Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кратко и неполно – о результатах выборов в Европаламент. В российском официозе радуются поражениям партий Макрона и Шольца. В европейской прессе – тревожатся об усилении правых популистов. А на самом деле? Спокойный анализ показывает, что революции не произошло. Да, сдвиг вправо – не только за счет популистов, правый центр «на круг» выступил лучше левого центра. Да, правых популистов стало немного больше, но это не «цунами».

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.07.2012 | Валерий Выжутович

И как один умрем?

В Новосибирске скончалась пенсионерка Валентина Герасимова, совершившая акт самосожжения в общественной приемной партии «Единая Россия». Женщина несколько лет пыталась отстоять свои интересы владельца приобретённой квартиры в споре с застройщиком. Суд не удовлетворил её требований, и тогда она обратилась к юристам «Единой России». Как утверждают сотрудники общественной приемной, Герасимова многократно получала консультации, но осталась недовольна оказанной помощью.

Другой недавний случай. На площади Ленина в центре Брянска местный житель устроил акт самосожжения в знак протеста против бездействия полицейских. Самоубийцей оказался 52-летний предприниматель Вадим Кибальчич. Он был неудовлетворен результатами расследования по делу, где выступал в качестве пострадавшего от мошеннических действий неких лиц. Проведя собственное расследование, бизнесмен предоставил полицейским имена мошенников и убедительные, на его взгляд, доказательства преступления, но в возобновлении расследования ему было отказано. Тогда доведенный до отчаяния мужчина объявил голодовку, и поскольку она не возымела действия, вышел на площадь с бутылкой горючей жидкости, облил себя и поджег.

Подобные происшествия местная власть обычно трактует как бытовые. Самое простое и соблазнительное - усомниться в такой трактовке, увидеть в ней стремление затушевать подлинную подоплеку трагедии. Однако известная осмотрительность, с какою правоохранительные органы в регионах оценивают такие ЧП, предлагая не искать тут политики, кажется мне нелишней. До массовых самосожжений еще не дошло, но голодовки, изнурительные, до обмороков, случаются все чаще. Только и слышно: там кто-то поджег себя, тут объявили голодовку… И общественное сознание, хронически воспаленное митингами, забастовками, межнациональными распрями, спокойно принимает подобные происшествия, все реже находя их чрезвычайными. Крайние формы протеста стали обиходными, едва ли не вошли в быт.

Первые сообщения о голодовках протеста (они начали входить в «моду», кажется, в 1987-м), вспомните, нас потрясали. Именно потрясение есть здоровый общественный отклик на всякой насилие, в том числе и совершаемое над самим собой. Теперь же такие известия поступают как сводки погоды. Это привыкание к крайним способам выяснения отношений гражданина с властью столь же опасно для общества, как для больного - пристрастие к сильнодействующему медицинскому снадобью.

Разумеется, голодовка - не лучший способ донести до власти свои требования. И не только потому, что это опасно для здоровья. Это еще и непродуктивно. Нигде в мире не отправляют в отставку президента, не смещают главу правительства и не распускают парламент только на том основании, что этого, отвергая пищу, требуют, предположим, десяток шахтеров или железнодорожников. Любые протесты и требования, замешенные на игре со смертью, практически нигде и никогда не достигают сиюмоментных целей. Но в том-то и состоит природа таких акций: они всегда - вызов возможному. Зачем, в самом деле, игрой со смертью добиваться того, что и так достижимо, поддается нормальному, естественному ходу вещей. И, разумеется, никто из голодающих, если есть в нем хоть капля рассудка, всерьез не рассчитывает на полное, неукоснительное выполнение своего ультиматума. Торжествует известный принцип: требуй невозможного - получишь максимум.

Допустимость и даже необходимость политики не на жизнь, а на смерть впечатаны в наше сознание фольклорным: «И как один умрем в борьбе за это!» Осознаём ли хоть теперь самоубийственный пафос этой революционной классики, сотворенной «варварской лирой»?

Воспитанию безоговорочной готовности пасть жертвой в борьбе роковой в 20-е годы немало поспособствовали и романтизация человеческой гибели во имя светлого будущего, и разрыв с церковью, осуждающей самоубийство, какими бы идейными мотивами оно ни диктовалось. И, кстати, уже тогда обнаружилось, что террор и самотеррор - близнецы-братья. У них один и тот же источник питания - презрение к человеческой жизни, к свободной и независимой личности. Действительно, кому не дорога своя жизнь, тому дорога ли чужая?

Гюстав Лебон, французский социолог середины XX века, исследователь психологии народов и масс, писал о людях, свихнутых на какой-то идее: «Как бы ни была нелепа идея, которую они защищают, и цель, к которой они стремятся, их убеждения нельзя поколебать никакими доводами рассудка. Презрение и преследование не производят на них впечатления или же только еще сильнее возбуждают их. Личный интерес, семья - все ими приносится в жертву. Инстинкт самосохранения у них исчезает до такой степени, что единственная награда, к которой они стремятся, это мученичество».

Отказ от политики, допускающей игру со смертью, достигается не заявлениями и декларациями, а иной раз простым проявлением благоразумия. Но политический фанатизм недоступен для здравых рассуждений, сколь бы основательны они ни были. Эта свихнутость на какой-то одной идее при нашей чахлой многопартийности творит разрушительную работу. Тогда как богатство и разнообразие идей - не только признак здорового общества, но и залог его безопасности.

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Поколенческий разрыв является одной из основных политических проблем современной России, так как усугубляется принципиальной разницей в вопросе интеграции в глобальный мир. События последних полутора лет являются в значительной степени попыткой развернуть вспять этот разрыв, вернувшись к «норме».

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net