Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В течение последнего года два британских премьер-министра подряд по своей воле создали для себя лично, для своей Консервативной партии и для страны в целом огромные политические проблемы. Сначала Дэвид Кэмерон из тактических внутрипартийных соображений дал обещание о проведении референдума о членстве в ЕС, и год назад Британия крошечным большинством склонилась в сторону «Брексита». Теперь Тереза Мэй собственными руками лишила правительство абсолютного большинства в парламенте.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

11.10.2016 | Максим Артемьев

Всегда незаменимый: штрихи к портрету нового куратора внутренней политики

Сергей КириенкоНазначение Сергея Кириенко первым заместителем главы администрации президента вызвало у ряда наблюдателей скептические замечания о том, что он скорее ассоциируется с управлением экономическими процессами, считается успешным менеджером госкорпорации, а его ставят на политическую должность. Но это возражение мимо цели. Кириенко давно и успешно занимается именно политикой, переход его в бизнес был скорее вынужденным, а сейчас он возвращается к тому, к чему шел всю свою жизнь.

Новый кремлевский куратор внутренней политики рано перешел на комсомольскую работу - в двадцать четыре года, и это с вычетом двух лет перед тем на службу в армии. Таким образом, «на производстве» он почти и не работал, сразу пойдя по общественной линии. Кстати, любопытно заметить, что Кириенко повторил путь своего земляка и бывшего шефа Бориса Немцова – из Сочи в Горький (Нижний Новгород).

В ВЛКСМ карьера Кириенко была стремительной - от секретаря комсомола одного из крупнейших заводов города «Красное Сормово» до секретаря Горьковского обкома, буквально за 3-4 года. Этому способствовали не только несомненные организаторские и коммуникативные качества, но и условия перестройки, когда взлет наверх, особенно при способностях к самопрезентации, стал куда легче, чем прежде. Плюс, в это время перестали обращать внимание на «пятый пункт», который прежде мог притормозить карьеру.

Важно отметить, что Кириенко как комсомольский руководитель активно участвовал в т.н. «Сургутской альтернативе» - инициативе ряда молодежных номенклатурщиков по переводу ВЛКСМ на новые рельсы. Это характеризует его как человека, поставившего на изменения и реформы в довольно смутное время позднего Горбачева, когда было непонятно, чем закончится эксперимент с «демократией». В будущем многие активисты «Альтернативы» стали видными бизнесменами, создав свое влиятельное в некоторых регионах неформальное объединение, с которым Кириенко активно сотрудничал на рубеже девяностых-двухтысячных, раскручивая собственное политическое движение «Новая сила».

При этом, что также важно, из комсомола он не выходил, и на номенклатурной должности оставался вплоть до развала СССР. Это свидетельствует о Кириенко как о человеке, при всей склонности к новациям, достаточно осторожном. Если Ходорковский (практически ровесник) довольно быстро перешел с комсомольской работы в только что разрешенное предпринимательство, то Кириенко ушел в бизнес только после того как комсомол самораспустился.

Его фантастический взлет в столице – за один год от замминистра до премьера – стал возможным только и исключительно благодаря совпадению ряда обстоятельств, от него не зависящих. Это и перевод в Москву Немцова, потянувшего за собой доверенных людей из Нижнего, и кадровые игры ельцинской Семьи, решавшей тактические задачи по удержанию власти, и провернувшей в ходе них комбинацию с отставкой Черномырдина. Разумеется, от Кириенко требовалось хорошо себя показать – вспомним, что второй выходец из Нижнего – Борис Бревнов, которому поначалу достался более значимый пост главы РАО «ЕЭС», себя не оправдал, и покинул должность со скандалом.

Дефолт, случившийся при нем, не стал для Кириенко концом карьеры. Как теперь становится понятным, он заработал во главе правительства самый ценный капитал – личное знакомство и доверие Владимира Путина. Именно Кириенко объявил ему о назначении директором ФСБ в тяжелейший момент шахтерских забастовок, перекрытия Транссиба, саботажа губернаторов и подготовки Рохлиным похода на Москву. И тогда же они перешли на «ты» в личном общении, при том, что Кириенко на десять лет моложе Путина.

