Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

22.02.2017 | Олег Громов

Пейзаж через три года: что удалось новой украинской власти?

Верховная Рада22 февраля исполняет три года победе «Евромайдана». Победившая в те дни в Киеве сторона называет события того февраля «Революцией Достоинства», проигравшая – государственным переворотом. Как бы то ни было по прошествии этих трех лет можно подвести предварительные итоги и начать осмыслять, куда и как движется Украина.

Одним из наиболее существенных изменений стала реформа правоохранительных органов. С 2014 года разные политики и партии призывали коренным образом изменить систему силовых структур, превратить их в «подлинно правоохранительные», а не «репрессивные» органы. На деле вышли «лебедь, рак и щука» по причине участия в процессе массы интересантов, а также недостаточности кадров, опыта, денег и времени.

Стоит отметить, что не меньше самих украинцев в реформе были заинтересованы США и ЕС, ставшие главными кредиторами Киева под обязательства последнего провести реформы, без которых экономика страны вряд ли способна полностью вернуть вложенные в нее средства западных партнеров.

Так родилась идея и практика Национального антикоррупционного бюро. Своим существованием оно конкурировало с СБУ, МВД и Генеральной прокуратурой, поскольку его наделили правами вести антикоррупционные расследования в отношении любого из высших должностных лиц или депутатов – без привязки к конкретному органу или группе органов. Причем досудебное расследование было полностью отдано в руки детективов нового бюро. Демократичность НАБУ должно было подчеркнуть назначение на должность председателя бывшего работника Киевской областной прокуратуры Артема Сытника, который занимал довольно незначительную должность в системе правоохранительных органов Украины.

Чтобы новый орган отвечал критериям разделения властей и контроля всех над всеми, его подчинили парламенту как структуре, перед которой бюро должно постоянно отчитываться, и которая может сменить его руководство в результате вынесения вотума недоверия. При этом для поддержания внутриэлитной балансировки в Генпрокуратуре, руководимой соратником Порошенко Юрием Луценко, была выделена Специализированная антикоррупционная прокуратура, которая должна была осуществлять надзор за НАБУ и подчиняться напрямую главе государства. И это важно, поскольку практически сразу после начала активной деятельности НАБУ летом 2016 года разгорается война компроматов между Сытником и Луценко.

Но и это не всё. К этим двум органам добавили Национальное агентство по противодействию коррупции (должно заниматься делами «помельче»), Национальную полицию, выделенную из системы МВД и на вершине этой бюрократической пирамиды – Главное бюро расследований, которое с января 2017 года призвано надзирать над всеми новыми и старыми антикоррупционными ведомствами. А подчиняться оно будет – исключительно президенту. Так Петр Порошенко путем создания новых структур нивелировал изначальную идею западных стран контролировать силовой блок в Украине. Теперь он контролирует контролирующих.

Таким образом, получилась сложная управленческая матрешка. Не вполне ясно, как ею эффективно управлять и как избежать того, что силовики будут толкаться плечами и даже стрелять друг в друга, как это было в киевских Княжичах в декабре прошлого года. Сложная институциональная система элитного баланса в условиях политически фрагментированной и конфликтогенной украинской реальности пока работает «со скрипом» и приводит больше к аппаратным войнам, чем к эффективному управлению.

И здесь мы подошли к основному выводу – природа власти в Украине не изменилась, несмотря на изменение управленческих команд, риторики и информационного поля страны. В 2013-2014 годах многие украинцы выходили на улицы, потому что хотели перемен – страну без коррупции, с равными возможностями для каждого. Произошло ли это? Нет предпосылок думать именно так. Сменилась команда, потеряли вес прежние «капитаны» экономики – Ринат Ахметов и Игорь Коломойский. Однако принципиально схема принятия решений не изменилась. Значимую роль стали играть внешние игроки.

Непросто складываются отношения и внутри парламентской коалиции. Ситуация удерживается ситуационной заинтересованностью «Народного фронта», лидером которого фактически стал Арсен Аваков вместо его основателя Арсения Яценюка, в союзе с президентом. В ином случае досрочные выборы уже давно были бы объявлены.

Фактором политической борьбы остаются и радикальные националистические силы, зачастую обладающие доступом к оружию. Майдан 2014 года дал украинским националистам оружие в руки и должности в армии и Национальной гвардии, а также авторитет ветеранов боевых действий. Если ранее предшественники «Правого сектора», «Азова» и иже с ними были политическими маргиналами, то теперь праворадикалы – это фактор жизни уже всей страны. И другие политические игроки, такие как Юлия Тимошенко или Арсен Аваков, могут периодически прибегать к использованию этого фактора. Нынешняя блокада Донбасса служит ярким примером такого рода практики.

Именно этот фактор – вооруженные националисты – не позволит украинской политике развиваться в ранее привычном для нее ключе – постоянном поиске и заключении компромиссов. Если не они сами, то их всегда будут использовать различные интересанты для того, чтобы, к примеру, не было слишком явных уступок России в рамках «минского процесса», или чтобы окончательно разорить бизнес-империю Рината Ахметова, зависящего от связей с предприятиями на Донбассе. Подобная ситуация служит тормозом для нормального демократического транзита и укоренения цивилизованных политических институтов, не позволяет стране отойти от практики «войны всех против всех» к формированию подлинной системы сдержек и противовесов.

Олег Громов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net