Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Итоги первого тура при условии отсутствия форс-мажорных обстоятельств ведут к тому, что второй тур выглядит техническим. Все ключевые социологические центры Франции прогнозируют уверенную победу Эммануэля Макрона с результатом выше 60% (62-66%), в то время как Марин Ле Пен может получить от 33% (Harrys, 18-20 апреля) до 40% (Ifop, 24 апреля).

Бизнес, несмотря ни на что

28 марта стало известно, что Сбербанку удалось продать свою украинскую дочку. Покупателями выступили Norvik Banka Григория Гусельникова и бизнесмен Саид Гуцериев (через белорусскую компанию), который получит контроль в «Сбербанк» Украина. Сразу появления этой новости отделения банка в Украине были разблокированы.

Интервью

Химическая атака в провинции Идлиб и последовавший за ней ракетный удар США по авиабазе правительственных войск в Сирии серьезно изменили ситуацию в стране. О подоплеке произошедших событий и их последствиях в беседе с «Политком.RU» размышляет известный российский востоковед и исламовед, эксперт института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Выборы

18.04.2017 | Владимир Чернега

Навстречу развязке: беспрецедентная конфигурация первого тура французских выборов

Франция, Эйфелева башняЗа несколько дней до первого тура выборов французские СМИ подчеркивают «беспрецедентный» характер сложившейся ситуации, имея в виду, что на выход во второй тур, впервые в истории Пятой республики, претендуют сразу четыре кандидата – лидер крайне правого «Национального фронта» М. Ле Пен, бывший социалист, «независимый» кандидат Э. Макрон, представитель партии «Республиканцы» Ф. Фийон и лидер крайне левого крыла Ж-Л. Меланшон.

Действительно, после того, как на телевизионных экранах появились все одиннадцать утвержденных Конституционным советом кандидатов, избирательные рейтинги ведущей двойки – М. Ле Пен и Э. Макрона – упали с 28-29% до 22-23%, рейтинг Ж-Л Меланшона поднялся с 13% до 20%, в то время как рейтинг Ф.Фийона, начинавшего как бесспорный фаворит гонки, в результате череды коррупционных скандалов колеблется в пределах 18-20%. Напротив, официальный кандидат Социалистической партии Б. Амон опустился с 10-11% до 7-8%

Одним из факторов, предопределивших эти изменения, явилось наличие среди кандидатов «второго эшелона» ярких персонажей с радикальными программами, на фоне которых «потускнела» даже М. Ле Пен, изображаемая своими противниками как «главная популистка» страны. Достаточно упомянуть Ф. Асселино, бывшего высокопоставленного чиновника и лидера крошечного Республиканского народного союза. Он выступает с еще более «патриотических» позиций, чем М. Ле Пен, обещая безоговорочный выход Франции из ЕС и НАТО, прекращение ориентации ее внешней политики на США, восстановление национальной валюты франка, национализацию всех предприятий с государственным участием, «возвращение власти народу» через прямую демократию, в частности, «референдум народной инициативы», конституционный запрет повышения возраста выхода на пенсию с одновременным повышением самих пенсий и т. п. Между тем М. Ле Пен предлагает, например, вывести Францию лишь из объединенного командования НАТО, а вопросы о членстве страны в ЕС или о возвращении к франку решать только путем референдума. Но она по-прежнему занимает очень жесткую позицию по проблеме мигрантов, в частности, из мусульманских стран, называя их угрозой национальной идентичности французов и даже инструментом «глобализаторов», стремящихся разрушить нации и государства. Ф. Асселино, напротив, выступает за то, чтобы все, кто проживают во Франции, сосуществовали «в мире и согласии».

Как показывают опросы общественного мнения, кандидаты-радикалы из упомянутого «второго эшелона» не имеют шансов пройти во второй тур. Но они успешно отбирают голоса у М. Ле Пен, Э. Макрона и Ф. Фийона. Вместе с тем само появление этих кандидатов на политической авансцене лишний раз подтверждает раскол и дезориентацию французского общества. Причины этого известны – непреодоленный экономический и социальный кризис, миграционный кризис, чувство небезопасности, вызванное исламистскими террористическими актами и в целом ростом преступности, возросшее разочарование в европейской интеграции и недоверие к США, доминирующих в НАТО, а внутри страны – все более критическое отношение к «истеблишменту». Лучше всех воспользовался этой ситуацией Ж-Д. Меланшон, большинство лозунгов которого совпадают с установками Ф. Асселино. Но бывший министр образования при Ф. Миттеране, лидер движения «Непокоренная Франция» во-первых, позиционирует себя значительно шире –в качестве «универсального гуманиста», «пацифиста» и «экологиста» и «борца с системой каст и привилегий». Он называет взгляды М. Ле Пен «обскурантистскими» и предлагает например, узаконить пребывание в стране всех нелегальных мигрантов.