В отличие от многих рано взлетевших, он удержался в большой политике и не сгинул в безвестности. Кириенко сыграл важную роль при передаче власти преемнику, поучаствовав в разгроме альтернативного центра влияния в лице Лужкова-Примакова и обеспечении безопасности Ельцина. Как лидер СПС он принял участие в избирательной кампании 99-го года, где его партия была частью пропутинской коалиции наряду с «Единством», своего рода альтернативной колонной сторонников Кремля. Кроме того, он выступил на выборах мэра Москвы, решая задачу минимизации влияния Юрия Лужкова. Кириенко эффектно презентовал программу СПС Владимиру Путину под объективы телекамер, а его соратники заявили, что в «Чечне происходит возрождение российской армии».

Получив более 8% голосов, СПС прошел в Думу, а Кириенко стал лидером фракции. Рыночные реформы начала двухтысячных, начиная с «плоского налога», во многом обеспечивались мозгами и голосами депутатов фракции. Правда, в самом начале вышло небольшое недопонимание с Кремлем: Кириенко то ли не пригласили участвовать в «слиске с коммунистами», то ли он сам отказался, эспээсовцы прибегли к демаршам наподобие бойкота пленарных заседаний, но вскоре все наладилось, и уже в мае 2000-го года Путин доверил Кириенко пост полпреда в одном из сложнейших округов – Приволжском.

Таким образом, у Кириенко имеется громадный опыт непосредственного участия в публичной политике (еще в 90-м он стал депутатом облсовета на альтернативных выборах). Однако он с удовольствием ушел в полпредство, ибо предчувствовал, что в России политика отныне возможна только аппаратная, и лучше управлять процессами из кабинета, а не фигурировать на виду.

Как полпреду ему пришлось решать много сложных задач в условиях, когда еще не вся рычаги власти перешли под кремлевский контроль. Среди них отметим отстранение (через выборы) неугодных центру губернаторов Ульяновский, Кировской областей и главы Марий Эл, выстраивание диалога с М.Шаймиевым и М.Рахимовым – тогда еще полновластными хозяевами в своих регионах. Кириенко показал способность перестраиваться на ходу – когда в Марий Эл прокремлевский кандидат не вышел во второй тур, поддержка была оказана Л.Маркелову. Наиболее хитрая комбинация была разыграна на президентских выборах в Башкирии в 2003 году. Сверхзадачей являлось показать Рахимову, что его власть в республике отныне не абсолютна, и его сохранение в должности зависит от доброй воли Кремля. С этой целью против него был выдвинут банкир С.Веремеенко, который провел блестящую кампанию, вышел во второй тур с отличными шансами, но получил сигнал свернуть кампанию и выйти из игры. Напротив, лояльных губернаторов Кириенко сохранял для Центра, как, например, в 2002 году пензенского В.Бочкарева от казавшегося фаворитом В.Илюхина, или Н.Федорова в Чувашии в 2001.

Единственный прокол с губернаторами ожидал Кириенко в родном Нижнем Новгороде, где к власти пришел в 2001 Г.Ходырев, которого, впрочем, тут же переманили на сторону Кремля, и он вышел из КПРФ. Когда было необходимо, Кириенко прибегал и к самому жесткому административному ресурсу, как в 2002 году, когда за сутки до выборов мэра Нижнего Новгорода был снят с участия безусловный фаворит А.Климентьев. Несмотря на совместное вхождение в команду Бориса Немцова, Кириенко выступил против другого ее влиятельного члена – Дмитрия Савельева, и изгнал его из Нижегородской области.

