Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

01.02.2016 | Марина Войтенко

Ставка не изменилась, прогнозы ухудшились

Марина ВойтенкоКонец января укрепил ощущения, что в мировой экономике продолжают доминировать «все оттенки серого». По оценке Bloomberg, прошедший месяц оказался для бирж худшим за последние семь лет. S&P 500 потерял 5,1%, европейские площадки просели более чем на 6%, японские – свыше 7%. Фондовый рынок Китая снизился до уровня декабря-2014. Shanghai Composite лишился с июня-2015 половины капитализации и, судя по прогнозам, готов продолжить движение в этом направлении[1]. В Bloomberg напоминают: с 1927 года январь задавал тренд для последующих 11 месяцев в 68% случаев. Так, падение рынка в начале 2008-го на 6,1% привело к сокращению на 34% по итогам года. В то же время, в 2009-ом исходный импульс в «-8,6%» преобразовался затем в более чем 30%-й рост.

Настроения неопределенности усилились колебаниями нефтецен. Brent, добираясь до $35 за баррель и выше (прежде всего, на слухах и разноречивых высказываниях официальных лиц в ведущих странах-экспортерах crude oil о намерениях начать договариваться о снижении мировой добычи на 5%), периодически откатывается к $33-34 за баррель, подтверждая подозрения в спекулятивном характере подогрева котировок. Эксперты и участники рынка, тем не менее, призывают не расслабляться: за отскоком может последовать новый спад, поскольку рынок остается фундаментально несбалансированным (оценки избыточного предложения колеблются от 1 до 2 млн баррелей в сутки).

Всемирный банк понизил ожидания среднегодовой цены Brent до $37 за баррель (в 2015-ом нефтецены в среднем упали на 47%, в 2016 году им предсказано снижение еще на 27%). Консенсус-прогноз Reuters выглядит лучше – $42,5 за баррель, но тоже не духоподъемен. Впечатляет и разброс оценок участников опроса – от минимальной в $31,25 за баррель у JP Morgan, до $63 в Standard Chartered. На этом фоне примечателен вывод аналитиков Goldman Sachs: на рынке нефти в обозримой перспективе не будет никакого выраженного тренда, зато сохранится экстремальная волатильность (от $20 до $40 за баррель).

На меняющиеся обстоятельства ожидаемо отреагировала ФРС США. По итогам заседания комитета по открытым рынкам 26-27 января federal funds rate оставлена на уровне 0,25-0,50%. В коммюнике ФРС отмечается: «Характер динамики экономической конъюнктуры дает основания лишь для постепенного увеличения процентной ставки. В течение какого-то времени она, вероятно, останется ниже уровня, который будет преобладать в долгосрочной перспективе. Ее фактическая траектория будет зависеть от экономического прогноза, основанного на поступающих данных». Наблюдатели отмечают, что помимо «международных условий» на решение американского центробанка повлияло торможение ВВП США в четвертом квартале (до 0,7% против 2,0% в июле-сентябре). Годовой результат в 2,4% такой же, как и в 2014 году, но есть признаки замедления: показатели инфляции, роста потребительских расходов и инвестиций в октябре-декабре оказались хуже, чем кварталом ранее[2]. Финрынки теперь уверены, что повышений ставки ФРС будет меньше (1-2 вместо 3-4, согласно декабрьским заявлениям Федрезерва) и они, если и состоятся, то во второй половине года.

Более предсказуемой воспринимается и денежно-кредитная политика (ДКП) Банка Японии после сюрприза на его последнем заседании: депозитная ставка была снижена до «-0,1%» против прежней в «+0,1%». Официально заявленная мотивация – мера принята в целях стимулирования деловой активности (промвыпуск в декабре к ноябрю сократился на 1,4% – хуже прогнозов). В сообщении регулятора сказано, что он «продолжит снижение процентных ставок в негативную зону, если сочтет это необходимым». Рынки АТР отреагировали ростом до двухнедельных максимумов, иена ослабла на 1,7%. Тем не менее, аналитики полагают, что эффект может оказаться краткосрочным и неустойчивым, поэтому в феврале вероятны новые нестандартные решения.

