Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

02.12.2013 | Татьяна Становая

«Восточное партнерство»: региональный клубок интересов

28-29 ноября в Вильнюсе прошел саммит «Восточное партнерство», в котором приняли участие представители ЕС, с одной стороны, и представители Украины, Молдавии, Армении, Азербайджана, Белоруссии (была представлена министром иностранных дел) и Грузии, с другой. Соглашение об ассоциации с ЕС парафировали Молдавия и Грузия, Армения выбрала присоединение к Таможенному союзу, а Украина отказалась подписывать соглашение. Президент Украины Виктор Янукович заявил о необходимости продолжить переговоры в трехстороннем формате (вместе с Россией, что неприемлемо для ЕС), а в ЕС надеются вернуться к вопросу подписания в первой половине следующего года. Тем временем в Киеве началось жесткое противостояние между властью и оппозицией, вызванное отказом Януковича подписать соглашение и разгоном Евромайдана. Таким образом, события начали приобретать «революционный» характер.

Нынешний саммит «Восточного партнерства», третий по счету (мероприятия проводится раз в два года) должен был стать знаковым. На нем планировалось парафирование ключевых документов об ассоциации ЕС, Молдавией, Грузией и Арменией, а с Украиной ожидалось подписание этих документов. Три из названных стран (за исключением Грузии) подверглись в той или иной степени давлению со стороны Москвы. Президент Армении Серж Саргсян после сентябрьских переговоров с Владимиром Путиным заявил о подготовке к вступлению в Таможенный союз, что стало полной неожиданностью и для Европы, и для армянской элиты. Парафирование соглашения с ЕС было сорвано: Брюссель заявил, что одновременное участие в двух интеграционных проектах невозможно. В итоге Саргсян на саммит все же приехал, выступив с весьма теплой оптимистичной речью в адрес ЕС, пытаясь оставить европейскую дверь максимально открытой. Он заверил в готовности Армении двигаться по пути реформ, бороться с коррупцией и развивать открытую экономику, но при этом признал, что механизмы сближения с ЕС должны носить такой характер, чтобы гармонизировать с другими интеграционными устремлениями Армении. Иными словами, Саргсян подтвердил приоритетность Таможенного союза, присоединение к которому станет одним из предметов предстоящего визита в Ереван президента России Владимира Путина.

Однако отказ Армении от подписания оказался далеко не таким чувствительным как отказ Украины: официально решение было принято премьер-министром Николаем Азаровым (причем оно сразу же было оппозицией оспорено в суде). До самых последних минут сохранялась интрига: ряд европейских политиков рассчитывали, что Янукович пересмотрит эту позицию то ли под давлением «евромайдана», то ли из-за страха испортить отношения с ЕС (отсюда и заявления со стороны Литвы и Польши, что второго такого шанса не будет). Однако у ведущих стран Западной Европы иллюзий не было: канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что ожидать изменения позиции Украины не стоит.

Проект «Восточное партнерство» (инициатива Польши и Швеции, поддержанная США и странами Балтики) носит скорее геополитическое значение, нежели торгово-экономическое. Точно так же и для самой Украины подписание соглашения было, скорее, политическим решением – как первый шаг на крайне трудном пути евроинтеграции, обусловленном болезненными реформами, непопулярными мерами в социальной и экономической сфере, неблагоприятными условиями для украинского производителя. В частности, Украина брала на себя обязательства отменить импортные и экспортные пошлины с обеих сторон, перейти на европейские технические регламенты, отказаться от ГОСТов, субсидирования производства украинских товаров. В газовой сфере сохранялось традиционное требование по модернизации украинской ГТС, а также либерализации рынка газа и выравнивании внутренних и экспортных цен на газ. Таким образом, экономический компонент соглашения был чреват внутриполитическими проблемами – но в то же время европейское будущее (хотя бы и в отдаленной перспективе) выглядит привлекательно для модернистских групп общества, а без реформ в экономике объективно невозможно развитие торговых отношений между Украиной и ЕС. В начале ноября Киев потребовал от ЕС 160 млрд. евро на исполнение всех этих требований, и получил закономерный отказ. Платить за ассоциацию могли бы только страны Западной Европы, для которых на сегодня приоритетными остаются отношения с Россией, а первоочередными в повестке дня – собственные финансово-экономические проблемы.

