Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

10.05.2017 | Алексей Токарев

Восьмое против девятого: борьба исторических традиций на Украине

9 маяЕщё в 2008 году население страны относилось консолидировано к 9 мая. В 2017 году праздник является поводом для столкновений. Каковы глубинные причины существования нескольких частей украинского общества, искренне ненавидящих друг друга?

7 мая 1945 года во французском Реймсе советский генерал Иван Суслопаров подписал акт о безоговорочной капитуляции Германии. Телеграмму Ставки о категорическом запрете подписывать он получил уже после. Каноническое для советской историографии подписание акта маршалом Победы Жуковым и генерал-фельдмаршалом Кейтелем в берлинском Карлхорсте состоялось позже. Капитуляция вступала в силу 8 мая в 23:01. С учётом разницы в немецком, центрально-европейском и московском времени календарь определил день Победы над Германией Европе отмечать 8-го, а Советскому Союзу 9 мая.

Советская историографическая традиция считала акт в Реймсе предварительным. Западная, напротив, воспринимала как основной. С учётом реальности несопоставимых потерь войск союзников и Красной армии, разницы в названиях – Вторая мировая vs. Великая Отечественная (строго говоря, вторая является частью первой) – и восприятия западным сознанием восточного фронта как лишь одного из 5 театров военных действий наряду, например, с африканским и тихоокеанским, отношение ко дню Победы над Германией в Европе является в целом спокойным. Это день скорби, возложения венков к могилам неизвестного солдата и памяти обо всех погибших. 8 мая в Европе скорее схоже с 22 июня у нас.

Украина является, вероятно, самой значительной постимперской страной на пространстве бывшего СССР. Её историческая традиция в современных границах едва набирает 60 лет: Крым был передан в 1954 году, Севастополь в 1978, Львов стал украинским лишь в 1939 году, Закарпатская область – в 1945. Последователи Р. Шухевича и С. Бандеры сражались во Второй мировой войне против Советского Союза – за независимость, пытаясь создать государство под протекторатом нацистской Германии. Сотканная из остатков различных империй территория, объединённая вокруг многовекового центра государственности в Киеве, была обречена на борьбу исторических традиций. Связанные с разными регионами постсоветские элиты, приходившие к власти, попросту использовали эту борьбу и принципиально различные паттерны массового сознания в своих целях.

Дрейф части украинцев в сторону антисоветской исторической традиции начался не вчера. После распада СССР, до поры удерживаемое (и истребляемое) Комитетом госбезопасности националистическое подполье стало легализовываться. В России по улицам ходили зигующие скинхеды, для которых цифры 14/88 были вполне понятными символами, на западной Украине переименовывали улицы, ставили памятники борцам за независимость и коллаборантам, обучая новых боевиков в военнизированных лагерях. Украина оказалась страной, где в одних приграничных регионах стояли памятники жертвам коммунизма и Степану Бандере, в другом – жертвам бандеровцев (в этом смысле мы оказались похожи: от лубянского памятного камня жертвам политических репрессий до бюста Сталину у мавзолея).

Нынешняя украинская власть воюет с советским наследием так же, как с ним боролся Виктор Ющенко, пытаясь примирить ветеранов Красной Армии и бойцов УПА. В 2008 году согласно опросу Центра Разумкова, День Победы был праздником для абсолютного большинства украинцев. Региональная специфика наблюдалась в отношении к статусу праздника: если на юге, востоке и в центре страны от 70 до 77 % считали его «действительно великим праздником», на западе – лишь 30 % (ещё 42 % назвали его «обычным праздником» – таким же, как другие).

Уже при Викторе Януковиче на 9 мая в западных областях националисты устраивали провокации, а суды запрещали проведение праздничных мероприятий. Президент Ющенко присваивал звания героев Украины Бандере и Шухевичу, президент Янукович этот указ отменял через суд. Президент Янукович продавливал установление Знамени Победы в качестве официального символа, облсоветы на западной Украине его использование запрещали.

