Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

30.09.2016 | Максим Артемьев

Алексей Дюмин - тульские уроки

Алексей ДюминПосле того как Алексей Дюмин получил на губернаторских выборах около 85% голосов, он приступил к работе главы региона уже без приставки «и.о.», утвердив структуру правительства Тульской области и произведя основные кадровые назначения. Прежде, чем проанализировать первые действия нового тульского губернатора, интерес к которому подогревается систематическими вбросами в СМИ предположений о политическом будущем близкого к президенту губернатора, рассмотрим предшествующие события в регионе.

Владимир Груздев, губернатор-миллиардер, подал в отставку в начале февраля 2016 года после информационной кампании против него в федеральных СМИ. Кампания проводилась сдержанно, без «черного пиара» и распространения компромата, просто было объявлено со ссылкой на мнения «экспертов», что в рейтинге выживаемости губернаторов у него резко ухудшились позиции. Ясного объяснения его ухода так до сих пор никто и не дал. Груздев полностью контролировал ситуацию в области, местные «элиты» были ему подчинены, он провел ряд удачных пиаровских проектов, которые обеспечивали ему высокий рейтинг популярности среди жителей области в условиях отсутствия конкурентной политики. Если бы его не убрали, и он бы пошел на выборы, то есть все основания полагать, что Груздев бы получил те же 85%.

Официальная формулировка, озвученная Путиным - «по уходу за родившимся ребенком» - конечно, звучит анекдотично. В ней, кстати, отражается и отношение Кремля к Груздеву. По слухам, одной из причин отставки была неумеренная амбициозность миллиардера, претендовавшего на значительные посты в федеральной власти. Тульская область являлась для Груздева лишь ступенькой в его предполагаемом подъеме. Но ситуация изменилась – назначивший его Медведев перестал быть президентом, и новое время привлекло за собой запрос на иных героев.

Одним из них и стал Алексей Дюмин, назначение которого произвело сенсацию, куда большую, чем отставка Груздева. За истекшие почти восемь месяцев ясности в вопросе данного выбора президента также не прибавилось. Напомним, Дюмин возник как бы из «ниоткуда»: прошел лишь месяц после того, как он был назначен заместителем министра обороны. Он не только не являлся публичной фигурой, но и вообще не был известен журналистам. Бывший президентский охранник, ставший губернатором, породил многочисленные домыслы вплоть до того, что в нем увидели возможного преемника Путина.

Губернаторская кампания прошла в условиях отсутствия фактической конкуренции и какой-либо критики Дюмина в СМИ, да в социальных сетях тоже. Статус «человека президента» действовал парализующе на областную «элиту», ни о каком самостоятельном поведении местных кланов не могло идти и речи.

Первые шаги Дюмина в статусе «и.о.» и кандидата были достаточно традиционными – он привлек местных экспертов для написания программы развития области до 2021 года, чем сразу показал свое отличие от предшественника, предпочитавшего опираться на советы пришлых деятелей, и что привлекло дополнительные симпатии в имиджевом плане. Не стал он устраивать и кадровых чисток, сохранив до выборов старую команду, и привезя с собой лишь двоих молодых технократов из федеральных ведомств. Единственным крупным проектом, который Дюмин успел осуществить до избрания, стало строительство суворовского училища в Туле. Решение о нем было принято весной, а уже в конце августа училище было готово. Фантастическая быстрота реализации проекта продемонстрировала лоббистские возможности нового губернатора и уровень его поддержки в Кремле.

Кампания строилась на сквозной теме «сильного губернатора», о чем напоминали многочисленные билборды. Алексей Дюмин ездил по районам, знакомился с городами и селами его нового места работы. В отличии от Груздева, новый глава региона не старался много говорить и блистать – он вообще был куда более осторожен в словах и поступках, уважительно относясь к подчиненным, тогда как предшественник любил публично унизить и поддеть зависимых от него чиновников. В Тулу зачастили федеральные руководители, апофеозом чего стал приезд самого Владимира Путина с чуть ли не половиной правительства накануне голосования. Этот шаг стал значимым проявлением особого статуса Алексея Дюмина. При этом президент мог себя и вовсе не утруждать визитом – в исходе выборов сомнений не возникало, и этот шаг стал чем-то большим, нежели поддержка в избирательной кампании.

Параллельная думская кампания в Тульской области сюрпризов не принесла, кандидаты «ЕР» победили за явным преимуществом. Правда, в ходе нее происходили некоторые любопытные коллизии, связанные с внутрипартийными разборками, но к губернатору это отношения не имело.

