Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

02.10.2012 | Валерий Выжутович

Правосудие онлайн

Российская судебная система обещает стать более открытой. Мосгорсуд первым в стране начинает открытую онлайн-трансляцию своих заседаний. А до конца года единой компьютерной сетью будут охвачены все суды. Технические возможности для широкого доступа в судебное присутствие уже существуют - создана государственная автоматизированная система «Правосудие». Эта коммуникационная сеть объединяет около 3 тысяч судов общей юрисдикции, куда через Интернет имеет доступ всякий желающий. Где, когда и какое дело слушается, как оно движется по инстанциям, чем завершился процесс - это теперь легко узнать. Кроме того, появилась возможность устанавливать видеосвязь между залом суда и следственным изолятором: скамья подсудимых в подобных случаях теряет предметное воплощение, остается лишь фигурой речи.

Арбитражные суды тоже максимально откроются для наблюдателей. Подготовлен проект постановления пленума Высшего арбитражного суда «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе». Этот документ предписывает арбитражным судьям обеспечивать полную гласность судебных процессов, запрещает ограничивать доступ граждан в зал заседаний из-за отсутствия мест. Испрашивать у судьи разрешение на ведение аудиозаписи, а также текстовой трансляции в Интернете больше не придется. Согласие судьи потребуется только на фотосъемку и видеотрансляцию, а отказ в этом должен быть обязательно мотивированным. Сделать заседание закрытым позволяется лишь в тех случаях, когда в ходе процесса может быть затронута государственная, военная, коммерческая или иная охраняемая законом тайна. Вообще-то открытое, гласное судопроизводство, как и обнародование решений и прочих сведений о процессе (кроме дел, доступ к которым ограничен законом) гарантированы 123-й статьей Конституции. Но если бы реальная судебная практика всюду и всегда находилась в согласии с конституционными постулатами, в дополнительных мерах не было бы нужды.

Острая информационная недостаточность - застарелая болезнь российской судебной системы. И одно из условий (причем, без сомнения, базовых) ее коррупционности. Кто-кто, а журналисты знают, что судебный произвол выражается не только в нарушении процессуальных норм, вынесении необоснованных решений, но и в запрете присутствовать на процессе, делать записи, вести фото- и телесъемку. Хотя по закону такое право предоставляется всем, судья, руководствуясь принципом «целесообразности», может запросто объявить процесс закрытым. Репортеры же, в свой черед, униженно выклянчивают у человека в мантии вовсе не требуемое разрешение на доступ к информации (пафосные апелляции к закону о СМИ непродуктивны, хочешь проникнуть в зал с телекамерой - проси, уговаривай).

Все это приводит к двояким последствиям: с одной стороны - полный информационный вакуум, с другой - безбрежный простор для слухов, домыслов, всевозможных «экспертных оценок», основанных невесть на чем. Но вот приговор оглашен - и, если дело громкое, процесс продолжается за порогом суда. Адвокаты подсудимого в микрофоны и телекамеры говорят о неправосудности вынесенного вердикта, потерпевшая сторона выражает свое возмущение малостью срока, отмеренного преступнику, толпа у входа размахивает плакатами… И только служитель Фемиды, гордо прошествовав восвояси, не роняет ни слова. Он не считает нужным объяснять свое решение. А почему, собственно? Это до начала слушаний и в ходе их судья не вправе высказываться по делу, а после - почему бы нет. Иначе нишу судейского молчания заполнят комментарии защитников, государственных обвинителей, уличных «правоведов». Наше общество с его уровнем правосознания уж точно нуждается в судейском послесловии к процессу. Важно лишь не выйти за грань, отделяющую право граждан на информацию от стремления улицы вершить свои приговоры. Мы это уже проходили в разгар перестройки, когда гласность била через край, и все двери, в том числе и двери суда, настежь открывались. Помню одно судебное заседание, в перерыве которого судья говорил мне: «Я пятнадцать лет на процессах, навидался всякого, но чтобы вооруженный отряд поддерживал порядок в зале - такого не бывало». ОМОН… Нежданное участие этого действующего лица в судебном заседании давало основание говорить о первых издержках зарождавшейся демократии, о новом явлении, суть которого в том, что приговор выносит толпа, а она, как всегда, безошибочно знает, кому, за что и сколько полагается.

На тех судебных процессах сталкивались право и политика. Право в лице независимого суда и политика гласности, открытых дверей. Подобные столкновения тогда случались тут и там. И в них нередко побеждала политика. Податливость «третьей власти» давлению улицы просто обескураживала. Невольно думалось: неужто вскоре суды так и будут судить - «идя навстречу пожеланиям трудящихся»? В долголетнем массовом отлучении от правосудия, разумеется, не было ничего хорошего. Но массовое приобщение без правовой культуры оказалось не лучше. Прошло лет десять - и маятник качнулся в обратном направлении. Многие дела стали рассматриваться в закрытом режиме, в соответствии с повелением судьи: «Прошу посторонних покинуть зал».

Реформа судебной системы пойдет скорее, если будет опираться не только на организационно-технические новации и совершенствование законодательства. Ее опорой могли бы стать информационная открытость правосудия, приобщенность к нему представителей гражданского общества. Задача ведь не только в том, чтобы сделать судей независимыми. Не менее важно, чтобы, освободившись от стороннего влияния, они не превратились в замкнутую касту.

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net