Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

28.01.2010 | Борис Макаренко

Публичная политика по-американски

«Новоизбранный коммунистический губернатор выступил в областной Думе с реакцией КПРФ на президентское послание». В этой фразе все неправильно. Губернаторы в России не избираются – даже правоверные члены «Единой России». Единственный остающийся губернатором коммунист уже два года как приостановил членство в Компартии, хотя и поклялся «оставаться коммунистом до конца». Официального ответа оппозиции на президентское послание никто не ждет – тем более, его оглашения в стенах регионального парламента. К чему я все это? К постоянно обновляющемуся жанру публичной политики в США.

На послание Президента Обамы в Конгрессе спустя считанные минуты последовал ответ Республиканской партии – его огласил в Генеральной ассамблее штата только что вступивший в должность губернатор Вирджинии Боб Макдоннелл.

«Наш ответ президенту» у американской оппозиции – жанр относительно новый, и попытки прошлых лет – и у демократов, и у республиканцев - единодушно оценивались как неудачные, особенно провальной считается прошлогоднее выступление республиканского губернатора Луизианы Джиндала против находившегося еще на пике популярности Обамы в феврале 2009. К вчерашнему выступлению республиканцы готовились тщательно. Впервые они пошли на максимально «зеркальное» по жанру действо. Макдонелл (впервые!) выступал не просто перед телекамерами, а в зале законодательного собрания – с креслами, флагами и прочими атрибутами власти, перед солидной аудиторией. Сам Макдонелл – не то что бы клон Обамы, но чем-то на него похожий: только что избранный, моложавый, победивший в трудной кампании под лозунгом «преодоления партийных различий», способный на улыбку и юмор. Даже жену и сыновей губернатор «ввернул» в свое выступление – что до сих пор делали только президенты (и сделал Обама в своей речи). Отметил готовность общаться с избирателями через Интернет и социальные сети – скрытый ответ на электронную переписку Белого Дома с обращениями граждан и заявленные планы общения Обамы с «нацией и миром» в YouTube.

Имиджевая конкуренция – вещь важная, но американским политикам не привыкать искать новые формы соревнования с оппонентами в публичном пространстве. Важнее изменение характера конкуренции. Два фактора – антикризисная политика и реформа здравоохранения – привели к существенному повышению градуса противостояния в американском обществе. Они не просто обострили борьбу за ресурсы – естественную функцию политики – но затронули глубинные культурные и идеологические архетипы. Парадокс в том, что Обама в 2008 – равно как и его сегодняшний республиканский оппонент – вели свои победные кампании под лозунгами политики поверх партийных водоразделов (и Обама немало говорил об этом и в своем послании) – но жизнь и логика политической борьбы заставляют их партии следовать обостряющимся противостояниям и играть на них. Отсюда и политическая острота, в характеристике Обамы: «В Вашингтоне сейчас каждый день – день выборов».

Кому давать в кризис деньги – банкам или малому бизнесу? Где, как и за чей счет создавать рабочие места? Готовы ли американцы терпеть повышение государственных расходов, чтобы обуздать рост дороговизны медицинских страховок и усугубляемое ими социальное расслоение (американцы склонны к естественному ответу – не готовы, но обуздать надо)? Что дать бедным и надо ли что-то отнимать у богатых? Сложившиеся веками недоверие американцев к «большому правительству» и попыткам ограничить частную инициативу даже у большого бизнеса входят в противоречие с новыми реалиями, вызванными кризисом. Дурная весть для Обамы – падение популярности и поддержки многих инициатив не только среди республиканцев (что очевидно), но и среди независимых избирателей. Обама маневрирует как может и несет имиджевые потери. Чтобы «пропихнуть» реформу здравоохранения, он пошел на противостояние и с консерваторами (которые очень умело играют на «американских инстинктах» населения), и с либералами, которые осуждают президента за компромиссы и уступки (а как без них получишь голоса центристов в Конгрессе?). И почти победил, да тут потерял одно место в сенате, и республиканцы получили возможность не провалить, но максимально затянуть рассмотрение этого законопроекта. В публичной политике президент по-прежнему хорош. Он и заявляет, что готов принять любой законопроект, который достигнет тех же целей, и стыдит республиканцев за то, что теперь без «супербольшинства» невозможно провести ни один закон. А главное, повторив весь набор своих аргументов и напомнив, сколько лет никому не удавалось реформировать систему здравоохранения, призывает: «Не бросайте реформу сейчас, когда мы уже почти у цели». Его республиканский оппонент в ответной речи лишь повторил стандартный набор паллиативных решений, которые мало что изменили за последние десятилетия. Республиканцам вряд ли поверят – но вырастет ли поддержка реформы Обамы?Публичная политика – тем более в эпоху кризисов и реформ – редко бывает белой и пушистой. Обама не упустил ни одной возможности повесить всех собак на своих республиканских предшественников (сделав, правда, важнейшее исключение про 11 сентября), оба «ньюсмейкера» - и республиканский и демократический – продолжая клеймить межпартийные расколы, усугубляют их каждым своим шагом. Даже в мелочах: решив дать ответ президенту с трибуны законодательного собрания, республиканцы «забыли» пригласить на это заседание своих коллег, демократических членов Генеральной Ассамблеи Вирджинии: те узнали о готовящемся событии лишь из Интернета (и почти никто не пришел, так что имитация оказалась неполной). А доверие либеральной части американцев Обама пытается вернуть тоже политическим трюком – обещанием полностью легализовать службу гомосексуалистов в вооруженных силах: это было «фирменное» обещание Клинтона в 1992, но реализовал он его лишь частично, установив правило: «Тебя не спрашивают [про твою ориентацию] – а ты не говоришь о ней». Так что Конгрессу предстоит еще одна битва на «ценностном поле». В завершение своей речи Обама сказал: «Демократия в стране с трехсотмиллионным населением может быть шумной, суматошной и сложной. Пытаешься сделать большие вещи и большие перемены – она разогревает страсти и противоречия».

После речи президента рейтинг его одобрения подскочил на 18 пунктов (опрос был «вывешен» CNN менее чем через час после самого события). Надолго ли? Скорее всего, это просто еще один поворот в обострившейся политической борьбе.

Вернемся к тому, с чего начали. Мы прошли общую фазу кризиса без реальной партийной конкуренции и при минимуме дискуссий. Рейтинги власти лишь чуть пошатнулись, и вскоре вернулись на круги своя. Уже позже пришли новые вызовы: императив модернизации и жаркие споры о качестве политической конкуренции. Но одного без другого быть не может. Процитируем уже нашего Президента: «Наша задача – добиться того, чтобы принципы политического управления были адекватны многомерности, идеологическому и культурному многообразию общества. Политика должна становиться более умной, более гибкой, более современной, а на практике мы, к сожалению, зачастую сталкиваемся с иными подходами, когда усложняющимися социальными процессами пытаются управлять при помощи примитивного, я бы даже сказал – тупого администрирования». Да, демократическая политика может – особенно в периоды кризисов и перемен – разогревать страсти и противоречия, быть шумной и суетливой. Недемократическая же не может не сваливаться в «тупое администрирование». Выбор за нами.

Борис Макаренко – председатель правления Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net