Сейчас уже трудно понять, намеривался ли Янукович в принципе подписать соглашение об ассоциации с ЕС в Вильнюсе, или это была тактическая игра с Россией – с целью выторговать, прежде всего, пересмотр газовых контрактов. Однако в любом случае в экономическом и геополитическом плане Украина оказалась в наиболее уязвимом положении. ГТС требует многомиллиардных вложений, дефицит государственного бюджета по итогам 2013 года достигнет 4,7-5% ВВП, утверждает советник президента Украины Роман Шпек. Цена на газ для Украины – выше европейских – почти 410 долларов за тысячу кубометров, причем с учетом скидки в 100 долларов, которая предоставляется как часть договоренностей 2010 года, предусматривавших дисконт по газу и продление военно-морской базу РФ в Севастополе (так называемое соглашение «газ в обмен на флот»). Долг за газ при этом, со слов Владимира Путина, уже достиг 10 млрд. долларов. В такой ситуации ЕС и Россия предлагают разные рецепты. Брюссель убеждает, что без структурных реформ экономику Украины ждет коллапс. А Россия обещает скидки на газ и дешевые кредиты.

В такой ситуации Януковичу пришлось взвесить все риски. На чаше весов в пользу отказа от ассоциации были политические риски, связанные с протестами оппозиции. В Киеве происходит консолидация оппозиционных сил, десятки тысяч людей вышли на Майдан Незалежности, требуя продолжения евроинтеграционных процессов. В Вильнюсе на самом высоком уровне были приняты лидеры оппозиции – Арсений Яценюк, Виталий Кличко, Олег Тягнибок. Януковичу неизбежно придется столкнуться с падением своего рейтинга, а оппозиции получит шанс активно играть на провале «европейской мечты». По данным Киевского международного института социологии, если бы президентские выборы проходили в ноябре 2013 года, и в бюллетень для голосования не была включена экс-премьер Юлия Тимошенко, то за Януковича проголосовали бы 17% избирателей. Президентский рейтинг Януковича фактически сравнялся с рейтингом Виталия Кличко, за которого готовы отдать голоса 16% опрошенных. Глава политсовета партии «Батькивщина» Арсений Яценюк получил бы 8% голосов, лидер КПУ Петр Симоненко - 6%, а лидер «Свободы» Олег Тягнибок - 4%. Если бы во второй тур президентских выборов вышли Виктор Янукович и Виталий Кличко, то лидер УДАРа победил бы с разрывом в 13% голосов.

Рост внутриполитических рисков и конкуренции с «оранжевыми» для Януковича может быть «сбалансирован» отказом от освобождения Юлии Тимошенко. Однако нынешний выбор в любом случае толкает Януковича на ужесточение режима. Обращает на себя внимание значительная активизация кампании по дискредитации в Украине против Кличко и стремление «вывести его из игры» - недавно Янукович подписал закон, согласно которому человек, имеющий право постоянного проживания на территории другого государства, не считается проживающим в Украине. Таким образом, Кличко может быть не допущен к участию в президентских выборах, так как имеет вид на жительство в Германии (а кандидатом в президенты может стать человек, проживающий в Украине последние десять лет). Правда, неясно, как в этом случае будет действовать принцип недопустимости для законов обратной силы.

Другой комплекс рисков отказа от евроинтеграции связан с Россией: судя по последним заявлениям (официальным и анонимным), Москва лишь пообещала помочь в решении газовой проблемы, однако никаких обязательств на себя не взяла. Украина рассчитывала на пересмотр газовых контрактов, однако Владимир Путин по итогам визита в Италию заявил, что контракты закончатся только в 2019 году и ни о каком пересмотре речи не идет. Для России пересмотреть газовые контракты означает «отпустить» Украину. Ведь, по сути, контракты подразумевают такие высокие цены на газ, при которых у Москвы всегда остается возможность манипулировать скидками в зависимости от сговорчивости Киева. Поэтому Москва пока выдвигает свой список «требований». Первое – это полноценное вступление в Таможенный союз, что вряд ли будет приемлемо для Украины. На сегодня Россия и Украине предлагают ЕС проводить трехсторонние переговоры о зоне свободной торговли. Однако в ЕС заявили, что интеграция с Украиной может обсуждаться только в двустороннем формате. Вступление же Украины в Таможенный союз автоматически перекроет возможность подписания соглашения об ассоциации. Однако Россия в такой ситуации готова дать новую скидку на свой газ, однако, не через подписание нового контракта, а через переформатирование схемы поставок газа. Например, предполагается, что газ будет поступать в Украину через посредника – компанию «Ostchem» Дмитрия Фирташа. «Ostchem» закупает российский газ по цене в 269 долларов за тыс. кубометров. Украина назвала оптимальной для себя цену в 300 долларов (причем без учета скидки в размере 100 долларов).

