Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Кавказ

25.04.2014 | Сергей Маркедонов

Соболезнования Эрдогана: риторический прием или новый шаг к нормализации?

«24 апреля - день, который имеет особое значение для армянских граждан нашей страны и всех армян мира». Если не знать, кому принадлежит процитированный выше отрывок, то его можно было бы принять за фрагмент из выступления американского, российского или французского политика или общественного деятеля, обратившегося по той или иной причине к трагическим событиям 1915 года.

Именно в день 24 апреля 99 лет назад представители армянской элиты Стамбула были арестованы, а затем депортированы. Это событие многие историки, как в Армении и в «спюрке» (диаспоре), так и те, кто не имеет армянского этнического происхождения, рассматривают, как отправную точку для геноцида армян в Османской империи. Стоит оговориться, что такая трактовка событий вызывает и академические, и политические споры. Не все согласны с использованием термина «геноцид» для характеристики трагических событий того времени. Напротив, среди тех, кто готов использовать данное определение (справедливо ссылаясь на его автора, юриста Рафаэля Лемкина, ссылавшегося на трагедию армян Османской империи, как основополагающий пример геноцида наряду с Холокостом), есть сторонники расширения хронологических рамок трагедии (с 1890-х до 1923 года). Как бы то ни было, а день 24 апреля 1915 года стал трагическим символом прошлого, оказывающим влияние на актуальную политику.

Вернемся, однако, к цитате. Интрига здесь состоит в том, что приведенный выше фрагмент - это слова премьер-министра Турецкой Республики Реджепа Тайипа Эрдогана. Главы правительства страны, которая последовательно проводила политику отрицания геноцида армян. И не просто отрицания, но и жесткой привязки своего курса на международной арене к позиции других стран по «армянскому вопросу». Для такого подхода было несколько оснований.

Так, по мнению известного турецкого историка Халила Берктая, «Республика не несет ответственности за эти события… Турция сегодня может сказать одну очень простую вещь: республика была основана в 1923 году. Эти события произошли в 1915 году. Армия Турецкой республики и ее государственные институты не причастны к этим событиям. Турецкая республика — это новое государство. С правовой точки зрения, она не является преемницей ни османского правительства, ни правительства партии "Единение и прогресс" (известная, как "младотурки" — С.М.)». Во-вторых, долгие годы, Анкара, выстраивая турецкую идентичность, старалась не делать акценты на этническом многообразии страны. И хотя в последние годы политика страны на этом направлении существенно изменилась (она стала существенно мягче в отношении к этническим меньшинствам) по сравнению с правлением кемалистов, тема «единства» и национальной сплоченности крайне важна для республиканского правительства. Особенно на фоне того недовольства политикой Эрдогана, которое нарастает, как внутри страны, так и за ее пределами. В-третьих, турецкие власти всегда опасались прецедентов. Геноцид армян имеет широкое международное признание. Но помимо него введены в политико-правовой оборот дискуссии о геноциде греков и ассирийцев. 24 февраля 1994 года парламент Греции единогласно проголосовал за признание дня 19 мая (в этот день в 1919 году Кемаль Ататюрк высадился в Самсуне) днем геноцида малоазийских греков. Впоследствии аналогичное решение приняли Кипр и Швеция, которая также признала и геноцид ассирийцев. Естественно, «курдский вопрос», являющийся, среди других, камнем преткновения в отношениях между Анкарой и Брюсселем также имеет различные интерпретации, которые трудно назвать благожелательными по отношению к Турции ее политике.

Как бы то ни было, а в апреле 2014 года глава турецкого правительства выразил свои соболезнования потомкам жертв 1915 года: «Мы желаем, чтобы души армян, погибших в событиях начала ХХ века, покоились с миром, а их внукам передаем свои соболезнования». По словам Эрдогана, «нельзя отрицать, что последние годы существования Османской империи для миллионов ее турецких, курдских, арабских, армянских и других подданных, вне зависимости от их религиозной и этнической принадлежности, были сложным периодом, наполненным горькими событиями».

Многие обозреватели (в особенности в Турции) уже поспешили назвать это высказывание уникальным и поворотным. Ясное дело, без эмоций в таких оценках трудно обойтись. Но в столь тонких и чувствительных вопросах крайне важны детали и нюансы. В этой связи стоит отметить, что ранее, в ноябре 2011 года турецкий премьер приносил публичные извинения по поводу по поводу т.н. «Дерсимской резни» (события 1937-1938 гг., когда турецкие войска жестоко подавили курдское восстание). Выступая по телевидению, Эрдоган заявил тогда: «Если есть необходимости принести извинения от имени государства, и если такая практика описана в книгах, я извинюсь, и я приношу извинения». Глава правительства Турецкой республики назвал «Дерсимскую резню» «одним из самых трагичных событий в истории страны». Но если сравнивать его оценки 2011 и 2014 годов (сказанные по различным трагическим поводам исторического прошлого), то нельзя не заметить, насколько более сдержанным был премьер Турции по «армянской теме». Он не столько извинялся, сколько приносил свои соболезнования. И в оценке событий 1915 года у него присутствовало куда больше релятивизма. Премьер упомянул армянскую трагедию в контексте трагических событий для курдов, арабов, турок (тем самым, стараясь не выделять ее в качестве особого уникального случая). При этом, по его мнению, день 24 апреля «представляет ценную возможность для свободного обмена мнениями в отношении исторических событий». Ничего подобного про дерсимские события сказано не было. И политически такой контекст объяснений понятен. Курды - это важный сегмент сегодняшней Турции, в то время как армяне - это, скорее внешнеполитический контекст отношений не столько даже с независимой Арменией, сколько с Западом и Россией. Если курдских граждан Турции нужно делать лояльными и от этого зависит состоятельность республики и ее целостность, то «армянский вопрос» в этом плане не имеет критической важности. Нормализация отношений с Ереваном ценна для Анкары не сама по себе, а в более широких внешнеполитических форматах.

