Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

28.04.2023 | Марина Войтенко

Глобальное хозяйство: испытание замедлением

Марина ВойтенкоСогласно оценкам МВФ, темпы глобального роста в 2022 году снизились почти вдвое – с 6,1% до 3,4%. В числе причин – все еще непреодоленные последствия пандемии, продолжающаяся торговая война между США и Китаем, макрошоки геополитической напряженности, вызванные конфликтом в Украине. Прогноз, представленный на традиционном для апреля ежегодном весеннем совещании Международного валютного фонда и Всемирного банка, тоже вовсе не благостный. Мировой ВВП увеличится в текущем году лишь на 2,8%, что значительно ниже среднего показателя в 3,8% за последние два десятилетия. Перспективы ближайших лет также невыразительны – темпы около 3% или чуть выше. При этом текущая глобальная макродинамика перегружена рисками: слабый и сильно неравномерный рост продолжается на фоне медленно снижающейся инфляции и усилившихся рисков финансовой устойчивости в pax economica. Такой «внешний контекст», естественно, требует повышенного внимания российских регуляторов.

Характерная примета 2023 года – выраженные различия «скоростных режимов» ведущих экономик мира. Полностью соответствует этому и название апрельского выпуска доклада МВФ о перспективах развития мировой экономики – «Неровное восстановление» («A Rocky Recovery»). Замедление сосредоточено в основном в странах с развитой экономикой. 90% из них отметят 2023 год снижением темпов роста с 2,7% в 2022-ом до 1,3%. Тренд, по сути, сохранится и в 2024 году, когда темп advanced economics незначительно увеличится до 1,4%.

В США, как ожидается, рост затормозится с 2,1% в 2022 году до 1,6% в текущем и до 1,1% в следующем. В Еврозоне ВВП после прошлогоднего прироста на 3,5% в 2023 году умерит темп до 0,8%, но улучшит показатель-2024 до 1,4%. В Японии рост остается стабильно низким: 1,1% в 2022-ом; 1,3% в 2023-ем, 1,1% в 2024 году. По версии МВФ, в текущем году наибольшие потери понесут экономики Германии и Великобритании, где ВВП снизится на 0,1% и 0,3% соответственно. В 2024-ом в обеих странах вероятен рост около 1%.

Развивающиеся страны и страны с формирующимся рынком, несмотря на снижение прогноза на 0,5%, в текущем и следующем годах увеличат совокупный ВВП на 3,9% и 4,2% (после 4,0% в 2022-ом). Причем в четвертом квартале-2023 рост усилится до 4,5% по сравнению с 2,8% в соответствующий период-2022.

Темпы роста Китая в 2023 году ожидаются на уровне 5,2%, в 2024-ом – 4,5% (после 3,0% в 2022-ом); Индии – 5,9% и 6,3% (6,8%). В Бразилии и Мексике после 2,9% и 3,1% в 2022 году ожидается замедление-2023 до 0,9% и 1,8% соответственно; в 2024-ом траектории разойдутся: в первом случае темп ускорится до 1,5%, во втором – продолжится снижение – до 1,6%. Для Саудовской Аравии МВФ прогнозирует падение темпа ВВП-2023 до 3,1% (более чем вдвое по сравнению с 8,7% в 2022-ом) с сохранением этого уровня в 2024 году. В Южной Африке «качели роста» еще размашистее: 2,0% в 2022-ом; 0,1% в 2023-ем; 1,8% в 2024 году.

Нелишне заметить, что, по оценке МВФ, в 2023 году половина общемирового роста придется на Индию и Китай.

В апрельском World Economic Outlook эксперты Фонда скорректировали прогноз мировой инфляции. Она будет снижаться, но медленнее, чем ожидалось – с 8,7% в 2022-ом до 7% в текущем году (по сравнению с январской версией добавлены 0,4 п.п.) и 4,9% в 2024-ом (планка поднята на 0,6 п.п.). Возвращение к целевым уровням ведущих центробанков до 2025 года представляется маловероятным. Не менее примечателен и другой вывод доклада о том, что риски для перспектив развития сильно смещены в сторону ухудшения ситуации, при этом серьезно возросла вероятность еще большего снижения темпов роста.

В вероятном альтернативном сценарии с дальнейшим стрессом в финансовом секторе рост мировой экономики снизится до примерно 2,5% в 2023 году – это самый слабый темп роста с глобального спада-2001, за исключением начала кризиса COVID-19 в 2020 году и во время мирового финансового кризиса в 2009-ом, при этом рост в странах с развитой экономикой опустится ниже 1%. «Этот вялый прогнозируемый темп связан с жестким курсом экономической политики, который необходим для снижения инфляции, последствиями недавнего ухудшения финансовой конъюнктуры, продолжением войны в Украине и ростом геоэкономической фрагментации», – подчеркивают в МВФ.

Повышение вероятности сбываемости альтернативного сценария зависит от того, в какой мере могут реализоваться несколько рисков. Во-первых, речь может идти об усилении неустойчивости в финансовом секторе глобального хозяйства. Принципиальный вопрос – являются ли недавние банкротства банков в США и Швейцарии предвестниками более системного стресса. После кризиса 2008-2009 годов кредитные учреждения и другие финансовые институты стали много стабильнее, но ряд из них столкнулись с обесценением активов вследствие резкого повышения ключевых ставок, не сумев адаптироваться к новой реальности. Регуляторы также запоздали с «ранним» распознаванием проблем.

В итоге, отмечают в МВФ, возникла опасность запуска «цепной реакции»: сокращение кредитования экономики – замедление динамики нефинансовых секторов вплоть до их срыва в рецессию – необходимость корректировок политики центробанков и ослабление усилий по борьбе с инфляцией при выборе в пользу вливания ликвидности в рынки в целях обеспечения финансовой стабильности.

