Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

19.01.2017 | Александр Ивахник

Ядерная сделка Трампа: реакция Москвы

Ядерная сделка Трампа: реакция МосквыКремль с нетерпением ждет инаугурации Дональда Трампа, надеясь на принципиальное улучшение в российско-американских отношениях. А Трамп продолжает вбрасывать в публичное пространство новые идеи о возможных направлениях взаимовыгодного сотрудничества с Россией – на этот раз в сфере сокращения ядерных арсеналов, причем избранный президент связал эту перспективу с возможностью отмены антироссийских санкций. Однако эта идея не вызвала в Москве большого энтузиазма.

Напомним, ранее Дональд Трамп говорил о том, что санкции против России могут быть отменены или ослаблены в случае, если Москва проявит готовность объединить усилия в Вашингтоном в борьбе против «Исламского государства», которое запрещено и в России, и в США как террористическая организация и воспринимается Трампом как главная угроза национальной безопасности. О ядерном же оружии Трамп упоминал редко и совсем в другом контексте.

Так, в конце декабря немалый шум вызвало высказывание избранного президента в его знаменитом микроблоге в Twitter о необходимости усиления американского ядерного потенциала. «США должны значительно укрепить и расширить свои ядерные возможности, пока в мире приходят к общему пониманию, что делать с ядерными бомбами», – написал Трамп. Сразу после этого будущий пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер попытался рассеять тревогу, возникшую в связи с перспективой новой гонки ядерных вооружений. По его словам, Трамп просто сделал предостережение России и Китаю, планирующим увеличить свой ядерный потенциал. А в апреле 2016 года, в ходе праймериз в Республиканской партии Трамп поделился нетривиальными взглядами по поводу режима нераспространения ядерного оружия. Он допустил возможность получения ядерного оружия союзниками США на Дальнем Востоке – Японией и Южной Кореей. «Для нас было бы лучше, если бы Япония сама защищала себя от этого маньяка в Северной Корее. Было бы лучше, если бы Южная Корея начала бы защищать себя», – сказал Трамп журналисту CNN.

И вот теперь накануне инаугурации Дональд Трамп совершил разворот в сторону необходимости ограничения ядерных вооружений. Возможно, ему подсказали, что если уж упоминать о намерении улучшить отношения с президентом Путиным, то лучше говорить о такой беспроигрышной теме, как ядерное разоружение. Тем более что администрация Обамы не раз предлагала России начать переговоры о новом договоре по сокращению стратегических ядерных вооружений, но не встречала поддержки в Москве. В интервью британской газете The Times и немецкой Bild в воскресенье, 15 января будущий президент заявил, что предложит России сделку по сокращению ядерных сил в обмен на отмену антироссийских санкций. «Они ввели санкции против России – давайте теперь посмотрим, сможем ли мы заключить с Россией несколько хороших сделок. Я считаю, что ядерного оружия должно быть меньше, оно должно быть существенно сокращено. Это один момент. А другой: Россия очень страдает сейчас из-за санкций, и я полагаю, что-то можно сделать для того, чтобы это было выгодно людям».

Нельзя не заметить, что «свежая» идея Трампа предельно обща, полностью лишена конкретики. А связка между заключением нового ядерного соглашения и отменой санкций не сулит Москве скорого освобождения от санкционного бремени – ведь переговоры по сокращению вооружений носят крайне сложный технический характер, требуют согласования множества деталей и длятся годами. С точки зрения скорейшей отмены антироссийских санкций США (а с этим очевидно связана и вероятность отмены европейских санкций), для Москвы гораздо более перспективно вовлечение Вашингтона в совместные действия по борьбе с исламистским терроризмом в Сирии. Тем более что после взятия Алеппо и значительного укрепления позиций президента Башара Асада Россия может направить больше усилий на борьбу непосредственно с ИГИЛ. Не случайно Кремль сразу согласился с предложением Турции привлечь к межсирийским переговорам в Астане Соединенные Штаты.

