Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

10.05.2017 | Алексей Макаркин

Вызовы для «пехотинца»: три проблемы Рамзана Кадырова

Рамзан КадыровПоследние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

За последнее время Рамзан Кадыров столкнулся с тремя проблемами.

Первая – «заговор Исы Ямадаева», который был раскрыт уже на завершающем этапе и создал реальную угрозу для Рамзана. Причем в информационном пространстве акцентировалось внимание на том, что к заговору могли быть причастны дальний родственник Кадырова и другие представители его тейпа.

Вторая – противоречия между чеченским руководством и «Роснефтью», связанные с контролем над активами компании, находящимися в Чечне. В данном случае публичную арбитражную функцию взял на себя Владимир Путин, после чего Кадыров и Игорь Сечин официально объявили о достижении договоренности. Насколько она является окончательной – пока неизвестно.

Третья – обвинения в адрес Кадырова в российских и мировых СМИ в преследованиях представителей сексуальных меньшинств. Есть основания полагать, что конкретные материалы исходят от федеральных силовиков, которые находятся в сложных отношениях с Кадыровым (это наглядно проявилось в деле об убийстве Бориса Немцова). Кадыров все обвинения опроверг – в том числе на встрече с Путиным – но затем уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова озвучила этот вопрос на своей встрече с президентом. Вряд ли можно предположить, что это могло произойти без санкции Путина.

Заговор

По данным «Новой газеты», покушение на Рамзана готовилось весной 2016 года в Ножай-Юртовском районе. Основным подозреваемым в его организации считается Иса Ямадаев, один из братьев Ямадаевых, игравших значительную роль в чеченском обществе как в 1990-е, так и в первой половине «нулевых» годов. В нынешнем году он был заочно арестован решением Старопромысловского суда Грозного и объявлен в международный розыск. Впрочем, по некоторым данным, он и так находится за пределами России – предположительно в Дубае.

Первоначально Ямадаевы были видными деятелями ичкерийского сепаратистского движения, но во время второй чеченской войны перешли на сторону федерального центра и легализовали свои вооруженные формирования в виде батальона «Восток». Один из братьев – Джабраил – был убит боевиками, двое других – Руслан и Сулим – погибли, соответственно, в центре Москвы и в Дубае (где сейчас, видимо находится Иса). Их сторонники считали, что к их убийствам был прямо причастен Рамзан Кадыров, который добился ликвидации военно-политического влияния братьев Ямадаевых в Чечне – в частности, роспуска батальона «Восток», подчинявшегося не Кадырову, а федеральным структурам Минобороны. В условиях фактического разгрома ямадаевского клана, которому отказал в поддержке Кремль, Иса Ямадаев, на которого также готовилось покушение, был вынужден публично отказаться от кровной мести за братьев – но, как видно, Рамзана не простил.

Но если бы речь шла только о неудачной мести конкретного бывшего командира, эта история не была бы столь серьезной проблемой для Рамзана. Важнее другое – по данным той же «Новой газеты», когда прошлой весной проходили задержания «заговорщиков», то выяснилось, что они были выходцами из тейпа Беной, к которому принадлежит сам Кадыров. Впрочем, и братья Ямадаевы также бенойцы – но после 2008 года их влияние в тейпе, казалось, сводится к нулю. Оказалось, что это не так – несмотря на свою фактически единоличную власть в республике, Кадыров не смог консолидировать собственный тейп, часть членов которого, судя по всему, сохранили или восстановили связи с опальным Исой Ямадаевым.

Причем среди задержанных был Валид Яхиханов – дальний родственник Рамзана, двоюродный брат его племянника Ислама Кадырова (в то время занимавшего один из ключевых постов в чеченской власти – руководителя администрации главы и правительства Чечни). Причем заговор мог стать успешным. «Новая газета» отмечает, что в резиденции Кадырова в Беное было заложено мощное взрывное устройство, которое обнаружило следствие, а у подозреваемых участников заговора изъяли новейшее стрелковое оружие, гранатометы, взрывчатку. Неудача покушения была связана с анекдотичной и не слишком правдоподобной, на первый взгляд, историей. Якобы Якиханов передал секретный телефонный номер Рамзана Кадырова Бадруди Ямадаеву, младшему брату Исы. А тот не нашел ничего лучшего, кроме как позвонить на этот номер Рамзану, после чего и началось расследование, приведшее к массовым арестам.

