемления гражданских прав она не допустит. Мне представляется, все было проще, без особых затей. А именно - так, как это увиделось и Владимиру Лукину: «Те, кто готовил этот закон, и те, кто его принимал, захотели на наше общество быстренько и довольно невежливо надавить. И получилось так, что к переработке законопроекта нас подтолкнули наши иностранные партнеры».

Действительно, подтолкнули - были поставлены под вопрос и тогдашнее председательство нашей страны в «большой восьмерке», и перспективы вступления России в ВТО. В итоге Владимир Путин распорядился доработать проект, убрать из него явно неприемлемое - обязательную перерегистрацию международных и иностранных НКО, уведомление госорганов о создании любых некоммерческих организаций (даже если те являются юридическими лицами), право регистрирующих инстанций запрашивать у НКО финансовые и хозяйственные документы.

Экспорт «оранжевого» - вот что, кажется, более всего тревожило депутатов, когда они принимали закон об НКО. Поставить шлагбаум на пути политической «контрабанды» - так они понимали свою задачу. И рассуждали следующим образом: если международные организации действительно хотят работать в России и выполнять задачи, прописанные в их уставных документах, почему бы им здесь, на месте, не создавать аналогичные российские структуры? Но дело в том, что филиалам иностранных организаций не нужно регистрироваться в России. Они зарегистрированы в Вашингтоне или Париже, Лондоне или в Женеве. А здесь действуют их отделения.

Закон «О некоммерческих организациях» несколько помягчал, когда свои поправки в него, принятые затем Госдумой, внес, будучи президентом, Дмитрий Медведев. Упростилась процедура регистрации. Уменьшилось число проверок. Органам власти запретили требовать у НКО документы, содержащие сведения, которые могут быть получены в учреждениях госстатистики, в налоговой службе, в контролирующих инстанциях, а также в кредитных и финансовых организациях.

Благодаря президентским поправкам, из перечня оснований для отказа внести в реестр филиал или представительство зарубежного НКО было исключено скандальное - «если цели и задачи создания филиала или представительства создают угрозу национальному единству, самобытности и культурному наследию Российской Федерации». Что создает, а что не создает подобную угрозу, до сей поры решал чиновник, сообразуясь с собственными представлениями о государственном и общественном благе.

В марте прошлого года некоммерческие организации подверглись новому испытанию. Президентским советом по кодификации был подготовлен законопроект с поправками к Гражданскому кодексу. Ряд этих поправок касался и НКО. Предлагалось сократить разновидности некоммерческих организаций с двадцати восьми до шести. Увеличивалось минимальное количество учредителей организации - с трех до пяти человек. Появлялось новое основание для отказа в регистрации НКО - «противоречие уставных целей основам нравственности». Кроме того, высказывалось желание лишить фонды и благотворительные организации права самостоятельно заниматься коммерческой деятельностью.

Лидеров и активистов НКО этот законопроект встревожил. Ряд его положений был подвергнут критике на совещании по Гражданскому кодексу с участием руководителей судебной системы и глав профильных министерств. Обращаясь к ним, Дмитрий Медведев пообещал, что «дурацкие изменения и необдуманные подходы» не попадут в обновленный Гражданский кодекс. А чуть ранее о деятельности НКО высказался министр юстиции Александр Коновалов. Выступая на коллегии своего ведомства, он заявил: «Любая противозаконная активность, которая мимикрирует под те или иные формы деятельности НКО, должна своевременно выявляться и пресекаться специализированными органами». Подразделения Минюста, сказал министр, обязаны собирать информацию о том, что «какая-либо из организаций ведет деятельность, не соответствующую уставу либо закону».

Политическая деятельность не должна финансироваться из зарубежных источников? Несомненно. Но закон об НКО регламентирует деятельность общественных организаций, а не политических. Прямой же запрет на финансирование политических партий из-за рубежа давно узаконен.

Допустимо ли участие общественных организаций в политической деятельности? Разумеется, нет. Но законопроект, приравнивающий ряд общественных организаций к иностранным агентам, - он ведь явно направлен против тех НКО, которым приписывается политическая деятельность в очень широком ее толковании. При таком подходе атаке могут подвергнуться правозащитные, экологические, благотворительные организации.

Стоит ли, пресекая «противозаконную активность» некоторых центров и фондов, одновременно осложнять жизнь сотням законно финансируемым из-за рубежа общественных организаций? Да, эта модель диалога общества с властью - через НКО - далеко не идеальна, каждая из сторон нередко остается при своем. Но в сообщении между государственными и гражданскими институтами лучшей модели пока не придумано.

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net