Поэтому можно сказать, что все технологии проведения выборов в современной России Кириенко известны до мельчайших подробностей, равно как иные манипулятивные стратегии. В этом плане он ни в чем не уступает предшественникам – Владиславу Суркову и Вячеславу Володину. Но вот чем он от них отличается, так это более основательным бэкграундом и любовью к методологии и прочим новомодным штучкам.

Едва Кириенко был назначен полпредом (а он проработал им, напомним, пять с половиной лет) как привлек к себе т.н. «методологов» из школы Г.Щедровицкого - в т.ч. Петра Щедровицкого, а также Ефима Островского. Полпредство увлеклось проведением всякого рода семинаров, обучающих мастер-классов, а, главное, – кадровых конкурсов, в которых мог принять участие любой желающий. Подоьным путем на государственную службу на высокие должности попали такие экзотические фигуры как нынешний губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, в двадцать четыре года ставший федеральным инспекторов в Вятке, Валентин Пугач или Сергей Чикуров. Получал важные задания в округе и Вячеслав Глазычев, крупнейший российский урбанист, баллотировавшийся в паре с Кириенко на пост вице-мэра Москвы.

Именно из-за слабости к разного рода организационно-деятельностным играм и методологам Кириенко в начале своего пути соприкоснулся с сайентологами, тогда еще не получившими отрицательного имиджа в России, чем его впоследствии упрекали. Эти наукообразные увлечения Кириенко можно объяснить комплексами из-за не полученного в свое время хорошего образования – он окончил всего лишь институт инженеров водного транспорта, где к тому же преподавал его отец.

Стоит заметить, что назначение самого юного губернатора в истории России совпало в приходом в Кремль Кириенко, любящего подобные кадровые решения. Хотя это случайное совпадение, но оно по-своему символично. От нового куратора внутренней политики вполне можно ожидать чего-то подобного, а именно выдвижения неизвестных молодых людей на большие должности. Также, скорее всего, к Кремлю будут приближены всякого рода технологи-методологи, «игровики», урбанисты и т.п. публика. Аппарат управления по внутренней политике ожидает потому основательная чистка.

В отличие от 1998 года, в кресло садится умудренный жизнью человек - одиннадцать лет во главе «Росатома», стоят многого. Придя в это ведомство на волне скандала вокруг Е.Адамова, арестованного в Швейцарии по обвинению в коррупции, он преобразовал бывший Минатом в одно из самых успешных госкорпораций России. Решения будут приниматься более обдуманно чем восемнадцать лет назад. Главная проблема для Кириенко заключается в том, что ему предстоит работать с Думой, не им подобранной. Впрочем, в современной России в условиях отсутствия независимых центров власти, это легко купируется.

Поскольку Кириенко, начиная с 1998 года, всегда выполнял особо доверительные и важные поручения Кремля, можно сказать, что его появление в АП означает то, что политическую систему РФ ожидает основательная перетряска. В какую сторону она будет эволюционировать – мы узнаем уже скоро.

Максим Артемьев – журналист, политолог

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

После визита Владимира Путина во Францию, одним из ключевых вопросов остается, какой будет внешняя политика Эммануэля Макрона? Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь во внешнеполитическую стратегию Европы на базе франко-германского союза? Будет ли найден европейский проект урегулирования сирийского кризиса и в какой степени он окажется совместимым или противоположным по отношению к астанинскому проекту Москвы? Каково отношение Макрона к политике Дональда Трампа и каким будет треугольник отношений Вашингтон-Париж-Берлин? Внешнеполитический проект Макрона пока кажется очень расплывчатым, но в нем выделяются три кита: Европа, Ближний Восток и Африка.

Итоги Венской конференции (25 мая) нефтедобывающих стран оказались для частников рынка одновременно и предсказуемыми, и несколько ниже планки ожиданий. Вопреки новостным интригам предшествующих дней принятое решение не предполагает увеличения объема сокращений (1,8 млн баррелей в сутки остались незыблемыми). Новых стран, присоединившихся к соглашению о «заморозке», не прибавилось.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net