Впрочем, если учесть личностные характеристики Бадруди Ямадаева, то ничего удивительного в его странном поступке нет. Самый младший Ямадаев пользуется репутацией бесшабашного и недалекого человека. В 2000 году он тяжело ранил в его собственном кабинете заместителя главного санитарного врача Москвы и был приговорен к 12 годам лишения свободы. Позднее приговор был сокращен на год, а 2007 году Ямадаев-младший был фактически освобожден из-под стражи (это стало последним успехом ямадаевского клана). В 2008 году именно дорожный конфликт между Кадыровым и Бадруди Ямадаевым стал поводом для разгрома клана – федеральный центр однозначно взял сторону Рамзана. Поэтому неудивительно, что получив номер, Ямадаев-младший решил шокировать Кадырова (видимо, ему это удалось), но провалил заговор.

Недовольство представителей тейпа Беной может быть связано с тем, что кадровая политика Рамзана все более связана с продвижением на ключевые посты его ближайших родственников. Ведущие роли в чеченской элите теперь играют очень молодые люди, племянники Рамзана.

Так, упомянутый выше Ислам Кадыров родился в 1987 году, и, начиная с 2012 года, успел побывать вице-премьером и министром имущественных и земельных отношений Чечни, мэром Грозного, главой администрации Рамзана. Правда, после раскрытия заговора он появился на людях с гипсом на обеих руках (противники Рамзана связали этот факт с жестким расследованием заговора), а в нынешнем году потерял свой пост. Вместо него администрацию возглавил один из влиятельных чеченских силовиков, Вахит Усмаев, соратник еще Ахмата Кадырова, выходец из родового кадыровского села Центарой, награжденный тремя орденами Мужества.

Однако карьеры других племянников развиваются успешно. Сын сестры Кадырова Идрис Черхигов родился в 1989 году. В 2013-2014 годы и с 2016 года занимает пост секретаря Совета экономической и общественной безопасности республики, а в перерыве был главой Курчалоевского района и руководителем секретариата Кадырова. Его отец, Рамзан Черхигов, является министром транспорта и связи республики.

Сын другой сестры Рамзана, Ибрагим Закриев родился в 1990 году. Он возглавлял управление делами главы и правительства Чечни, был первым заместителем министра финансов республики, а в 2016 году стал первым вице-премьером республики. Его отец, Салман Закриев, занимает пост первого вице-спикера парламента Чечни. Примечательно, что оба племянника учились в Москве в суворовском училище – таким образом семья Кадыровых демонстрировала свою верность России.

Еще один племянник Кадырова, Хамзат (сын его покойного брата Зелимхана), делает карьеру в религиозной сфере – он является директором Центароевской школы хафизов – чтецов Корана, знающих его наизусть (школа носит имя Зелимхана Кадырова). Таким образом, Рамзан все более делает ставку не столько на мощный и разветвленный клан, сколько на собственную семью, хотя и расширенную, включающую – как это и принято в традиционном обществе – и сестер, и их мужей, и племянников. Вполне возможно, что именно это и привело к недовольству более удаленных от лидера членов тейпа.

Нефть

11 апреля Financial Times опубликовала статью, в которой говорилось о конфликте между Кадыровым и главой «Роснефти» Игорем Сечиным, который произошел в связи с обсуждением продажи «чеченских активов» компании. Эти разговоры настроили Игоря Сечина против Кадырова. Источник издания, близкий к «Роснефти», сообщил, что столкновение сторон достигло такой эскалации, что появилась необходимость расследовать, нет ли «чеченского следа» в произошедшем 3 апреля взрыве метро в Петербурге.

Эта публикация вызвала быструю и резкую реакцию Сечина и Кадырова, пригрозившими в совместном заявлении Financial Times судом за «бездоказательную и лживую» публикацию. «Заявляем, что нас связывает многолетние и многосторонние уважительные деловые и человеческие отношения. Мы конструктивно решаем все возникающие в процессе совместной работы вопросы», - утверждали авторы заявления. Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев сравнил Financial Times с «провинциальной шпаной», которая «подбирает с пола криминальные провокации Ходорковской банды».

Впрочем, попытка перевести стрелки на Михаила Ходорковского выглядели импровизацией, которая должна была дискредитировать публикацию британского издания. Фактической основой этого материала стали известные противоречия между Чечней и «Роснефтью». Еще в декабре 2015 года Владимир Путин поддержал предложение Рамзана Кадырова передать Чечне принадлежащее Росимуществу и управляемое «Роснефтью» предприятие «Чеченнефтехимпром» (ЧНХП). В апреле 2016 года Кадыров пожаловался Путину, что, вопреки поручению главы государства, правительство так и не приняло решение о передаче ЧНХП региону.

В свою очередь, «Роснефть» предложила другую схему передачи имущества, в рамках которой Чечня должна получить 51% акций «Грознефтегаза» («дочка» «Роснефти», которая работает на арендованных активах ЧНХП) и другое имущество компании в обмен на уплату «Роснефти» 12,5 млрд рублей. Безвозмездная передача активов невозможна, так как у «Роснефти», кроме государства, есть и частные акционеры, которые в этом случае могут понести убытки. Оценку активов проводила компания PricewaterhouseCoopers.