29 января в сообщении об итогах заседания Совета директоров Банк России констатировал усиление рисков ценовой стабильности и увеличение амплитуды колебаний цен российских финансовых активов и курса рубля в связи с возросшей волатильностью нефтекотировок. Ответом стало сохранение ключевой ставки на уровне 11% и довольно жесткая риторика комментария ЦБ РФ. Ясно и четко сказано о повышении риска ускорения инфляции (особенно во втором квартале из-за эффекта низкой базы) и готовности при необходимости к ужесточению ДКП. Российские денежные власти, вместе с тем, полагая, что годовая инфляция в январе-2016 замедлится до примерно 10% с 12,9% в декабре-2015[3], прогнозируют ее снижение к 8-9% в первом квартале и до менее 7% в январе-2017 (в декабре прошлого года результат ожидался осенью текущего) и до целевого уровня 4% к концу того же года. Впрочем, центральные банкиры сделали и оговорку насчет подросших рисков отклонения от таргета.

В экспертном сообществе сдержанности больше. Возможно, придется сдвигать достижение цели минимум на год в связи с тем, что рост цен в 2016 году будет преимущественно определяться динамикой курса рубля (по расчетам, 7 из 12,9 процентов инфляции в 2015 году пришлись на последствия девальвации), существенным образом зависимого от нефтецен. В Центре развития НИУ ВШЭ инфляцию-2016 (в зависимости от величины курса) ожидают в 8,5-9,5%. Гипотеза вполне реалистична, если текущие значения курса будут иметь место хотя бы 2-3 месяца в течение года. Если же доллар 3-4 месяца будет стоить около 80 рублей, то инфляция-2016 останется двузначной. В связи с этим понятна и констатация аналитиков «Сбербанка КИБ»: предпосылкой восстановления экономики является стабилизация курса и последующее укрепление рубля.

Весьма показателен вывод Банка России о необходимости более масштабной адаптации экономики к новым условиям в связи с увеличением вероятности продолжения спада. Цены на нефть в 2016-2017 годах, видимо, будут ниже, чем в базовом сценарии (в нем глубина рецессии предполагалась в 0,5-1,0%). Соответственно вырастет и «минус» в темпах ВВП. В положительную область, считают в ЦБ РФ, они выйдут в 2017 году, но не будут высокими. Регулятор воздержался от обнародования количественных оценок. В экспертном «поле», напротив появились новые.

Декабрьский сводный опережающий индекс (рассчитывается Центром развития НИУ ВШЭ) составил «-2,3%». Значение, почти вдвое худшее ноябрьского, может рассматриваться как сигнал о начале новой фазы ускорения спада, которая имеет шансы продлиться один-два квартала. В ИЭП им. Е.Т.Гайдара неразвеивающиеся опасения конкретизированы в прогнозе: по базовому сценарию (при нефти-2016 по $35 за баррель и нефти-2017 по $40) рецессия продлится еще два года с падением ВВП на 1,4% и 0,3%; по оптимистическому варианту (то есть, при среднегодовых нефтеценах по $50 и $55 за баррель соответственно) спад-2016 в 0,4% сменится в 2017 году ростом в 0,9%.

При этом во всех версиях прогноза предполагаются недостаточные темпы структурных изменений и отрицательный вклад внешней торговли в рост ВВП в условиях низких цен на биржевые товары, формирующие подавляющую часть российского экспорта. В связи с этим напомним, что в январе-2016 Всемирный банк снизил прогнозный уровень мировых цен на 37 из 46 основных сырьевых групп. По оценке ИЭП, по-прежнему будет снижаться структурная составляющая темпов ВВП – до 0,4-0,6 п.п. в год вследствие сокращения работающего капитала на 5-10 п.п. (в результате недоинвестирования, невозможности замещения выбывающих основных фондов и падающей загрузки производственных мощностей), а также уменьшения численности экономически активного населения примерно на 2 млн человек за два года.

По базовому сценарию в 2016 году будет продолжаться отрицательная динамика инвестиций (-4,9%), торговой розницы (-4,1%) и реальных располагаемых доходов населения (-3,6%). В 2017-ом в положительную зону (+0,4%) вернутся лишь последние. Капвложения и торговый оборот останутся с минусом (3,0% и 0,5% соответственно). Оптимистические выкладки показывают меньшее падение в текущем году: вложений в основной капитал – на 1,2%, розницы – на 1,8%, доходов – на 2,2%. И умеренный рост-2017 – на 1,2%, 1,4% и 1,7% соответственно[4].