Во-вторых, Ж-Л. Меланшон обладает несомненной харизмой, позволяющей ему собирать огромную аудиторию на митингах и в социальных сетях. Перспектива его выхода во второй тур вместе с М. Ле Пен пугает французский «истеблишмент» до такой степени, что президент Ф. Олланд решил лично поучаствовать в кампании, направленной на предотвращение такого исхода борьбы в первом туре. Он, в частности, обличает «упрощенный» подход Ж-Л. Меланшона к проблемам внутренней и внешней политики, например, его обещания заменить Пятую республику парламентским режимом («Шестая республика»), установить налог в 100% на доходы свыше 400 тыс. евро в год или предложение созвать общеевропейскую конференцию с участием России для обсуждения вопроса о границах между государствами континента.

В связи с этим стоит отметить, что неолиберальные элиты, доминирующие в истеблишменте и в СМИ и стремящиеся в основных чертах обеспечить преемственность нынешнего внешнеполитического и внутреннего курса, лишь частично обновив его, до сих пор достаточно успешно вели дело к дуэли во втором туре между «своим» кандидатами Э. Макроном и М. Ле Пен. Согласно всем опросам общественного мнения, в этом случае Э. Макрон одерживал убедительную победу. Единственный, кто в начале избирательной кампании мог помешать осуществлению этого сценария, был Ф. Фийон. Последний тогда имел шансы не только выйти во второй тур, но и победить в нем. Это обеспечивалось, с одной стороны, его достаточно сбалансированными программными установками, сочетающими либерализм в экономике, поддержку глобализации и европейской интеграции, сохранение членства Франции в НАТО с некоторыми голлисткими лозунгами (большая независимость по отношению к США, улучшение отношений с Россией), а также с одновременным признанием светскости государства и уважением к католической традиции и с осторожным отношением к приему мигрантов. С другой стороны, по мнению многих избирателей, именно Ф. Фийон, бывший депутат, министр и премьер-министр, в наибольшей степени обладает чертами государственного деятеля.

Э. Макрон, как известно, построил избирательную стратегию на позиционировании себя «прогрессистом» (в этом ему помогает возраст - 39 лет), который противостоит «консерватизму», по его мнению, олицетворяемому в том числе и особенно Ф. Фийоном. Между тем большинство их лозунгов в экономической и внешнеполитической областях являются сходными. Но стоит подчеркнуть, что Э.Макрон является еще более убежденным приверженцем глобализации, европейской интеграции и НАТО, он – за сохранение тесных связей с США и, после некоторых колебаний, за «твердую позицию» в отношении «России Путина». Иммиграция, по Э. Макрону, является «естественной частью» процесса глобализации, соответственно, приоритетом является не ее ограничение, а интеграция мигрантов в общество (что, кстати, требует, помимо прочего, «приглушения» католической специфики Франции). В ряду «прогрессистских» установок Э. Макрона нужно отметить также стремлении превзойти «устаревшее» деление политических сил страны на «левых» и «правых», обещание «демократизовать» французские элиты (для этого он предлагает реформировать школьное образование и усилить роль обычных университетов), сведение всех пенсионных систем в единую систему (что покончило бы с привилегиями в этой области ряда категорий, в частности, чиновников) а также придание приоритетного характера переходу страны на цифровые технологии.

Следует напомнить, что Э. Макрон, практически неизвестный широкой публике до своего назначения в 2014 году министром экономики, промышленности и цифровых технологий (он ушел с этого поста в 2016 году), сразу же после выдвижения им своей кандидатуры на пост президента стал любимцем «мейнстримовских» СМИ Франции, особенно ведущих телевизионных каналов. Его стремительный взлет в опросах общественного мнения позволил некоторым экспертам говорить о «медийном пузыре», а также об успешном использовании самых передовых избирательных технологий. Как представляется, в этих отзывах недооцениваются, с одной стороны, прогрессистская, синтетическая программа Э. Макрона, объединившая ряд левоцентристских, правоцентристских и право-либеральных установок, с другой стороны, бойцовские качества, которые он демонстрирует в ходе избирательной кампании.