Понятно, что у республики таких денег нет. Кадыров посчитал эту сумму завышенной и заявил, что нефтяная компания несправедливо относится к Чечне: по его словам, активы «убитые», и предложение заплатить за них 12,5 млрд рублей выглядит «просто смешно». Кадыров припомнил и другое невыполненное обещание «Роснефти» - построить нефтеперерабатывающий завод. Эти планы обсуждаются с 2010 года, однако строительство НПЗ в Чечне невыгодно компании.

«Роснефть» добывает всю имеющуюся в Чеченской республике нефть, но ее объем для «Роснефти» незначителен - менее 0,5% от всей добычи. Для Чечни это вопрос ключевой – поэтому Рамзан и настаивает на передаче нефтяной отрасли республике. Но Сечин хорошо известен своим стремлением к экспансии в отрасли – и он явно не намерен создавать прецедент отказа от хотя бы небольшой части активов своей компании. Отсюда и явно невыполнимые условия, которые он поставил Кадырову.

19 апреля, через неделю после публикации в британской газете, состоялась личная встреча Сечина и Кадырова, после которой глава Чечни направился к Путину. В ходе беседы с президентом Кадыров заявил, что «с Игорем Ивановичем мы договорились. Были определенные недопонимания. Я так понял, что до руководства «Роснефти» не доходило то, что мы хотим. Сегодня мы нашли общий язык. И дальше будем двигаться и развивать отношения. «Роснефть» остается для нас очень важной в республике и дальше будет вкладывать и развивать и нефтяное направление, и экономику республики». В свою очередь, Путин отметил, что также планирует обсудить данную ситуацию с самим Сечиным во время встречи, которая должна состояться позже.

О характере договоренностей Сечина и Кадырова – видимо, достигнутых при путинском арбитраже – несколько позднее сообщило издание РБК. Согласно его информации, Сечин и Кадыров договорились, что «Роснефть» не будет продавать свои активы и продолжит работу в республике. Также достигнута договоренность о снятии с компании обязательств по строительству в республике НПЗ, а также о том, что «Роснефть» будет инвестировать в строительство социальной инфраструктуры в регионе. В частности, было решено, что компания будет строить в регионе жилье и передаст его часть в муниципальную собственность.

Таким образом, Сечин сохраняет контроль над чеченскими активами и избавляется от невыгодного ему инвестиционного обязательства. Взамен он должен будет вложиться в строительство, но объем этих затрат неизвестен – и вряд ли он будет выше инвестиций в НПЗ. Можно сказать, что Кадыров не смог добиться своих целей – он получил лишь своего рода «утешительный приз».

Скандал

Во время встречи Путина и Кадырова 19 апреля поднималась и скандальная тема, связанная с преследованием геев в республике, которых, как писала ранее «Новая газета», содержат в неких секретных тюрьмах. 1 апреля газета сообщила, что среди задержанных — представители чеченского муфтията, включая известных, влиятельных и близких к главе республике религиозных деятелей, а также двое известных чеченских телеведущих. В публикации газеты говорилось, что ей известны имена троих погибших. В причастности к созданию этих тюрем обвинялся один из ближайших соратников Кадырова, председатель чеченского парламента Магомед Даудов (известный в Чечне по своему старому военному позывному «Лорд»).

Ответ последовал быстро - уже 3 апреля 15 тысяч религиозных и общественных деятелей Чечни собрались в центральной мечети Грозного и высказали открытые угрозы в адрес журналистов, которые, в свою очередь, отказались извиняться.

На встрече с президентом Кадыров заявил, что материалы о задержаниях и убийствах мирных жителей – провокация. В стенограмме встречи Путина с главой Чечни, опубликованной на сайте Кремля, сообщается, что Кадыров назвал президенту имя и фамилию человека, которого, по его словам, СМИ причислили к убитым - это Хасу Тепсуркаев. «Он у нас, так скажем, главный человек по идеологии, суфий», - отметил Кадыров. Незадолго до приезда в Москву Кадыров посетил Тепсуркаева у него дома и провел с ним беседу. Сам Тепсуркаев обвинил во лжи журналистов, отметив, что во время своего «исчезновения» лечился в Петербурге.

Однако 24 апреля в «Новой газете» появилась статья, в которой говорилось, что издание никаких фамилий пострадавших от преследований не публиковало, опасаясь за их безопасность. В газете говорится, что «тот факт, что Кадыров первым назвал его имя и фамилию, доказывает высокую информированность главы Чечни о данной ситуации. Но он никак не мог узнать имя этого человека из публикаций «Новой газеты». В публичном пространстве оно вообще нигде не фигурировало». «Поспешив обвинить «Новую газету» во лжи, он сам обманул президента», - подчеркивает автор статьи Елена Милашина.