Нынешний выбор украинских властей 8 мая вместо 9-го – очередной перекат маятника в крайнее положение. Во-первых, тренд на декоммунизацию и десоветизацию многим постсоциалистическим странам помогал в национальном строительстве (на Украине образ «России-агрессора» дополняется «тоталитарным коммунистическим наследием СССР»). Во-вторых, в рамках курса на европеизацию и разрыв связей с Россией вполне логичным видится движение на запад и в символическом смысле, особенно в отношении важнейшего для россиян праздника. В-третьих, значительный феномен, который я мог бы назвать «украинство без исключения советского нарратива», крайне мало изучен российскими специалистами. Памятник маленькому Володе Ленину в Харькове, раскрашенный цветами украинской национальной одежды, памятные стелы с советскими гербами, поверх которых нанесена жёлто-голубая краска, граффити капитана Титаренко из снятого на студии Довженко культового кино – на фоне украинского флага, тотальная декоммунизация на законодательном уровне при сохранении порядка и реставрации парков Победы и памятников героям Великой Отечественной, ношение советских медалей на кителе, рядом с которыми прикреплен красный мак и ленточка национального флага и т.д. В рамках этого тренда часть современной Украины в восточных регионах пытается нащупать собственный нарратив не на тотальном отрицании советского, а на вписывании его в национальный украинский контекст.

Власти, конечно, действуют более жёстко. «Бессмертный полк» называется тотально пророссийской и даже прокремлёвской акцией. Слово «ветераны» употребляется преимущественно к участникам АТО (в России, замечу, подобный феномен не сложился: ветеранами называют солдат 1941-1945 годов, а не участников Афганской или Чеченских кампаний). Территория вокруг киевского мемориала славы 9 мая напоминала окрестности стадиона, которому предстоит дерби принципиальных соперников. Националисты всё же не провели акцию «смертный полк», но включили песню, посвящённую украинскому нацистскому батальону «Нахтигаль».

С советским наследием борются, частично копируя то ли советскую же практику доносов, то ли западные проявления гражданской ответственности по пресечению того, что в национальном законодательстве считается правонарушениями и преступлениями. Орден Отечественной войны (самый массовый в СССР), изображённый на флаге, едва не обернулся сроком для его владельца в Измаиле. Граждане успели позвонить в полицию, которая провела с автолюбителем, разъезжавшим с «тоталитарной символикой» по городу, разъяснительную беседу. Когда бдительный гражданин увидел в Киеве георгиевскую ленту, скромно повязанную на руке человека с теми же правами, он подозвал полицейского. Тот же символ, прикреплённый поверх фото, которое несла участница «Бессмертного полка» в Мариуполе, вызвал какую-то до обиды школьную сцену:

- Гражданка, у кого, вы говорите, вы видели ленту?

- Вот, посмотрите, у неё, - показывает гражданка рукой.

- Нет у меня ничего!

- Это вы уже убрали. Но была же, была! Я видела.

8 мая пока не стало в стране официальным праздником. При этом в учебниках истории, официальных речах, общественном дискурсе в целом употребляется термин «Вторая мировая война» для описания событий Великой Отечественной. Европейский символ – красный мак – заменяет георгиевскую ленту. В городе-герое Туле с ней были все полицейские. В городе-герое Киеве с ним были все полицейские и армейские, обеспечивавшие порядок. Агрессивное отношение к ленточке связано во многом с тем, что её выбрали в качестве символа борющиеся против официального Киева участники военных формирований в ДНР и ЛНР. Власти непризнанных республик фактически слово в слово повторяют советские лозунги о борьбе с фашизмом и всячески отождествляют свою борьбу за независимость с Великой Отечественной войной, отображая отдельные инкарнации неонацизма (например, идеологию и символику бойцов АТО или украинских радикальных националистов) в качестве магистрального тренда всей Украины. Это совершенно не соответствует действительности, поскольку в Харькове, Днепре, Мариуполе, Одессе и других городах юго-востока тысячи украинских граждан участвовали в «Бессмертном полке».

В качестве реакции на столкновения участников акции с титушками и националистами мэр Днепра Борис Филатов пригрозил созданием аналога немецкого добровольческого корпуса «Фрайкор». После Первой мировой войны бойцы «Фрайкора» примкнули к НСДАП, ставившей целью уничтожение «расово неполноценных народов» и возрождение Германии. 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война.

Алексей Токарев - старший научный сотрудник Института международных исследований университета МГИМО, кандидат политических наук

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net