Но хватило бы ему этого, чтобы победить «политического тяжеловеса» Ф. Фийона? Именно этот вопрос дал основание и самому Ф. Фийону, и ряду его сторонников говорить о «заговоре», организованным с целью его устранения из избирательной гонки неким «центром» в аппарате президента Ф. Олланда. Имеется в виду прежде всего уголовное преследование Ф. Фийона французской финансовой прокуратурой по известному обвинению в фиктивном найме своей супруги в качестве помощницы депутата (самого Ф. Фийона, а затем, после вхождения последнего в правительство, его «заместителя» на этом посту). Но к нему добавились расследования по другим делам, например, о подаренном близким другом-адвокатом костюме на сумму в 13 тыс. евро, о котором он не заявил в службу по этике Национального собрания Франции.

Был ли на самом деле заговор? С одной стороны, Франция является правовым государством и здесь не принято давать указания правоохранителям о том, как им вести то или иное дело. С другой стороны, Ф. Фийон, принадлежащий к «элитной касте», которая живет ,по известному высказыванию Дж. Оруэлла «все животные равны, но некоторые из них равнее», явно не учел эволюцию французского общества в последние два-три десятилетия. Сокращение разрыва между богатыми и бедными (с 16 до 7 раз), принадлежность более 60% французов к среднему классу со сходными стандартами жизни, тот факт, что эти люди могут на легальные доходы обеспечить себе приличное жилье, качественные услуги здравоохранения, дать хорошее образование своим детям, нормально отдыхать, одеваться, питаться и т.д., привели к тому, что коррупция на этом уровне, то есть среди большинства населения, практически исчезла. Одновременно возросло антикоррупционное давление общества на элиты, не желавшие отказываться от коррупционных привычек и привилегий.

При всем этом не может не поражать то, с какой скоростью обычно медлительная французская правоохранительная машина реагировала на регулярно появлявшийся в газете «Канар аншене» компрометирующие материалы на Ф. Фийона. Да и само появление некоторых материалов, например, о подаренном костюме, о котором знал очень узкий круг людей, заставляет задаться вопросом, не поставляли ли эту информацию некоторые государственные структуры. В этом же ряду- регулярные «утечки» сведений, которые составляют тайну следствия. В более широком плане стоит упомянуть откровения бывшего генерального прокурора Парижа Ф. Франкетти о «нездоровой смычке» между определенными политическими кругами, СМИ и правоохранителями, порождающей подобные утечки в политических целях. Как бы то ни было, позиции Ф. Фийона оказались существенно ослабленным, что, как сейчас ясно, лишь усложнило общую ситуацию. В то же время в последнюю неделю его избирательный рейтинг несколько поднялся. Многое будет зависеть от того, сумеет ли он в оставшееся время склонить на свою сторону неопределившихся избирателей, которых все еще насчитывается более трети.

Таким образом, ситуация перед первым туром выборов действительно является «беспрецедентной». Но принесет ли она сюрпризы, станет ясно только после голосования 23 апреля.

Владимир Чернега - консультант Совета Европы, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, доктор юридических наук, Чрезвычайный и Полномочный Посланник (г. Страсбург, Франция)

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Без мощной команды в современном мире не обходится ни один руководитель страны. Особенно это относится к руководителю такой страны, как Соединенные Штаты. Но кто же представляет собой опору для нынешнего президента США? Кто подставляет плечо в трудные для него моменты и кому удается (и удается ли) в значительной мере влиять на Дональда Трампа в вопросе принятия тех или иных решений? Начнем по порядку, ведь дьявол, как говорится, в деталях.

Центр политических технологий представляет Третий выпуск рейтинга влиятельности российских политиков - «Политический класс России».

11-12 апреля состоялся первый визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Москву. Визиту предшествовало обострение российско-американских отношений из-за химической атаки в Сирии, после чего переговоры оказались на грани срыва. До последнего момента также было не ясно, примет ли Тиллерсона Владимир Путин. В итоге встреча с президентом России все же состоялась, однако общие итоги подтверждают заметное ухудшение двусторонних отношений, что констатировали обе стороны.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net