Позиция Кремля по отношению к этим обвинениям выглядит противоречивой. 20 апреля пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Кремль доверяет Кадырову в этом вопросе. Сообщения о преследовании в Чечне мужчин нетрадиционной сексуальной ориентации носят обезличенный характер, что делает невозможной их проверку, заявил тогда Песков. 24 апреля он вновь отметил, что в Кремле не видят оснований считать, что «Кадыров мог представить какую-то неверную информацию главе государства. Дело в том, что помимо всего прочего, президент руководствуется информацией, которую он получает по линии специальных служб, правоохранительных органов, федеральной службы безопасности. И каких-либо обращений граждан не было».

Однако затем было объявлено, что Следственный комитет России начал доследственную проверку по опубликованным фактам массовых задержаний, пыток и убийств в Чечне. А 5 мая на встрече с Татьяной Москальковой Путин пообещал обсудить с генпрокурором Юрием Чайкой и главой МВД Владимиром Колокольцевым права гомосексуалов на Северном Кавказе. «Конечно, я переговорю с генеральным прокурором, министром внутренних дел, с тем чтобы они вас поддержали по той теме, которую вы подняли сейчас, по известной информации или по слухам, можно сказать, о том что происходит у нас на Северном Кавказе с людьми нетрадиционной сексуальной ориентации», - заверил президент.

Преследования гомосексуалов относят к так называемым «убийствам чести» - преступлениям в отношении лиц, которые, с точки зрения традиционного общества, отличаются девиантным поведением. В 2008 году в Чечне уже был скандал в связи с убийствами женщин, которые Рамзан прокомментировал так: «По нашему обычаю, если гуляет, родные ее убивают». Правда, вскоре он сделал противоположное заявление – о том, что «действия убийц не могут быть оправданы никакими традициями». Видимо, сказалась негативная позиция федерального центра, который, впрочем, удовлетворился такой формулировкой.

Однако нынешняя ситуация имеет два принципиальных отличия. Во-первых, инициаторами кампании, по данным «Новой газеты», выступили власти – и только после освобождения из тюрем фигуранты могли столкнуться с угрозой «убийства чести», так как их ориентация оказывалась раскрыта. Само общество не проявляло инициативы в этом вопросе – хотя вряд ли такие вопросы во многих случаях могли оставаться тайной. Во-вторых, эти события вызвали международный резонанс, о них Путину говорила в ходе переговоров Ангела Меркель. Поэтому полностью «замять» дело этом этапе не удается – другое дело, что пока неясно, чем закончится расследование. Напомним, что в деле об убийстве Немцова на скамье подсудимых оказались подозреваемые в исполнении этого преступления, но не его организаторы.

Перспективы

Характер проблем, с которыми столкнулся Рамзан Кадыров, может свидетельствовать о том, что глава Чечни, несмотря на сохранение своего режима в республике, оказался в непростой ситуации. Противоречия с «Роснефтью» разрешились не в его пользу – после аппаратного успеха, приведшего к приватизации компании по выгодному для Сечина сценарию, позиции последнего на федеральном уровне выглядят очень сильными, что дало ему возможность сохранить за собой чеченские активы. Скандал с преследованием геев в Чечне потушить не удается. Несмотря на внешнюю лояльность местной элиты, в ней, как представляется, происходят куда более сложные процессы.

В то же время у Кадырова есть аргументы и в свою пользу. Это личная поддержка со стороны Владимира Путина, позволяющая ему иметь беспрецедентные возможности по сравнению с другими главами регионов. Это созданная Рамзаном силовая структура, представители которой обеспечивают стабильность внутри республики (хотя и не без проблем – в марте во время нападения на базу в Наурском районе были убиты шестеро национальных гвардейцев) и могут быть в любой момент задействованы за ее пределами – например, в Сирии. Это безальтернативность в условиях, когда из чеченской политики удалены все открытые критики Рамзана, а «человека номер два» в республике, спикера Даудова, журналисты обвиняют в нарушениях прав человека, пожалуй, не меньше, чем самого Кадырова.

Поэтому, как представляется, Рамзан Кадыров сохранит публичную поддержку президента и, следовательно, власть в Чечне. Другое дело, что он и дальше будет сталкиваться все с новыми вызовами, которые будут постепенно «размывать» его положение, ограничивать имеющиеся в его распоряжении возможности. Кадыров все более становится для федерального центра не только ресурсом, но и проблемой - впрочем, такая ситуация может продолжаться в течение длительного времени.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Победа Эмманюэля Макрона на президентских выборах и его партии “Вперед, Республика!” привела в Национальное собрание огромное количество новых депутатов, не очень разбирающихся в парламентской деятельности. 418 из 577 депутатов никогда не заседали в Национальном собрании, то есть три четверти всего состава нижней палаты парламента.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net