Второе требование России – доступ к управлению ГТС Украины, даже с учетом того, что России вкладывает миллиарды в строительство «Южного потока» - альтернативного пути экспорта российского газа в Европу. Сейчас Россия возобновила переговоры о создании газотранспортного консорциума, о чем заявил министр энергетики и угольной промышленности Украины Эдуард Ставицкий. Более того, для России невыгоден вариант трехстороннего консорциума (с участием как Украины, так и европейцев), который предлагал Киев – она настаивает на двухстороннем варианте.

Оба названных требования неприемлемы для Украины, делая предстоящие российско-украинские переговоры крайне тяжелыми и далеко не обреченными на успех. Однако, вероятно, Янукович счел эти проблемы менее опасными, нежели те, что предстояли бы в случае подписания соглашения об ассоциации.Собственно, на второй чаше весов оказались риски, связанные с ассоциацией, но они носили уже преимущественно финансово-экономический характер с «отложенными» негативными социально-политическими последствиями. Взятые на себя обязательства по открытию рынка и гарантированное ухудшение отношений с Россией грозило появлением огромной дыры в украинском бюджете, осложнением социального положения населения и, как следствие, – все равно падение рейтинга. Только при активном партнерстве с Европой возможности для политического маневра внутри страны у Януковича были бы гораздо хуже, чем при «дружбе» с Россией. В 2015 году Януковичу предстоят президентские выборы, и Москве выгоднее поддержать действующего лидера, даже с учетом его прагматизма, чем ожидать возвращения «оранжевых».

В то же время политическая дестабилизация в стране происходит уже сейчас. Разгон Евромайдана должен был стать сигналом оппозиции, демонстрирующим жесткость власти в стремлении не допустить «цветную революцию» по образцу 2004 года. Однако эта акция только усилила антивластные эмоции сторонников евроинтеграции, потребовавших проведения новых президентских и парламентских выборов. «Силовые» действия власти не напугали оппозиционеров, продолживших уличные акции, принявшие «революционный» характер. В воскресенье в демонстрации и митинге оппозиции приняли участие не менее 100 тысяч человек (сами противники Януковича называли цифры до полумиллиона). Протестующие, лидерами которых являются Кличко, Яценюк и Тягнибок, заняли здания Киевской городской администрации и Дома профсоюзов. Фактически приняты на вооружение технологии «оранжевой революции», причем, как и в 2004 году, оппозиция получает поддержку со стороны европейцев – в митинге в Киеве участвовали два бывших премьера Польши, Ежи Бузек и Ярослав Качинский.

В то же время разгон Евромайдана вызвал размежевание внутри окружения Януковича и Партии регионов. Появились сообщения о несогласии с разгоном Евромайдана руководителя администрации президента Евгения Левочкина, из Партии регионов вышла депутат Инна Богословская, в свое время активно действовавшая против Тимошенко и связанная с олигархом Фирташем. Украинская властная элита существенно менее консолидирована, чем современная российская, что осложняет положение Януковича – похоже, что часть элиты, поддержавшей его в 2010 года против представлявшейся на тот момент более опасной Тимошенко, предпочла бы договоренности с оппозицией. Не случайно в минувшие выходные в информационном пространстве начала обсуждаться тема создания в парламенте нового «проевропейского» большинства с участием оппозиционеров и бывших сторонников власти. В то же время Янукович и премьер Николай Азаров отмежевались от «силовиков», разгромивших Евромайдан, а начальник киевской милиции был отстранен от занимаемой должности.

Таким образом, власть не демонстрировала готовности «идти до конца» и запредельно рисковать - такое поведение свойственно украинской политическому классу в целом. Не случайно и оппозиционеры отмежевываются от наиболее радикальных участников выступлений, пытавшихся штурмовать администрацию президента – всех их называют провокаторами, стремящимися дать основания для введения чрезвычайного положения (тем более, что основания для этого есть – милиция заявила, что в штурме участвовали члены организации «Братство» во главе с Дмитрием Корчинским, которого оппозиционеры давно обвиняют в сотрудничестве с властью). В любом случае, турбулентность в украинской политике вряд ли закончится скоро.

Что же касается ЕС, то срыв подписания соглашения с Украиной стал сильным разочарованием для Польши, Литвы и евробюрократов, для которых ассоциация – это своего рода «жизненная сила» всего проекта «Восточное партнерство».