Думается, эти детали и нюансы не могли уйти от внимания представителей армянской диаспоры (которую многие эксперты называют «диаспорой одного вопроса», поскольку для нее трагедия 1915 года является цементирующей основой), политиков и граждан Армении. Многие представители армянства заявили о том, что соболезнования Эрдогана – это паллиатив, который не разрешает ни одного ключевого вопроса во взаимоотношениях между турками и армянами. И премьеру Турции был высказан широкий круг претензий, начиная от недавних событий в Сирии до провала попыток нормализации отношений между Турцией и Арменией. О том, что такое дискурс геноцида в Армении блестяще написал политолог и историк Александр Искандарян: «Сказать, что вопрос признания геноцида является предметом внутриполитических разногласий, было бы неверно, так как в армянском политическом ландшафте нет сколько-нибудь существенных политических сил, рассматривающих эту проблему другим образом». С еще большим основанием необходимо применить данную формулу к диаспоре.

И все же, если максимально отрешиться от эмоций, то нельзя не заметить, что политика - искусство возможного. И в этих рамках Эрдоган за долгие годы своего премьерства сделал не так уж мало. Взять хотя бы его поведение в 2007 году после убийства армянского журналиста из Турции Гранта Динка. Тогда это преступление именно премьер-министр Турции назвал «вызовом для всей турецкой нации». Можно вспомнить также (со всеми возможными оговорками) и о восстановительных работах на территории армянского средневекового монастыря на острове Ахтамар. Важным фактом была и публикация в Турции работ армянских, американских и европейских авторов, в которых напрямую затрагивается тема геноцида. Еще за несколько лет до премьерства Эрдогана такое представить себе было просто невозможно. Вряд ли при имеющихся условиях любой на его месте сделал бы больше (если, конечно, не предаваться фантазиям по поводу того, что турецкие политики в одночасье смогут согласиться на оценки прошлого, принятые в армянском мире). Добавим ко всем перечисленным сюжетам фактор Азербайджана. Для Анкары он играет не только внешнеполитическую, но и внутриполитическую роль. Немало турецких граждан имеют азербайджанское происхождение или родственные связи с прикаспийской республикой. Любой политик в Анкаре не сможет этот фактор игнорировать. Армяно-турецкая нормализация застопорилась по многим причинам. Но одной из наиболее важных была невозможность «развода» нагорно-карабахского урегулирования и взаимоотношений Еревана и Анкары.

В любом случае слова Эрдогана (как бы кто к ним ни относился) не выглядит случайностью. В 2014 году отмечается сто лет с начала Первой мировой войны, которая стала фатальной для Османской империи и дала толчок будущему национальному республиканскому проекту Турции. Через год и в Турции, и в Армении будут многие дискуссии пройдут под знаком воспоминаний о трагических событиях 1915 года. Обращение к прошлому актуализирует сегодняшние реалии. А они далеко не блестящи, если говорить об отношениях двух соседей – Турции и Армении. Сухопутная граница закрыта, начиная с 1993 года. Нет железнодорожного сообщения. Армения исключена из многих региональных проектов с участием Турции, Грузии и Азербайджана. И в нагорно-карабахском конфликте Анкара поддерживает своего стратегического союзника Баку. Все попытки обойти стороной этот сюжет, предпринимаемые Ереваном, а также странами-посредниками в процессе нормализации, не увенчались успехом.

Какой же смысл инициировать обсуждение возможных путей двусторонней нормализации? На наш взгляд, их несколько. Анкара будет стремиться выстроить свою позитивную программу действий на армянском направлении. И пытается сделать это заблаговременно. Не надо быть Кассандрой, чтобы понять: общественное мнение на Западе ближе к 2015 году будет поднимать вопрос о новом имидже Турции, ее соответствии стандартам Евросоюза. В этом плане Анкара стремится продемонстрировать наличие собственной мотивации к улучшению двусторонних отношений с Ереваном. На саму же нормализацию есть определенный запрос. Естественно, не ценой уступок и ущемления своих национальных интересов. Отсюда и готовность прощупать почву, посмотреть реакцию ключевых игроков и, что называется, «сверить часы». Думается, ближе к 2015 году время от времени нечто схожее будет звучать из уст представителей Турецкой Республики. Не только министров, но и депутатов, а также влиятельных экспертов. Впрочем, далеко не факт, что все это приведет к конкретным результатам. Сами же результаты не в последнюю очередь будут зависеть от нагорно-карабахской динамики, которую не следует терять из виду, несмотря на ее сегодняшнее пребывание в тени украинского кризиса.

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net