Экспертные ожидания, конечно, «не греют душу», но, как представляется, довольно реалистичны. Особенно если учесть солидную негативную инерцию предварительных итогов-2015, подведенных Росстатом. Падение основных макропоказателей (год к году) составило: ВВП – на 3,7%; оборота торговой розницы – 10%, реальных зарплат – на 9,5%, инвестиций – 8,4%, строительства – на 7%, промвыпуска – на 3,4%.

При этом экспертами (например, в ЦМАКП) отмечается ускоряющееся снижение инвестактивности. Предложение инвестиционных товаров в экономике в октябре уменьшилось на 2,2%, в ноябре – на 4,4%, в декабре – обрушилось на 9,6%. В числе главных причин – новая волна ослабления рубля и, следовательно, подорожание импорта, а также спад (особенно в части начала новых объектов) в строительстве. По итогам-2015 объем предложения инвесттоваров оказался на 21% ниже значений 2014 года, когда отставание от 2013-го насчитывало лишь 5%. Импорт машин и оборудования потерял 37%, машиностроительная продукция для внутреннего рынка «похудела» на 7%, объем производства стройматериалов сбросил 11%.

Не согласны в ЦМАКП и с официальными данными по промпроизводству. В Росстате считают, что в четвертом квартале оно в среднем сокращалось на 0,3% в месяц, эксперты полагают – на 0,5%. В принципе различие не такое уж и резкое. Хуже другое – отмечаемый аналитиками фронтальный характер сжатия промвыпуска в декабре практически по всем отраслям.

Не добавляют оптимизма итоги-2015 в банковском секторе. С поправкой на валютную переоценку активы снизились на 1,6%, объем кредитов экономике вырос на 0,1% (нефинансовым организациям – на 2,5% при одновременном сокращении займов и ссуд физлицам на 6,3%). Полученная же за год прибыль в 192 млрд рублей по сравнению с 2014 годом упала более чем втрое.

«Новая реальность», которая вполне адекватно может быть определена как структурный кризис, требует значимых перемен в содержании экономической политики. «Дежа вю -2015» уже не сработает. Наряду с оперативными необходимы стратегические решения как в рамках возврата к среднесрочному бюджетному планированию, так и в повестке антикризисного плана ценой в 750 млрд рублей, разрабатываемого правительством. Именно этим в конечном счете будет определяться смена «медвежьих» трендов на «рынке прогнозов» более оптимистическими настроениями, основанными на доверии бизнеса к регулятивным замыслам государства.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Совокупный оборот бирж в Шанхае и Шэньчжене в январе-2016 в среднем за день чуть превышал 500 млрд юаней, в декабре-2015 он составлял 800 млрд, перед летним обвалом прошлого года – превышал 2 трлн юаней. Отток капитала из Поднебесной в 2015 году достиг $950 млрд, что в семь раз больше показателя-2014 ($134,3 млрд), международные резервы сократились на $513 млрд, что стало первым 12-ти месячным падением с 1992 года.

[2] В октябре-декабре 2015 года потребительские расходы (их доля в ВВП почти 70%) выросли на 2,2%, что оказалось лучше прогноза (1,8%), но меньше показателя третьего квартала (3%). Капвложения компаний, напротив, упали на 1,8% в годовом выражении. Сокращение зафиксировано впервые с третьего квартала 2012 года. Расходы американских корпораций на новое оборудование уменьшились на 2,5%, здания и сооружения – на 5,3%, на нефтяные и газовые буровые установки – на 38,7%. Дефицит торгового баланса в октябре-декабре увеличился до $556,1 млрд, отняв у потенциального роста ВВП 0,47%.

[3] Россия в 2015 году стала «бронзовым призером» по темпам роста цен в выборке стран, по которым Росстат проводит международные сопоставления. Более высокие результаты показали только Украина (43,3%) и Казахстан (13,6%). Близки к российским и белорусские темпы (12%). В декабре цены в РФ выросли на 0,8%. В ЕС, Канаде, Норвегии, США и Швейцарии снизились на 0,1-0,9%. Цены на пищевые продукты в целом за год поднялись на 14,3%. В среднем по ЕС – на 0,3%. При этом в Литве, Греции, Словакии, Чехии и Латвии они опустились за год на 0,8-1,0%, а на Кипре – сразу на 2,1%.

[4] См. подробнее С.Дробышевский, В.Петренко, М.Турунцева, М.Хромов «Прогноз 2016-2017: рецессия сохраняется». Оперативный мониторинг ИЭП №1 (19) 2016.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net