В МВФ, тем не менее, предлагают решать дилемму центробанков (особенно в настоящее время, когда рынкам нужны четкие сигналы денежных властей – прим. авт.) продолжением жесткой монетарной политики, используя процентные ставки для торможения роста цен и не допуская дестабилизации инфляционных ожиданий. В то же время, если возникают риски финансовой стабильности, их следует немедленно «гасить» предоставлением требуемой ликвидности, объясняя при этом, что антиинфляционная стратегия остается неизменной. Главное – тщательно отслеживать риски банков и небанковских финансовых посредников, а также рынков недвижимости. Насколько удастся совмещать эти цели, покажет время. Для регуляторов наступила пора особой бдительности и оперативности, подчеркивают в Фонде.

Вторая группа рисков обусловлена страновыми различиями в координации действий центробанков и мер налогово-бюджетной политики. В 2022 году во многих странах последняя стала более жесткой. Три четверти экономик сокращали расходы и долговую нагрузку: средний уровень дефицита бюджета сократился с 6,6% до 4,7% (в том числе в развитых экономиках с 7,5% до 4,3%, в развивающихся остался без изменений – 5,2%). Рекомендация МВФ: там, где возможно, продолжить придерживаться практик бюджетных консолидаций, поддерживающих жесткую политику центральных банков. При этом, однако, опять-таки увеличивать при необходимости адресную помощь группам населения, наиболее чувствительным к кризису стоимости жизни.

В этих обстоятельствах, и это – в-третьих, естественно сохраняются риски неснижения и роста бюджетных дефицитов при увеличивающейся стоимости обслуживания госдолга (вследствие повышения ключевых ставок – прим. авт.).

Уровень долговой нагрузки правительств в мире в целом в 2022 году снизился с 95,5% ВВП до 92,1% ВВП (пик наблюдался в 2020-ом – 99,7% глобального ВВП). Инфляция-2022 повысила бюджетные доходы в развитых странах в среднем на 3,1% ВВП, в развивающихся – на 2,5% ВВП (у сырьевых экспортеров они были еще выше). Однако расходы продолжают расти (в качестве главных направлений в Фонде отмечают траты на оборону и поддержку высокотехнологичных отраслей – прим. авт.). В 2023 году глобальный долг, по оценкам, вырастет до 93,3% мирового ВВП, к 2028 году – до 99,6%.

Вывод экспертов МВФ неутешителен: показатели устойчивости суверенного долга продолжают ухудшаться, приобретая выраженный системный характер и актуализируя вопросы реструктуризаций. Так, 37 из 69 стран с низкими доходами уже находятся в критической долговой ситуации с высокой вероятностью долгового кризиса.

Все большую озабоченность в МВФ вызывают нарастающие риски фрагментации мировой экономики. Долгосрочные потери могут составить 7% глобального ВВП (примерно годовой объем экономик Германии и Японии). В некоторых же странах вследствие «технологической расстыковки» они могут достичь 12% ВВП. Вслед за фрагментацией мировой торговли ударами по перспективам глобального хозяйства могут стать перераспределение потоков капитала и прямых инвестиций. Как подчеркивает глава МВФ Кристалина Георгиева: «Совокупные потери по всем каналам с трудом поддаются количественной оценке, но все они ведут нас по неверному пути». В связи с этим нелишне напомнить, что, согласно прогнозам Фонда, в 2023 году темпы мировой торговли замедлятся более чем вдвое – до 2,4%, в 2024-ом поднимутся лишь к 3,5%.

Мониторинг ситуации в глобальном хозяйстве принципиален и важен для понимания ее влияния на экономику РФ по каналам внешнего спроса и валютного курса. Согласно текущей оценке МВФ, ВВП РФ в 2023 году вырастет на 0,7% (+0,4 п.п. по сравнению с январской версией). Основная причина – существенный бюджетный импульс, накладывающийся на значимое сокращение инфляции. В Минэкономразвития идут дальше, ожидая роста на 1,2% главным образом за счет восстановления потребительского спроса.

Предполагается, что реальные зарплаты увеличатся на 5,4%, реальные располагаемые доходы населения – на 3,4%, торговая розница – на 5,3%. Темпы инвестиций и промпроизводства прогнозируются заметно меньшими – 0,5% и 0,2% соответственно. Несмотря на среднегодовую цену Urals в $80,9 за баррель, экспорт сократится до $466 млрд (в 2022 году – $588,3 млрд), импорт увеличится до $313,8 млрд ($280 млрд). Профицит счета текущих операций снизится почти втрое до $81,0 млрд, что обусловит ослабление среднегодового курса рубля до 76,5 руб/$.

Эти тренды, по мнению министерства, должны в 2024 году ускорить темп ВВП вдвое, а к 2026 году довести его почти до 3%, прежде всего, за счет включения инвестиционного драйва с годовыми темпами в 3,7-4,5%.

В МВФ, впрочем, взгляд отличается от министерского. Прогноз-2024 снижен сразу на 0,8 п.п. до 1,3%. Основание – медленные темпы структурной перестройки и возрастающее влияние внешних факторов. На это обращают внимание и российские эксперты (например, в ИНП РАН). Без последовательного преодоления структурных ограничений, среди которых одно из главных – условия ведения бизнеса и качество инвестклимата, потенциальный выпуск будет оставаться низким, приближаясь на среднесрочном треке к 1% в год. Ожидания глобального замедления, представленные МВФ, – еще одно актуальное напоминание о вызовах для экономической политики РФ.

Марина Войтенко — экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net