Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

30.09.2013 | Татьяна Становая

Правительство Медведева: испытание кризисом

27 сентября в газете «Ведомости» вышла статья премьер-министра России Дмитрия Медведева «Время простых решений прошло». В этот же день в Сочи открылся экономический форум с участием главы правительства, на котором Медведев оказал давление на главу «Роснефти» Игоря Сечина, заставив того найти «цивилизованный» способ урегулирования отношений с миноритарными акционерами ТНК-BP. Дмитрий Медведев пытается показать деловой и политической элите, что ситуация в экономике под контролем правительства, а глава кабинета министров не «хромая утка», а опытный госуправленец.

Статья Дмитрия Медведева была воспринята гораздо более прохладно и скептично, чем его же статья в сентябре 2009 года, когда публикация «Россия, вперед» в «Газете.ру» казалась амбициозной заявкой на проведение нового политико-экономического курса, причем на долгосрочной основе. Нынешняя статья написана уже не президентом, а политически ослабленным главой правительства и выглядит попыткой отреагировать на растущий общественный запрос: что именно правительство намерено делать в условиях стагнации, которая, по мнению министра экономического развития Алексея Улюкаева, опаснее кризиса. Ведь кризис, по мнению главы Минэкономразвития, - это ситуация, в которую входишь и из которой выходишь, а стагнация может привести к трудно предсказуемым последствиям.

Известные экономисты давно критикуют кабинет министров за отсутствие внятной стратегии, наращивание неэффективных расходов в пользу государственных компаний и госпроектов, отказе от реформ и замораживании приватизационных планов, отсутствии реальных шагов для улучшения инвестиционного климата и т.д. Нынешнее правительство, по сути, фокусируется на сегодня на нескольких ключевых направлениях: социально значимые реформы (образования и здравоохранения), пенсионная реформа, сокращение расходов бюджета, инфраструктурные проекты, стимулирование экономического роста через замораживание тарифов естественных монополий (хотя, например, «Роснефть» не скрывает, что это решение ей выгодно), а также выполнение президентских поствыборных указов. То есть на практике кабинет министров оказывается «зажат» между политическими интересами Кремля (предвыборные указы), страхом упустить управляемость ситуацией в условиях торможения экономического роста и серьезных макроэкономических рисков (ответственность за кризис), а также давлением крупных госкопрораций, которые имеют альтернативные «входы» во власть (через президента и его окружение) и стремятся создать для себя максимально комфортные условия.

Статья Медведева выглядит попыткой очертить зону ответственности кабинета министров и презентовать себя не в качестве объекта влияния Кремля или госкопрораций, а самостоятельного субъекта, определяющего ключевые приоритеты в госуправлении. Однако подобная попытка выглядит неубедительной.

Во-первых, Медведев критикует решения собственного правительства (пусть и делает это весьма осторожно), признавая их недостаточными. «Увеличение производства поддерживается почти исключительно за счет реализации крупных инвестиционных проектов с участием государства и контролируемых им компаний, повышения доходов работников бюджетной сферы, расширения масштабов субсидирования сельского хозяйства и ряда других отраслей на фоне высоких цен на нефть», - говорит премьер-министр. «Но этот источник развития ограничен из-за его зависимости от сохранения благоприятной нефтяной конъюнктуры. Жесткое бюджетное правило необходимо для гарантированного исполнения всех социальных обязательств государства. Но в перспективе оно делает невозможной опору только на государственный спрос. Поэтому критически важным становится обеспечение устойчивых источников стабильного экономического роста в негосударственном секторе экономики», - пишет премьер.Такое признание может означать либо политическую заявку на расширение реальных политических возможностей правительства, либо предупреждение о готовности снять с себя ответственность, если такие возможности не будут обеспечены.

Во-вторых, Медведев декларирует набор консенсусных «истин»: необходимо защищать частную собственность, развивать конкуренцию, улучшать инвестиционный климат. Однако эта повестка, которая декларируется российской властью уже на протяжении двух десятилетий, все очевиднее расходится с практикой. Между декларируемыми ценностями, приоритетами и задачами, с одной стороны, и конкретными шагами по их достижению, с другой, у Медведева образуется пропасть. Например, в разделе «решения» премьер говорит лишь о двух ключевых вещах – замораживании тарифов естественных монополий и поддержке малого и среднего бизнеса. Что же касается инвестиционного климата и конкуренции, то здесь глава правительства предпочел говорить про недоразвитую конкуренцию на банковском рынке.

В-третьих, одной из существенных особенностей статьи Медведева является глубокое расхождение в трактовке ключевых «смысловых узлов» между премьером и деловой аудиторией. Деловое сообщество, обсуждая инфраструктурные проекты и признавая их роль в стимулировании экономического роста, чаще говорит о неэффективности расходов и коррупции. Страх инвесторов перед Россией Медведев называет «иррациональным», в то время как неделей ранее бывший министр финансов Алексей Кудрин негодовал, что «у нас Следственный комитет сегодня стал главным фактором инвестиционного климата и, к сожалению, не в лучшем виде...». Эта фраза тут же послужила поводом для жесткой отповеди в газете «Известия» пресс-секретаря СКР Владимира Маркина. Инвестиционное сообщество и власть публично говорят на разных языках: первые часто упоминают политические преследования оппозиции, уголовный процесс против Навального, Ходорковского, смерть Магнитского, «болотное дело», жесткость политического режима и подконтрольность выборов власти, коррупцию и реальные сроки для предпринимателей по экономическим статьям, налоговый и административный пресс и т.д.