Тем не менее, в целом, саммит оказался результативным. Соглашения об ассоциации были парафированы Молдавией и Грузией. Молдавия, чья экономическая зависимость от России за последние 13 лет заметно снизилась (после первых торговых войн 2005 года), восприняла угрозы Москвы как подтверждение правильности европейского выбора. ЕС, в свою очередь, предложил Кишиневу начать обсуждение отмены виз для краткосрочных визитов молдавских граждан. Москва же, вполне возможно, поддержит коммунистическую оппозицию на выборах, которые в Молдавии состоятся уже в следующем году – и в случае ее успеха рассчитывать на то, что, как и в украинском случае, парафирование не приведет к автоматическому подписанию.

Что же касается Грузии, то тут у Москвы практически не было рычагов влияния. Более того, после завершения эпохи Михаила Саакашвили появилась надежда на улучшение отношений. Показательно, что, несмотря на парафирование соглашения об ассоциации, Россия в дни саммита приняла решение об облегчении визового режима для граждан Грузии – своего рода знак доброй воли. Похоже, что в Москве уже не рассматривают всерьез вопрос о коренном изменении внешнеполитической линии этой страны.Наконец, отдельный вопрос – это российско-европейские отношения, которые подверглись испытанию «украинской проблемой». В ЕС сам по себе проект «Восточного партнёрства» воспринимается по-разному, равно как и любые процессы, связанные с евроинтеграционными проектами. Страны Западной Европы, прежде всего, Германия и Франция, не готовы вообще говорить о членстве новых стран даже в отдаленной перспективе: еще год назад на повестке даже стоял вопрос о целостности нынешнего ЕС, переживавшего кризисный период. Поэтому для Германии и Франции «Восточное партнерство» даже в нынешнем виде – скорее «головная боль», нежели польза. По данным журналистов «Радио Свобода», Германия, Франция и Нидерланды добились изъятия из текста итоговой декларации отсылки на статью 49 Договора о ЕС, которая гласит: «Любое европейское государство, которое уважает ценности…(ЕС), обязуется проводить их в жизнь, может обратиться с заявкой с целью стать членом Союза». В прежней версии декларации упоминалось суверенное право государств-участников определять свою конечную цель в отношениях с ЕС и самим принимать решение о дальнейшем продолжении партнерства или заявить о своем желании к интеграции в соответствии со статьей 49. В новой редакции текста речь об интеграции стран «Восточного партнерства» в ЕС больше не идет, вместо этого мы видим неопределенную формулировку о том, что «участники Вильнюсского саммита подтверждают европейские устремления и европейский выбор некоторых стран-партнеров и их преданность построению глубокой и устойчивой демократии». Впрочем, даже эта форма ассоциации предполагает вполне осязаемые интеграционные элементы, приближающие страны к стандартам ЕС в экономике и, тем самым, облегчающие торгово-экономические отношения.

Помимо того, что Германия и Франция не хотят брать на себя проблемы новых будущих членов, требующих миллиарды вливаний, есть и проблема России. Показательно, что в первый день саммита в Германии была заключена «большая коалиция» ХДС/ХСС и Социал-демократической партии Германии (СДПГ). В коалиционном договоре, в его международной части, Россия стала единственной из стран-партнеров, кому посвящена отдельная глава как «крупнейшему и важнейшему партнеру ЕС». «Современная, экономически сильная и демократическая Россия — в интересах Германии и Европы», — говорится в документе. Правящие партии рассчитывают, как на углубление отношений «на уровне государств и гражданских обществ», так и на развитие отдельных инструментов и рамок взаимодействия: Совета РФ—НАТО, Партнерства для модернизации, Петербургского диалога и соглашения о партнерстве РФ—ЕС. Берлин также поддерживает перспективу либерализации визового режима для отдельных категорий граждан (предпринимателей, ученых и студентов), писал «Коммерсант».

После саммита «Восточное партнерство» Украина остается наедине со своими проблемами: протесты оппозиции, занявшей значительную часть центра Киева после «силового» разгона Евромайдана, рост внутренних противоречий в Партии регионов и позиция России, которая не намерена пересматривать газовые контракты, а за скидки выдвигает политические требования. Для российско-европейских отношений нынешний саммит – скорее всего, одна из очередных неприятностей, которая будет преодолена и забыта в рамках более широкого комплекса двусторонних проблем и разногласий. Тем не менее, в стратегическом плане нынешний саммит может значить гораздо больше, чем даже «оранжевая революция» в Украине в 2004 году: он показал, что Россия может удерживать в сфере своего влияния только страны, находящиеся в критической зависимости от нее, причем используя методы принуждения.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net