Что касается проблематики ядерного разоружения, то независимые эксперты считают, что имеющиеся в настоящее время арсеналы сил ядерного сдерживания России и США избыточны с точки зрения обеспечения национальной безопасности. Сейчас Россия имеет 1796 ядерных боеголовок, США – 1367. Зато у Америки преимущество по развернутым стратегическим носителям: она имеет 681 носитель, а Россия – 508. Согласно заключенному в 2010 году при администрации Обамы договору о сокращении наступательных вооружений СНВ-3, к концу 2017 года общее число боезарядов каждой из сторон должно быть сокращено до 1550 единиц, средств доставки – до 700 единиц. Действие договора СНВ-3 истекает в 2021 году, однако он допускает возможность продления еще на пять лет. Острой темой является также судьба Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), подписанного США и СССР в 1987 году. Москва и Вашингтон обвиняют друг друга в нарушении этого договора, и есть опасение, что стороны могут выйти из него.

Один из наиболее авторитетных российских экспертов, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов, комментируя «Независимой газете» идею Трампа, отметил, что она является чистой импровизацией. «В то же время, – считает эксперт, – если Трамп и вправду готов к переговорам по сокращению ядерных вооружений, то надо здесь проявить активность, пользуясь, в частности, тем, что ни сам избранный президент, ни его команда ничего в этом не понимают, не знают истории. Россия как страна ответственная, которая, будучи преемницей Советского Союза, десятилетиями занималась этими вопросами, имеет все основания взять инициативу в свои руки. Если Трамп к этому готов, мы можем взять в руки дальнейший ход развития событий – и по ограничению ядерного вооружения, и по его нераспространению».

Однако оценки официальных российских властей были куда более сдержанными. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил журналистам: «Давайте все-таки наберемся терпения, дождемся момента вступления господина Трампа в должность действующего президента США и потом уже будем давать оценки тем или иным инициативам». Председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев в комментарии «РИА Новости» отметил: «Отмена санкций для России – точно не самоцель. И даже не стратегическая цель, ради которой надо чем-то жертвовать, тем более в сфере безопасности. Мы считаем их дурным наследием уходящей команды Белого дома, которое нужно отправить вслед за ней в историю».

Наконец, глава МИД РФ Сергей Лавров на большой пресс-конференции 17 января, касаясь предложения Дональда Трампа о сокращении ядерных арсеналов в обмен на отмену санкций, подчеркнул, что обсуждение стратегического паритета должно касаться всех относящихся к нему вопросов, а не только ядерной проблематики. «Это и неядерные, в том числе гиперзвуковые, вооружения, которые способны доставать любую точку земного шара без ядерных боеголовок, это программа противоракетной обороны, которая меняет стратегический баланс, и здесь необходимо сделать так, чтобы изменения стратегического баланса не привели к дестабилизации обстановки», – отметил Лавров.

Похоже, для российского руководства вопросы ограничения стратегических ядерных вооружений не являются приоритетными в плане выстраивания двусторонних отношений при новой администрации США. Тем более что Россия сейчас осуществляет программу массированной модернизации своих ядерных систем. И российские военные, и Кремль уже давно настаивают на взаимоувязке дальнейшего сокращения сил ядерного сдерживания с проблемой размещения Соединенными Штатами глобальной системы ПРО. Но дело не только в этом.

Для российского руководства обладание на пару с США ядерным арсеналом, далеко превосходящем соответствующие потенциалы всех прочих членов ядерного клуба, – основной фундамент претензий на роль глобальной державы, формирующей мировую повестку дня и новые правила мирового порядка. Собственно, никаких других оснований для подобных претензий и нет. Экономика России слаба и не динамична. Усиливается технологическое отставание страны. Зато растет военная мощь – как в сфере обычных, так и ядерных вооружений, а вместе с ней готовность участвовать в вооруженных конфликтах, в том числе далеко от российских границ.

Это не значит, что проведение результативных переговоров России и США по сокращению стратегических ядерных вооружений в принципе невозможно. Такая перспектива может появиться, но лишь в том случае, если Дональд Трамп оправдает возлагаемые на него Кремлем надежды и будет строить двусторонние отношения на прагматичной основе конкретного учета взаимных интересов.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net