Теперь у Алексея Дюмина впереди пять лет работы уже в статусе полноправного главы региона. Первым его действием, которого все ждали, стало утверждением новой структуры власти и назначение кадров своей команды. Никаких сенсаций не произошло. Он сохранил прежнюю конструкцию в виде областного правительства и утвердил старого его председателя. Груздев придумал правительство с премьером, чтобы самому не подписывать бумаг и не заниматься текучкой. Дюмину этот вариант, видимо, также подходит. С самого начала он держится весьма отстраненно от аппарата администрации, не вдаваясь в подробности его работы. Три прежних заместителя губернатора изначально монополизировали доступ к нему, блокируя поступление альтернативной информации, а сам Дюмин и не выражал особого желания знакомиться с нижестоящими сотрудниками, и что там происходит на низовом уровне - его не интересует. Это можно трактовать и как особенность управленческого стиля – максимально широкое делегирование полномочий (на контрасте с привычкой Груздева пропускать через личное собеседование всех госслужащих, вплоть до самых мелких специалистов), и как свидетельство того, что надолго губернатор здесь оставаться не намерен, и для него не принципиально, с кем работать.

Председатель правительства Юрий Андрианов, несмотря на свои шестьдесят шесть лет, и не будучи туляком (его привез Груздев как сослуживца по Анголе), сохранил должность, также как и остальные замы. Единственным новым лицом среди них стала Ирина Волкова из московской рекламной фирмы «ИМА-пресс», которой поручено заниматься пиаром администрации, но о которой нет никакой иной информации, что достаточно странно для пиарщицы. Также Дюмин сохранил «Корпорацию развития Тульской области», пригласив руководить ею Олега Липатова, бывшего вице-премьера Дагестана. Членом Совета Федерации от исполнительной власти стал нижегородец Дмитрий Савельев, бывший депутат ГД от Тульской области, который когда-то был врагом АП, боровшейся с ним на выборах 2003 года; но с тех пор он сумел найти с кремлевскими чиновниками общий язык и доказать свою лояльность и послушность. Остальные перемены в структуре власти слишком незначительны, чтобы на них останавливаться подробно.

Такой подход Дюмина к кадровой политике достаточно разумен на фоне чехарды при предшественнике, и засилья при том заезжих карьеристов и аферистов. Отсутствие «революций» всегда благоприятно сказывается на работе госорганов, по своей природе не терпящих хаоса и непредсказуемости.

Как это происходит и во всех других регионах, Дюмин презентовал программу социально-экономического развития с упором на развитие промышленности. И он, и его люди активно посещают инвестиционные форумы. Так, 30 сентября он находился на подобном мероприятии в Сочи. В условиях продолжающегося экономического кризиса, впрочем, привлечение инвестиций становится крайне затруднительным делом. Экономика Тульской области пребывает в достаточно сложном положении – при Груздеве закрылся Ревякинский металлопрокатный завод, строительство литейно-прокатного комплекса при Тулачермете вошло в затяжной кризис.

По предложению тульских экспертов-общественников вместе с созданием индустриального парка в Узловском районе (где идет строительство автомобильного завода китайской компанией «Great wall motors») планируется создать особую экономическую зону. Но и эти планы требует постоянного внимания и взаимодействия как с федеральными, так и муниципальными органами власти и зависят от общей макроэкономической ситуации в стране. Планы по созданию туристического кластера также реальны (не случайно Владимир Путин впервые посетил именно «Ясную Поляну», которую за последние десятилетия стали забывать, тогда как в советские времена она имела всесоюзную известность и туда возили высокопоставленных иностранных гостей), рекреационный потенциал области весьма значителен, но аналогично определяются трендами, которые не во власти региона.

В целом, «обкатка» путинского любимца в регионе происходит весьма успешно: Алексей Дюмин получает богатый и разнообразный опыт руководства сложными системами, учится работать в политическом поле, выступать публично, решать проблемы экономики и социальной сферы. Если эта тенденция продолжится, а планы верховного главнокомандующего не поменяются, что через два-три года его выдвиженец сможет претендовать на что-то более значимое.

Максим Артемьев - политолог и журналист

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Победа Эмманюэля Макрона на президентских выборах и его партии “Вперед, Республика!” привела в Национальное собрание огромное количество новых депутатов, не очень разбирающихся в парламентской деятельности. 418 из 577 депутатов никогда не заседали в Национальном собрании, то есть три четверти всего состава нижней палаты парламента.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net