Медведев же лишь признает («вполне обоснованными») проблемы недоверия инвесторов к публичным институтам, судебной системе и правоохранительным органам. Одной из причин этого Медведев назвал отношение чиновников, судей и сотрудники полиции к государственной собственности (а значит, и государственным компаниям) как обладателям особого права на защиту. С подобным заявлением может согласиться значительная часть инвестиционного сообщества и частного бизнеса: это выглядит как очень осторожная критика практики привилегированного положения госкомпаний, находящихся под неформальным патронажем президента. Пожалуй, впервые со стороны высокопоставленного лица в государстве звучит подобное несогласие с презумпцией виновности частного бизнеса. Ведь, по сути, - это идеологическая проблема российской власти, особенности «силовой части» окружения Путина.

Однако как только Медведев приводит пример неравного отношения государства к компаниям частного и государственного секторов, тут же становится ясно, что он имел в виду совсем другое. Речь идет о несправедливых, как следует из статьи Медведева, преференциях госбанкам. Экспансию «Роснефти» на нефтяном рынке он предпочел проигнорировать.В-четвертых, статья стала первым осторожным признанием кризисного положения российской экономики и необходимости болезненного пересмотра бюджетной политики. Он призвал регионы самим самостоятельно «продвигать свои территории» и не ждать помощи (вероятно, ее и не будет). Медведев провозгласил отказ от принципа сохранения занятости любой ценой. На форуме в Сочи он высказался еще жестче: «людям необходимо научиться менять не только место работы, но и профессию и место жительства». Последнее, вероятно, может трактоваться как пересмотр политики поддержки моногородов. Аккуратно заявлены и социальные реформы: переход на контрактную армию, повышение эффективности труда в бюджетной сфере (что можно расценивать как возможное сокращение бюджетников), стимулирование позднего выхода на пенсию.

Сложная ситуация в экономике возлагает на правительство особую ответственность за дальнейшее развитие ситуации, экономический рост и бюджетную стабильность. Однако эта ответственность осложняется обязательствами перед Владимиром Путиным, жёстко ставящим задачи выполнения своих предвыборных общений. В декабре планируются встречи главы государства с министрами для отчета о проделанной работе: вероятно, по итогам этих встреч могут приниматься и кадровые решения. В этой связи нынешняя статья может рассматриваться как политический шаг, призванный показать, что правительство вынуждено действовать теперь в новых условиях, в ситуации с вызовами совершенно иного порядка. Медведев дает понять, что если будет продолжена инерционная линия, это приведет в «пропасть».

На сочинском форуме дальнейшие заявление представителей правительства лишь подтвердили, что кабинет министров намерен пересматривать прежнюю политику. Игорь Шувалов на деловом завтраке «Сбербанка» призвал «притормозить» с мегапроектами, министр финансов РФ Антон Силуанов назвал проект ВСМ «Москва-Казань» «рискованным». Аркадий Дворкович заговорил о повышении налогов: НДФЛ предлагается поднять до 15%, компенсировав это снижением НДС до 15% (правда, потом это заявление было дезавуировано). Проблема эффективного использования госресурсов в скором будущем может стать вопросом выживания, и в таком случае «мегапроекты» вполне могут пойти «под нож».

Однако статья важна для Медведева и в персональном смысле: ведь ему приходится брать на себя ответственность за вхождение экономики страны в период высоких рисков без должного политического кредита доверия со стороны Кремля, элит и без наличия полноценного политического веса. В этой связи неслучайным выглядит неожиданно жесткая манера разговора Дмитрия Медведева с Игорем Сечиным, который воспринимается как один из главных политических недругов главы правительства, причем в ряде вопросов превышающий влияние премьера. На пленарном заседании инвестиционного форума в Сочи, Медведев, обращаясь к Игорю Сечину, заявил, что у «Роснефти» «есть проблемы с миноритариями ТНК-BP». «Государственная компания могла бы показать пример правильного поведения в отношении миноритариев, это улучшит инвестиционный климат». «Если вы готовы, то я готов подписать директиву», — добавил он. Как описывала происходящее газета «Ведомости», Сечин сначала показался обескураженным. На несколько секунд в зале повисло молчание. Президент «Роснефти» аккуратно подбирал слова: «Учитывая вашу озабоченность и ваше решение, я думаю, компания, несмотря на отсутствие юридических обязанностей выкупить акции, выполнит вашу просьбу в добровольном порядке». После аплодисментов Сечин заявил, что акции будут выкупать по средней цене акций «ТНК-BP холдинга» за последние 17 месяцев.

Дмитрий Медведев, понимая свою ответственность за состояние экономики в период стагнации, предлагает новую экономическую модель с отказом от неэффективных расходов, непопулярными социальными реформами, поддержкой частной инициативы и развитием конкуренции. Для этого ему нужны и соответствующие возможности для политического маневрирования. Все это в уже достаточно скором времени может усилить противоречие между государственными интересами по обеспечению социальных обязательств и политическими интересами крупных госкомпаний, которые не захотят «оплачивать» «за свой счет» антикризисные меры правительства. А это создаст дополнительные политические риски для кабинета министров Медведева.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net